Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Джон Теффт: Горжусь, что США дают людям приют. И россиянам в том числе


Джон Теффт // предоставлено пресс-службой посольства США в Москве

Посол США в России в интервью Sobesednik.ru рассказал, как его страна помогала и помогает тем, кто нуждается в убежище.

В среду, 20 апреля, в Большом зале Московской консерватории выступит ее Камерный хор, отмечая 20-летие коллектива. Программа шикарная: «Буэнос-Айрес» Палмери (танго-месса для меццо-сопрано, смешанного хора, бандонеона, фортепиано и струнного оркестра), а также «Аргентинские танго» Пьяццоллы.

А ровно тридцать лет назад, в тот же вечер 20 апреля, в том же зале состоялся совсем другой концерт. Тогда, в 1986 году, в самом сердце столицы играл «пианист века» — Владимир Самойлович Горовиц, советский эмигрант. Имя его у нас незаслуженно забыто, его не проходят в музыкальных школах даже на уроках истории (знаю, училась) — возможно, отчасти потому, что он так рано уехал в Америку, так много творил там и так поздно, почти под конец жизни, вернулся на Родину.

Горовиц родился в 1903 году в Киеве. Закончил местную консерваторию в 16 лет и сразу же, еще совсем юношей, приобрел бешеную популярность. В 1940-х величайший пианист того времени, посмотрев мир, женившись на итальянке, дочери дирижера, переезжает в США. В 1944 году получает американское гражданство. В 1982 году уходит со сцены, но... Под самый конец жизни его потянуло на Родину.

Владимир Горовиц / Dutch National Archives

А ведь этого возвращения и этого концерта, который обсуждали потом не один год, могло и не быть, если бы не посольство США в России, не тогдашний посол Артур Хартман и другие сотрудники, которые давно восхищались талантом музыканта. Как удалось все это организовать?

В преддверии знаменательной даты в посольстве состоялся торжественный прием, который посетил и заместитель госсекретаря США Джона Керри по политическим делам Томас Шеннон. Пианисты, вышедшие из той же Московской консерватории — Екатерина Державина, Алексей Любимов, Сергей Каспров, — сыграли классику — Шумана, Гайдна, Скрябина, Моцарта, Дебюсси. По окончании концерта Sobesednik.ru получил возможность поговорить о том историческом событии и о значении музыки в нашей жизни с послом США в России Джоном Теффтом.

— Я знаю о вашем пианисте Денисе Мацуеве, — посол начал разговор как истинный дипломат — с комплимента нашей стране. — Он великолепен. Что мне особенно нравится в Москве, и не только сейчас, но и когда я жил здесь в 1990-е годы, это чудесная музыка — концерты в консерватории, опера, балет. Это любимая сторона моего пребывания здесь.

— Здорово. А нам тем временем так мало известно о роли посольства США в организации того легендарного концерта Горовица у нас. Как это все случилось?

— В то время я работал в отделе Госдепартамента по вопросам СССР. Мне известно, что Горбачев и Рейган подписали договор в 1985 году, и это сделало возможным организацию концерта Горовица здесь. Люди как в России, так и в Америке были очень рады, потому что многие считают его величайшим пианистом в мире и, несомненно, в США. Все с нетерпением ждали его выступления в консерватории. Там была корпорация CBS, которая решила транслировать этот концерт в прямом эфире. В американской системе телевещания очень мало классических концертов показывают в прямом эфире.

Корреспондент Sobesednik.ru и Джон Теффт / предоставлено пресс-службой посольства США в Москве

В данном случае была важна вся история — как Горовиц приехал в Америку эмигрантом, а теперь вернулся на родину в Россию. Это было очень драматично и трогательно. Это было воскресное утро в США и вечер в России. Я помню, как сидел и смотрел в полном восторге. Особенно меня потрясло эмоциональное воздействие его музыки на многих русских в консерватории. Очень много людей стояли, потому что просто хотели присутствовать. Женщины и мужчины плакали от счастья, что они дожили до того времени, когда великий Горовиц вернулся в Россию и они могли услышать великую музыку в его исполнении. Это был очень эмоциональный день.

— Не могу представить себе, чтобы Россия помогла отправить на родину в Америку какого-то американского эмигранта. Это могли сделать только США и только с нашим гражданином.

— Мы нация эмигрантов. США оказали гостеприимство целому ряду российских артистов. В частности, Ростроповичу, который приехал в США и получил политическое убежище в 1970-е годы. Он стал дирижером нашего Национального оркестра и равно знаменитым как в Америке, так и во всем мире. Я горжусь этим — тем, что если граждане какой-то страны хотят покинуть ее по разным причинам, Америка всегда принимает их. Это не только россияне, но граждане из самых разных стран и социальных групп. Я горжусь, что моя страна дает приют этим людям.

— Да, и Горовица вы тоже приютили на много десятилетий. А вы лично считаете его величайшим пианистом?

— Не знаю. Я играл на трубе в молодости. Но я не музыкант и не так сильно разбираюсь в музыке, хотя собирал пластинки с классической музыкой. У меня замечательная коллекция Святослава Рихтера (который восхищался гением Горовица. — Авт.). Когда речь идет о таких великих музыкантах, трудно сказать, что один из них более велик, чем другой. Горовиц, конечно, был потрясающим музыкантом. Он чувствовал музыку и играл на фортепиано с большой страстью.

— Такие люди, как он, помогают останавливать холодные войны? Что думаете о влиянии культурного обмена на отношения между Россией и США?

— Считаю, что он играет важную роль в российско-американских отношениях. У нас есть общие моменты, которые делают нас ближе. Даже если в политике непростые времена, разногласия, — музыка сближает нас. Я всегда говорю после таких концертов, что, несмотря на все, русские и американцы могут создавать вместе прекрасную музыку. Когда я приехал сюда в позапрошлом году, у нас выступил Игорь Бутман вместе с великим американским музыкантом Теренсом Бланшаром. Из концертов, прошедших в Spaso House, я помню лучше всего концерт в 1998 году, когда Дэйв Брубек приехал выступать в Кремлевском дворце съездов. Между двумя концертами у него был свободный день, и мы пригласили его к нам на прием в его честь. Пришли все великие русские джазмены — Бутман, [Алексей] Козлов — и играли для него. Но в конце наступил момент, которого все ждали. Брубек подошел к роялю и сыграл очень нежную балладу. Я чувствовал, что публика хотела бы, чтобы он сыграл одно из своих знаменитых произведений, например Take Five. А он исполнил балладу и пригласил на сцену всех русских джазменов. Они играли вместе примерно полчаса, и все русские группы смогли подыгрывать Брубеку, играющему на пианино. Это был еще один вечер, когда я посмотрел вокруг и увидел плачущих людей. Эти эмоции я не забуду до конца своей жизни.

На концерте выступили Екатерина Державина, Алексей Любимов, Сергей Каспров / предоставлено пресс-службой посольства США в Москве

Еще одна вещь, которую мы делаем на наших концертах: это сводим вместе молодых американцев и молодых русских исполнителей. Они упорно работают, хотя еще не достигли статуса сверхзвезд, но они с удовольствием приходят к нам и выступают вместе. Поэтому я и говорю, что русские и американцы вместе создают прекрасную музыку.

— Посещаете ли вы концерты за пределами посольства? И какие ваши любимые места в Москве?

— Меня куда только не приглашают. Я стараюсь ходить в Московскую консерваторию на концерты классической музыки в исполнении русских и зарубежных звезд. Что я еще не сделал, но собираюсь сделать, так это посетить некоторые джаз-клубы. Игорь Бутман приглашал меня много раз, но у меня сумасшедший рабочий график.

— А театры, кино?

— Мы [с супругой] ходим в Большой. Мне труднее ходить в драматические театры, поскольку мой русский не так хорош, чтобы уловить все нюансы. Меня это огорчает, я хотел бы, чтобы он был лучше. Мы смотрели мюзикл «Поющие под дождем» в «России». Кстати, в прошлом году мы устроили здесь замечательный концерт в честь Фрэнка Синатры. А до этого было представление, посвященное Синатре и Пиаф в Доме музыки. Я хотел бы ходить на такие вечера еще больше, но иногда нужно и работать, — смеется посол.

— Вы больше человек культуры, чем спорта?

— Спросите у моих сотрудников, как я люблю спорт. Они вам скажут, что я его обожаю. Особенно футбол и американский футбол.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания