Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































В "Левада-центре" предсказали рост протестных настроений россиян


Эксперт считает, что сейчас ситуация в РФ далека от взрывоопасной // Zamir Usmanov / Global Look Press

Sobesednik.ru поговорил с социологом Степаном Гончаровым о протестах в России и недовольстве власти.

23 марта в своем выступлении на Неделе российского бизнеса вице-премьер правительства РФ Ольга Голодец заявила о резком снижении доходов россиян.

«У нас обозначается очень резкое падение доходов. Резкое — и по реальному уровню заработной платы, и вообще доходов. Это все отражается на снижении покупательской способности населения, и это все отражается на розничном обороте, который сокращается, причем сокращается такими серьезными темпами», — сказала она.

Кроме того, вице-премьер обратила внимание на разницу в доходах в различных секторах экономики. Голодец отметила, что разумный подход к оплате труда — это вопрос развития и социального благополучия в стране.

Социолог «Левада-центра» Степан Гончаров обсудил с Sobesednik.ru, что значит заявление Ольги Голодец и возможны ли в России сейчас массовые протесты на фоне кризисной экономики.

Степан Гончаров считает, что до протестов в России еще далеко / Стоп-кадр / Youtube

— Это проблема, которую уже невозможно скрыть, и россияне уже сами видят на своем собственном опыте, что проблемы в экономике очень серьезные, что сейчас наблюдается — помимо очевидного роста цен — снижение готовности приобретать что-то в будущем: снижение потребительских настроений и неуверенность в завтрашнем дне. С одной стороны, мы понимаем, что есть экономический кризис, и в общем-то россияне воспринимают его как более-менее нормальное состояние для России. Тем не менее довольно существенное снижение уровня жизни выходит за рамки каких-то колебаний, привычного ограничения россиян, когда они не могут себе чего-то позволить. Сейчас ситуация еще хуже.

В последнее время появляется все больше новостей, что россияне стали очень мало тратить в магазинах и т. п. Недовольство этими моментами накапливается?

— Пока что недовольства особого мы не видим. Несмотря на большие масштабы недовольства, россияне к нему адаптируются. Поэтому мы и не видим существенного роста протестных настроений.

То есть плачевное состояние в экономике не может снизить уровень доверия к власти?

— Потихоньку уменьшается, но это не стремительное снижение. Здесь, скорее, играет роль дополнительный фактор — обеспокоенность международной повесткой. Сейчас мы вроде бы закончили свое участие в сирийской кампании, и когда Сирия уйдет из повестки федеральных каналов, то люди станут обращаться к другим проблемам, так как их ничего не сможет оттянуть, заблокировать. Скорее всего из-за этого будет дальнейшее снижение одобрения дел в стране. Мы его уже наблюдали.

Рейтинг главы государства может уменьшиться на этом фоне?

— Он несколько снизился, но не существенно. Мы видим, что уменьшилась его оценка как человека, способного решать экономические проблемы, но при этом, учитывая безальтернативность положения в политической сфере, он все еще пользуется очень высокой поддержкой — 81% россиян одобряет его действия. Будет ли кто-то другой, который сможет предложить что-то иное, довольно трудно сказать, учитывая, что каналы информационные и СМИ блокируются от альтернативных идей. Скорее всего, снижение одобрения деятельности Путина не будет очень быстрым, но если вдруг экономическая ситуация будет резко ухудшаться, то тогда могут быть неконтролируемые изменения.

Способно ли государство нивелировать разницу в доходах и устранить резкое падение зарплат?

— Думаю, что это невозможно. Сложилось сообщество, когда есть определенная узкая группа людей, получающих значительные дивиденды со своего положения, иерархии, и эта система не склонна к изменениям. Скорее, будут локальные протесты и недовольства, как с дальнобойщиками. Но это будет блокироваться вбросами денег правительством, чтобы устранить местный конфликт.

Существует ли черта, после которой может начаться социальный взрыв, массовые волнения и протесты?

— Нет, такую черту нельзя провести. Она очень ситуативна и зависит от многих других факторов: есть ли какая-то военная кампания, преуспеваем мы в ней или нет, есть ли угроза безопасности для россиян, возможно ли появление какой-то альтернативной политической силы. Много факторов, и в зависимости от их конфигураций меняется положение линии, выше которой может произойти социальный взрыв. Сейчас ее трудно провести: скорее всего, она где-то довольно высоко, потому что мы не наблюдаем значительного роста готовности протестовать. Я считаю, что сейчас ситуация далека от взрывоопасной.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания