Новости дня

12 декабря, вторник






























11 декабря, понедельник















Евгений Киселев: Лесин может быть жив, а его смерть – инсценировка


Михаил Лесин // Viktor Chernov / Global Look Press

Евгений Киселёв в интервью Sobesednik.ru привёл аргументы в поддержку версии о том, что Михаил Лесин скрывается в США.

Ранее, как писал Sobesednik.ru, судмедэксперты из США заявили, что на теле бывшего главы «Газпром-Медиа», экс-министра печати Михаила Лесина, чей труп нашли в ноябре 2015 года в американском отеле, найдены следы от ударов тупым предметом. Травмы были обнаружены на голове, шее, туловище, руках и ногах медиаменеджера. При этом судмедэксперты не смогли установить характер смерти Лесина и продолжили расследование.

Новый поворот в деле о таинственной смерти Михаила Лесина Sobesednik.ru обсудил с российским журналистом, одним из основателей телекомпании НТВ Евгением Киселёвым:

— Почему американская сторона только сейчас назвала причину смерти? Наверняка травмы на его теле были обнаружены сразу.

— Вокруг этого дела вообще много странных и непонятных вещей. Начиная с того, что господин Лесин, человек совсем не бедный и склонный к тому, чтобы жить на широкую ногу, остановился в на редкость скромном и не очень уютном отеле — между тремя и четырьмя «звёздочками». И кончая тем, что первоначальное заявление от родственников было, что он умер от сердечного приступа. Ну уж родственникам-то, наверное, должны были сообщить.

И я думаю, что любой судмедэксперт должен легко понять, когда человек умер от сердечного приступа, а когда его тело покрыто травмами, полученными от ударов тупым предметом.

Я вообще не удивлюсь, если окажется, что господин Лесин жив-здоров и находится под программой защиты свидетелей, а вся эта история с его смертью — не более чем специально затеянная американскими спецслужбами инсценировка. Во всяком случае, эти разговоры уже давно ходят в определённых кругах.

— Заявление о сердечном приступе — не было ли это просто попыткой избежать шумихи?

— Вполне вероятно. Но мне очевидно, что здесь есть некая цепочка, некая последовательность событий. В какой-то момент американский сенатор Роджер Уикер сделал заявление о том, что бывший министр правительства России, который отвечал за средства массовой информации, имеет два очень дорогих дома в престижных районах Лос-Анджелеса — в Вествуде и в Беверли-Хиллз. Причём сенатор обратился к министру юстиции и генеральному прокурору США Эрику Холдеру с тем, чтобы возбудить расследование. И я больше чем уверен, что такое расследование началось. А через две-три недели господин Лесин неожиданно уходит в отставку с поста руководителя холдинга «Газпром-Медиа» и уезжает в Америку.

Я ещё тогда написал пост, что, на мой взгляд, многие люди, узнав о том, что их привычная жизнь, которую они ценили, может быть поломана тем, что против них в Европе и Америке начинают вводить персональные санкции, предпочтут, не дожидаясь введения санкций, соскочить с корабля. Хотя ровно тогда же мои знакомые из числа людей, близких к правительственным и кремлёвским кругам в Москве, рассказывали мне, что сейчас уже просто так в отставку не уйдёшь. Если ты занимаешь высокий пост в государственных структурах, то попытка уйти в отставку без серьёзных на то причин может быть приравнена к измене, к бегству с корабля, к дезертирству.

С другой стороны, многие говорили, что Лесин тяжело болен и с этим связан его внешний вид: он действительно очень похудел и осунулся. Но одно не исключает другого. Для него это был дополнительный стимул заняться вопросом собственной судьбы, собственного благополучия.

Мне с трудом представляется, что после обращения сенатора Уикера к генпрокурору Лесин, будучи в Америке, мог не попасть в руки спецслужб. Зная его... Когда-то я очень хорошо знал покойного, и, прямо скажем, не с лучшей стороны. Михаил Юрьевич был из породы тех людей, которые абсолютно беспощадны к врагам. Но при этом умеют трогательно и нежно дружить. Поэтому о нём высказываются диаметрально противоположные мнения: люди, которые принадлежали к кругу его друзей, товарищей, партнёров по бизнесу, о нём рассказывают сладкие, трогательные, рождественские истории; а люди, по которым он, как бульдозер (это была его кличка), проехал, они знают, что он был человек жёсткий, жестокий, беспощадный, без сантиментов. При этом он был эгоист чрезвычайный: собственные жизненные интересы у него всегда были на первом месте. Он был и сибарит, и пожить любил широко и красиво.

Так вот, зная это, я думаю, что в ситуации, когда американские спецслужбы взяли его за одно место, в трудном выборе между интересами режима, которому он служил, и интересами собственной семьи он, конечно же, выбрал последнее. Вполне могу предположить, что в обмен на иммунитет от преследования ФБР он согласился ответить на ряд вопросов, поделиться с американскими правоохранительными органами и спецслужбами имеющейся у него информацией.

— Что случилось дальше?

— Может быть, об этом стало известно кому надо в Москве и за ним пришли — это было просто устранение опасного свидетеля, который заговорил. А может быть, вся эта история, повторюсь, инсценировка в рамках программы защиты свидетелей, устроенная для того, чтобы все считали, что Михаила Юрьевича на свете больше нет.

Евгений Киселёв / Viktor Chernov / Global Look Press

— Когда инсценировка завершится?

— Если это программа защиты свидетелей, то об этом мы, наверное, никогда не узнаем или узнаем, когда пройдёт много десятилетий, потому что эти программы рассчитаны не на год и не на два.

Тут очень многое сходится, а очень многое не сходится. Есть старый анекдот: человек поскользнулся, упал и 13 раз напоролся на ножик. Вся эта история про то, что он скончался от травмы, полученной от удара по голове тупым предметом, а также такие же травмы были найдены на его теле — мне трудно представить, что эти травмы были получены оттого, что он много раз падал, вставал и потом опять падал. Хотя чем чёрт не шутит — может быть, у человека был сердечный приступ и он действительно несколько раз пытался встать. Но это всё из области фантастики. Очень странно, что об этом не было объявлено сразу и почему[-то] вдруг это заявление появилось именно сейчас.

— Если он согласился на сделку со спецслужбами США, то какую информацию он им мог предоставить?

— Человек, который был министром, потом советником президента, который при этом много лет был ключевым игроком на медийном рынке, много чего знает. В том числе о разного рода сделках и денежных переводах. Я не хочу здесь высказывать никаких конкретных предположений, потому что с моей стороны это было бы неприятно. Он знаком со многими людьми, он много про них знает. Я думаю, что американцев интересуют разные вещи, включая факты коррупции в высших кругах власти в России. Их интересуют «адреса, явки, пароли», как говорит наш дорогой и любимый президент. Масса вопросов по поводу неформальных связей между высшими политиками и чиновниками: кто с кем дружит, кто кого ненавидит и далее по списку. Но всё, что я говорю, — это только гипотеза.

— Вы начали наш разговор с недорогого отеля, где обнаружили Лесина. Этот отель, как говорят, пользуется большой популярностью среди гомосексуалов. Высказывались даже мнения, что в этой истории якобы мог быть замешан любовник. Вы не рассматриваете такую бытовую версию смерти?

— Я не комментирую интимную жизнь кого бы то ни было, даже если человек мне глубоко неприятен. Но я никогда ни от кого не слышал, что у Михаила Юрьевича была нетрадиционная сексуальная ориентация.

— Но меня не его ориентация интересует, а ваше мнение о возможности убийства на бытовой почве, а не политической.

— Теоретически возможно всё. Но если предположить, что он с кем-то поссорился и его избили насмерть, то почему тогда такая секретность со стороны американских правоохранительных органов? Почему многомесячная пауза?

Кстати, обращаю ваше внимание, что похороны Лесина состоялись в Америке, а не в России. В принципе в этом есть своя логика — семья ведь живёт в Америке. С другой стороны, очень многие люди предпочитают быть похоронены на родине. Это тоже предмет для размышления.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания