Новости дня

12 декабря, вторник






























11 декабря, понедельник















Мама Карауловой: Нашла у Вари красивое белье. Разве так идут на войну?

«Собеседник» №46-2015

Варвара Караулова // семейный архив

Мама Варвары Карауловой рассказала Sobesednik.ru, как девушку завербовали и что с ней происходит после ареста в СИЗО.

Студентка МГУ Варвара Караулова, которая в июне пыталась уехать в Сирию к вербовщику, находится в СИЗО. Спустя полгода после случившегося девушку обвиняют в попытке примкнуть к запрещенной в России террористической организации ИГИЛ. Корреспондент Sobesednik.ru встретилась с Кирой Карауловой – мамой Вари, – чтобы прояснить ситуацию.

«Вербовщиков было несколько»

– Кира, как вела себя Варя, начав общаться с вербовщиком? Какой она была до и какой стала после? Говорят, отказалась от собаки, поскольку это животное в исламе считается нечистым.

– Полный бред. Собака – ее ближайший друг. Когда я предложила дочери после поступления в университет выбрать себе подарок, она принесла щенка с улицы и сказала, что это и будет ей подарок. Она безумно любит Фреки. В последнее время мы с ней ссорились из-за того, что он спит с Варей в кровати.

Поймите, Варя – обычный, загруженный учебой ребенок. Она очень любит и умеет учиться, это ее основное занятие в жизни. По характеру она закрытая, живет внутри себя. При этом застенчивая, домашняя девочка, с моей точки зрения, не приспособленная к внешнему миру. Она не привыкла к жестокости, к тому, что ее могут подставить, обмануть.

Когда она училась в 11-м классе, я беспокоилась, что у нее нет мальчика. У девушки должны быть романтические отношения. Поскольку тема эта деликатная, я не хотела ее ранить и не задавала вопросы в лоб. Знала только, что у нее появился друг – футбольный болельщик. Меня это не удивило: Варя увлекается футболом, смотрит матчи. Они общались в социальных сетях. Я такого общения не понимаю, но для молодежи это нормально.

– То есть это был реальный человек?

– Вначале фигурировал конкретный человек. Но думаю, на каком-то этапе Варя перестала ему быть интересной и он ее кому-то продал для последующей обработки. Она же человек несовременный.

Полагаю, он призывал ее к интимным встречам, а она писала ему заумные письма. У одного человека на общение не может быть столько свободного времени, а он всегда был на связи. Поэтому мне кажется, это было несколько человек – целый проект.

Кира Караулова / Андрей Струнин / «Собеседник»

– Но чем этот человек или эти люди могли Варю заинтересовать?

– У любого есть какие-то струнки, за которые его можно зацепить. Эти люди ловко вычисляют это место и начинают в него усиленно бить.

Думаю, Варя этого человека придумала, видела его через призму своего восприятия. Влюбленная женщина ведь видит все по-другому – так, как хочет видеть.

«В чемодан положила красивое белье»

– Как развивались события, когда вашу дочь вернули из Турции?

– Первые несколько часов ее вместе с отцом допрашивали в ФСБ. Я полдня просидела в аэропорту, не знала, где дочь, и никто мне не мог сказать. С этого момента мы с ними (ФСБ. – Авт.) сотрудничали. Мы прекрасно знали, что ее курируют. Варя с утра до вечера была под их контролем. Они дежурили у нас во дворе. Как только она вернулась, все ее гаджеты были перепрошиты и только после этого отданы ей в руки. Это все было при мне.

– Как вы к этому отнеслись?

– Чтобы человека вылечить от зависимости, нужно удалить предмет, который ее вызвал. Если игромана посадить в казино, что с ним произойдет? Но мы с Варей тогда искренне считали, что этих людей (вербовщиков. – Авт.) нужно найти и обезвредить. Потому что в такую беду попала не только наша семья, есть и другие девочки.

Думаю, Варю все равно посадили бы. Если бы мы отказались сотрудничать – сразу бы, а так сначала использовали.

– Есть за что сажать?

– Сейчас ей инкриминируют попытку участия в террористической организации. Оказывается, есть такая статья. Какое участие – она ехала к любимому мужчине! Я потом нашла в ее чемодане красивое белье. Разве так собираются на войну?

«Писала письма под диктовку ФСБ»

– Какую-то психологическую помощь Варе оказали? Была информация, что с вашей семьей работали психологи в рамках программы реабилитации.

– Я думаю, что никакой программы реабилитации не существует. К нам приезжали два раза какие-то психологи и о чем-то с Варей говорили. Дальше по настоянию ФСБ она была на обследовании в психиатрической клинике. После того как она вышла, ей вручили гаджеты. Приезжали к нам домой для бесед, вкладывали их Варе в руки. Я сама несколько раз видела, как она под диктовку писала письма.

Родителей и адвокатов к Карауловой не пускают, говорит мама девушки / ТАСС

– А что вы делали для возвращения Вари к нормальной жизни?

– Сначала я взяла отпуск, потом перевелась работать на полставки, чтобы не оставлять дочь надолго одну. Пыталась ее устроить на работу (Варвара в академическом отпуске. – Авт.), ее не взяли. Везде ходила с ней за руку.

Варя преподавала французский язык детям по скайпу. Я приходила с работы, мы доставали компьютер, и я садилась рядом. Ее захватили эти уроки, она придумывала задания, чтобы детям было интересно.

Мы купили ей годовую карту в фитнес-клуб, хотя для нашей семьи это существенные траты. Мы обсуждали с ней возможность проведения авторских экскурсий для глухих. Было много далеко идущих планов.

– Тогда зачем менять имя и фамилию?

– Имя Варя Караулова стало нарицательным. Народ вздрагивал, когда его слышал. Варя – человек не публичный, это внимание ей очень тягостно.

Мы с ней вместе обсуждали, какое имя лучше взять. Александра – имя Вариной прабабушки, Иванова – моя девичья фамилия. Мы вместе пошли в загс. Думаете, они там (в ФСБ. – Авт.) не знали? Да наверняка за нами шли. Никакой второй загранпаспорт, как сейчас говорят, Варя не делала.

– Но почему дело возбудили только сейчас?

– Все, что было нужно, от Вари получили. Наступил момент показать эффективную борьбу с терроризмом.

– Вас по-прежнему не пускают к дочери на свидание?

– Ни нас с Павлом (отец Варвары. – Авт.), ни адвокатов. Варя звонила мне два раза. Первый – с мобильника следователя, второй – в четыре часа дня на домашний телефон. Я чудом в тот момент была в квартире.

Сейчас она один на один со следственной группой. Я уверена, что из нее хотят выбить показания – может, не в прямом смысле, а психологическим давлением. Она же девочка... Позвонила мне: «Мама, мне обещали привезти собаку на свидание». Собаку. В СИЗО. Ну, что это?!

Другие материалы по теме смотрите в рубрике Исламизм.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания