Новости дня

12 декабря, вторник






























11 декабря, понедельник















Тайны встречи на Эльбе-2

«Собеседник» №42-2015

Советские и американские солдаты не раз встречались вдоль 38-й параллели // Александр Алешкин / «Собеседник»

Тайные детали встречи солдат США и СССР 2 ноября 1945 года на Эльбе Sobesednik.ru рассказал друг участника тех событий.

Ровно 70 лет назад, 2 ноября 1945 года, советские и американские военные встретились на территории Кореи на 38-й параллели. Этот эпизод истории имеет не меньшее значение, чем тот, что случился на полгода раньше на реке Эльбе. Но эта встреча союзнических армий как бы осталась за кадром, о ней почти ничего не известно.

Вона – тоже деньги

О случае, произошедшем осенью 1945-го на 38-й параллели, ветеран ВОВ Алексей Абрамов узнал от своего друга – капитана Владимира Эпштейна, главного героя той встречи (его уже нет в живых). В течение многих лет Алексей Сергеевич не просто хранит память о том событии. У него есть документальное доказательство братания советских и американских войск в Корее – денежная банкнота, на которой, прощаясь, оставили свои пожелания капитану Эпштейну солдаты армии США. Кроме того, Абрамов инициировал собственное расследование, в результате чего удалось установить имена всех подписантов и их судьбы.

– С Владимиром Эпштейном мы познакомились в 1947 году, – начинает рассказ ветеран. – Учились с ним вместе в Московском полиграфическом институте. Естественно, в то время почти все студенты были демобилизованными фронтовиками. Бывало, зайдешь в аудиторию и видишь сплошные зеленые гимнастерки... Уже тогда я увлекся коллекционированием монет и бумажных денег. Из ГДР я привез оккупационные марки, стал интересоваться купюрами, которые раздобыли другие ребята. Однажды спросил Эпштейна: «У тебя иностранные деньги есть?» Тот отвечает: «Да, мне подарили». Купюры достоинством 1 и 5 долларов он отдал мне. А одну банкноту – корейскую, достоинством 5 вон – оставил себе. Вот на ней-то и были написаны теплые пожелания, оставленные Эпштейну четырьмя американцами, с которыми он встретился в Корее.

Купюра в 5 вон с автографами американцев / Александр Алешкин / «Собеседник»

Пригласил американцев в персиковый сад

9 августа 1945 года, следуя соглашению, подписанному на Ялтинской конференции, СССР объявил войну Японии. В аннексированную ею Корею советские войска вошли с севера. А с юга в Корее высадились американцы, опасавшиеся, что Сталин может посадить свое правительство на освобожденной территории. Союзники, тогда достигнувшие согласия, в отличие от своих потомков, что воюют в других странах сейчас, двигались навстречу друг другу и остановились на 38-й параллели северной широты. Она стала линией разграничения: северная часть Кореи была признана советской зоной ответственности, южная – американской. Встречи военных двух стран происходили на всей 38-й параллели. Только, видимо, подкрепить рассказом сохранившиеся фотографии уже некому. Но об одной из них благодаря Алексею Абрамову мы теперь знаем наверняка.

Алексей Абрамов / Александр Алешкин / «Собеседник»

– Эпштейн мне рассказал, что однажды хмурым утром 2 ноября 1945 года над расположением его батальона послышался звук летящего самолета, – продолжает Алексей Сергеевич делиться ценными сведениями. – «Я знал, что советской авиации здесь нет, – вспоминал он. – Увидев, что самолет идет на снижение, объявил боевую тревогу». Солдаты оцепили поле, на которое приземлился американский самолет. Из него вышли четверо военных. Один из них отлично говорил по-русски. Он сказал Эпштейну: «Извините, мы, кажется, ошиблись. Где мы находимся?» «Вы находитесь севернее 38-й параллели, в советской зоне ответственности». Как рассказывал мне Эпштейн, у него был «прекрасный домик в персиковом саду», туда он нежданных гостей и привел.

Абрамов замечает, что без согласования с командованием не обошлось. Эпштейн позвонил наверх, доложил о случившемся руководству.

– Выслушав суть дела, командир дивизии приказал: «Обеспечьте должное гостеприимство и соответствующие проводы», – передает ветеран рассказ Эпштейна. – Получив добро, капитан быстро организовал застолье. Солдаты двух армий поднимали тосты за общую победу, за дружбу народов, за семьи, которые оставались дома...

Джон Гингер-младший / Александр Алешкин / «Собеседник»

«Счастья тебе, капитан!»

Отметив встречу, американцы остались ночевать у советских друзей. На следующий день Эпштейн показал им казармы, провел учебные стрельбы. Прощаясь у самолета, военные стали обмениваться сувенирами. Эпштейна, дарившего советские рубли, отблагодарили двумя долларовыми купюрами и одной корейской. На последней все четверо расписались.

«Счастья тебе, капитан!» – гласит первое пожелание. Но имя его автора с ходу не определишь.

«От одного друга – другому», – написал Филипп, чью фамилию разобрать трудно.

«Американец, который по ошибке оказался севернее 38-й параллели, а сейчас с сожалением должен возвращаться в свою армию», – оставил свой след Чарльз Эрнест, майор США.

«На память от офицера армии США Наума Креймана товарищу из Советского Союза», – написал по-русски, очевидно, бывший соотечественник.

– Я рассказал эту историю в журналах коллекционеров, – говорит Алексей Абрамов, – а спустя много лет решил к ней вернуться. Приближалось 60-летие Победы. Я подумал: «Более-менее известны имена этих американцев. Что, если найти их? Может, они еще живы и будут рады узнать, что о них хранится память в Москве?»

В США живет племянница Алексея Сергеевича – Марина. В результате поисков – через специальные службы поиска, архивы, интернет, книги – ей удалось установить имена всей четверки и узнать их судьбы.

/Кто есть кто

Филипп Дюретт / Александр Алешкин / «Собеседник»

Джон Гингер-младший

Сын Гингера-младшего, Гингер Третий, узнал подпись папы и рассказал, что отца уже нет. Но тот при жизни вспоминал, как однажды вместе с сослуживцами пересек демаркационную линию и был тепло принят советскими солдатами. После войны Джон Гингер-младший вернулся в родной Балтимор и работал адвокатом.

Чарльз Эрнест / Александр Алешкин / «Собеседник»

Филипп Дюретт

Оставил после себя (умер в 2005 году в возрасте 84 лет) 6 сыновей, 2 дочерей, 11 внуков и 27 правнуков. Старший сын Джеральд признался, что отец не любил рассказывать про войну, но дети, интересовавшиеся его фронтовым путем, все же знают его достаточно хорошо. В 1944 году Дюретт был призван в армию. Вскоре их пехотный полк перебросили на Гавайские острова, потом – на штурм японской Окинавы. Филипп Дюретт был ранен и награжден медалью «Пурпурное сердце» (боевая награда от президента США). В 1946-м вернулся домой. Работал водителем грузовика, был членом добровольной пожарной дружины.

Наум Крейман / Александр Алешкин / «Собеседник»

Чарльз Эрнест

Был пилотом легкой авиации, участвовал во взятии Окинавы. Демобилизовавшись, работал летным инструктором. Умер в 1965 году в возрасте 56 лет.

Капитан Эпштейн прошел всю войну, заслужив много наград / Александр Алешкин / «Собеседник»

Наум Крейман

Прибыл в США к родственникам 14 ноября 1939 года на пассажирском пароходе, который шел из Риги. Его дочь Синди рассказала, что на отъезде Наума из Латвии настаивала его мать, боявшаяся, что вслед за Польшей фашисты придут и в соседнюю страну, что для евреев означало одно – смерть. Отец был категорически против: верил, что их маленькому бизнесу не страшны никакие режимы. Ошибся. Расстрелянной оказалась вся семья.

Наум Крейман принял американское гражданство и пошел на вой­ну добровольцем. Знавший шесть языков, он стал переводчиком. Умер в 1991 году в возрасте 70 лет. По словам Синди, в их семье хранится целая коллекция иностранных купюр – их дарили люди, с которыми встречался отец. Среди них есть советский червонец, на котором – надпись: «Дорогому земляку в знак случайной встречи в Корее от капитана Красной армии Владимира Эпштейна. 3 ноября 1945 года».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания