Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Лидер ЛГБТ-движения: о чем Путин поговорит с Элтоном Джоном


Элтон Джон // Global Look Press

Лидер московского ЛГБТ-сообщества объяснил Sobesednik.ru, о чём Элтон Джон должен поговорить с Владимиром Путиным.

Президент РФ Владимир Путин согласился встретиться с британским певцом Элтоном Джоном, которого разыграли российские телефонные шутники. Путин позвонил музыканту и попросил его не обижаться на хулиганов: «Они люди безвредные, но это, безусловно, их не оправдывает». История с Элтоном Джоном наделала много шуму и стала отличным поводом вспомнить о проблемах секс-меньшинств в России.

Возможную встречу Путина и Элтона Джона, а также систематическое нарушение прав ЛГБТ-людей в России Sobesednik.ru обсудил с лидером московского ЛГБТ-сообщества, основателем правозащитного проекта GayRussia Николаем Алексеевым.

— История с Элтоном Джоном сыграла на пользу российскому ЛГБТ-сообществу?

— Любое заявление высокопоставленного человека, признаваемого во всём мире, — это всегда на пользу. Этот вопрос обсуждается, в том числе в СМИ. Если общество видит, что даже президент России ему звонит и обсуждает с ним такие вопросы, то ничего негативного в этом точно нет. Можно найти в этом много позитивного. Если встреча состоится, будет ещё лучше. Но мы-то считаем, что вопросы должны решаться с представителями российского ЛГБТ-сообщества. Пока никакой воли со стороны российского руководства не было, чтобы обсуждать это с российским ЛГБТ-сообществом. Это не очень хорошо. Надеемся, что на каком-то этапе эта воля появится.

— Пока кажется, что это просто показуха, игра перед Западом.

[:rsame:]

— Здесь, наверное, каждая сторона преследует свои цели. Я не вижу ничего плохого для президента встретиться с Элтоном Джоном и сделать вид, что мы никого не дискриминируем, что у нас всё прекрасно, что мы услышали эту точку зрения и что-то обсудили. Это укладывается в тот месседж, который президент Путин давал в последнем интервью американским СМИ [27 сентября для телеканала CBS], где он заявил, что у нас всё нормально с правами геев и у нас их никто не ущемляет, всё не так плохо, как пытаются представить на Западе. А для Элтона Джона это прекрасная возможность, как он говорил в интервью пранкерам, прикоснуться к одному из мировых лидеров, с ним встретиться и попить чаю. В этой ситуации все в выигрыше. Я не знаю, насколько от этого выиграет ЛГБТ-сообщество, но по крайней мере хуже точно не станет.

— Какие проблемы Элтон Джон должен обсудить с Путиным?

— Проблем огромное количество. Здесь нужно говорить о реальных нарушениях прав. У нас совершенно не соблюдаются даже элементарные права — конституционные права. Для их соблюдения не нужно никакие изменения вносить. Во-первых, это право на свободу собраний. У нас сотни публичных мероприятий ЛГБТ-сообщества запрещены за последние 10 лет. Мы выиграли в Европейском суде [по правам человека], есть решение, в котором эти запреты признаны незаконными. У нас куча таких дел лежит в европейском суде, но не изменилось абсолютно ничего: ни одного публичного мероприятия здесь провести невозможно. Как только вы поднимаете вопрос прав ЛГБТ, сразу же надо всё заканчивать.

Во-вторых, право на регистрацию организаций. У нас по пальцам одной руки, и то с большой натяжкой, можно пересчитать тех, кого Минюст реально зарегистрировал в качестве правозащитной ЛГБТ-организации. Плюс ко всему тех, кого зарегистрировали, оштрафовали за то, что они не задекларировались в качестве иностранного агента. Это что, не права человека? Не нарушения прав секс-меньшинств в России?

Николай Алексеев / Twitter Алексеева

Или свобода выражения. Приняли закон о запрете гей-пропаганды. И что этот закон изменил? Вот сейчас закрывают сообщества в «ВКонтакте» по этой причине. Оштрафовали несколько людей за публичные мероприятия. Мы оспорили этот закон в Европейском суде, мы ждём решения по этому вопросу. Даже если этот закон поставить в контексте прав детей, а также морали и нравственности, то проблема в том, что закон-то этот применяется совершенно произвольно. У нас есть постановление суда, вынесенное в сентябре прошлого года, когда мы оспаривали конституционность этого закона. Конституционный суд чётко сказал, что этот закон не может пониматься расширительно, он не препятствует проведению публичных мероприятий, общественных дискуссий по вопросам секс-меньшинств и т.д. Тем не менее запрет на расширительное толкование не исполняется.

[:same:]

Необходимо ввести запрет на прямую дискриминацию по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности, в частности, в трудовое законодательство. Этого не делается. Я не думаю, что это вызовет какие-то массовые протесты большинства населения, если такой закон будет грамотно внесён. Мы требуем, чтобы в уголовный кодекс были внесены поправки о том, что преступления, совершённые по неприязни к сексуальной ориентации и гендерной идентичности, должны являться отягчающими обстоятельствами при совершении преступлений.

Тут не идёт речь об однополых браках: до однополых браков мы будем ещё долго идти. Но если по крайне мере эти вопросы будут решены в ближайшее время, то, простите, мы сделаем просто гигантский шаг вперёд в направлении государства, в котором не ущемляются права секс-меньшинств. Тогда все поймут, что есть какие-то действия со стороны власти. Сейчас этих действий нет, ситуация только усугубляется. Сколько людей уже уехало за границу, потому что они здесь не могут ничего делать! Только выходишь на демонстрацию — вот я, например, — 10 суток ареста, 20 тысяч штраф. Вот так соблюдаются права секс-меньшинств.

— Путин между тем говорит, что проблема секс-меньшинств в России была искусственно раздута извне по политическим мотивам.

— Я абсолютно с этим не согласен. Возможно, это было на каких-то этапах, когда, например, речь шла об Олимпийских играх в Сочи. Эту тему вынесли на первый план и попытались через Олимпиаду надавить на Россию и решить эту проблему. Там действительно была кампания, которая за рубежом активно развивалась: были протесты у российских посольств, было выливание водки в канаву… Это всё было в контексте Олимпийских игр, когда понимали, что всё внимание приковано в России. Когда это мероприятие проходит, всё это исчезает.

Но сколько лет мы до Олимпиады боролись за те права, которые я перечислил?! Эти права как не соблюдали, так и не соблюдают. Кто раздувает эту проблему? Я, например, никакого отношения не имею к западным организациям, фондам, грантам. Я за всю жизнь не получал ни единого гранта. Я здесь работаю, здесь борюсь — я, что ли, раздуваю? Я не исключаю, что на Чемпионате мира по футболу в 2018 году эта тема опять всплывёт на первые полосы и будет активно использоваться для того, чтобы показать, что Россия недостойна принимать такого уровня соревнования. Я думаю, что они [российские власти] должны заранее, за два года, прорабатывать механизмы, каким образом эту проблему решать. Мировая общественность уже не проглотит пустые слова о том, что у нас всё прекрасно.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания