Новости дня

18 декабря, вторник










































17 декабря, понедельник



Как нищий Караулов чуть не умер за опального Ельцина

«Собеседник» №37-2015

Андрей Караулов, Борис Ельцин, Александр Иванов // архив
Андрей Караулов, Борис Ельцин, Александр Иванов // архив

Андрей Караулов рассказал Sobesednik.ru, как интервью, которое он брал у Ельцина, превратилось в криминальный боевик.

Полным ходом шла перестройка. Из точки А в поисках общественной поддержки выдвинулся Борис Ельцин. Из т­очки Б к вершине славы направился малоизвестный тогда журналист Андрей Караулов. Они не могл­и н­е в­стретиться: будущий президент и нынешний «т­елекиллер». Но где бы вы думали?! В редакции журнала «Т­еатральная жизнь»!

Прорвали блокаду

– Это был период информационной блокады, – рассказывает Олег Пивоваров, главный редактор «Театральной жизни» – и тогда, и сейчас. – Была дана установка – не давать возможности Ельцину выступать где-либо в прессе. Но мы сделали две публикации с Борисом Николаевичем. Первое интервью опубликовали в тот период, когда Ельцин, будучи уже изгнанным из горкома и кандидатов в члены политбюро, ездил в троллейбусе, запросто общался с прохожими на улицах. То есть вел обычный образ жизни москвича. Это была наилучшая, может быть, за все время его пребывания у власти пропаганда. Пафос материала был в заглавии: «Работать вместе». Он очень настойчиво приглашал к новому сотрудничеству Михаила Горбачева и выступал адептом его курса. Он не критиковал, а хотел вернуться в команду. Второе интервью было опубликовано уже после того казуса, когда Бориса Николаевича якобы спецслужбы сбросили с моста (тогда это было подано таким образом). Горбачевские мотивы в том разговоре уже ушли – Ельцин выступал как лидер оппозиции. После публикации этих двух материалов в редакции и произошла встреча.

Домой не пригласил

Андрей Караулов, закончивший театроведческий факультет ГИТИСа, был автором «Театральной жизни». По оценке Пивоварова, он подготовил для журнала «поразительную череду выступлений известных политиков – от Бобкова, который был на тот момент заместителем председателя КГБ, до опального Алиева». Потом эти беседы вошли в книгу Караулова «Вокруг Кремля». Интервью с Ельциным – тоже.

Встречу Караулову Борис Николаевич назначил возле своего дома. Журналист для солидности приехал на новеньких «Жигулях» друга – Александра Иванова, ведущего популярной юмористической программы «Вокруг смеха».

– Я-то надеялся, что Борис Николаевич пригласит нас к себе домой, – с ходу вспомнил Караулов. – Но не пустил. Предложил поговорить прямо во дворе, на лавочке. А я тогда был нищим: располагал только тем диктофоном, который купила мне мама в комиссионке. Аппарат лишь от сети работал. «Борис Николаевич, – говорю, – на лавочке нет розетки, я не смогу вас записать». «Что же делать?» – спросил он. «А поедем к нам в редакцию! Пять минут на машине! У меня и шофер есть. Узнаёте?» Сан Саныча Иванова в то время знали все.

Караулов едва успел позвонить в редакцию, чтобы предупредить о приезде, из уличного телефона-автомата. «Огромный Ельцин», по словам журналиста, «еле втиснулся» в «Жигули», и они поехали. Но дорога оказалась неожиданно длинной и н­ервной.

Погоня

«Где мы находимся?» – вдруг спросил своих пассажиров Иванов.

– Ельцин, который был в отличном настроении и что-то увлеченно рассказывал, оборвал себя на полуслове и в ужасе посмотрел на него. Подумал, наверное, что Саша спятил, – полагает Караулов. – А он не спятил. Просто ему показалось, что за нами... погоня! И от волнения он полностью потерялся в Москве, хотя в ней родился.

«За нами мчится КАМАЗ, Борис Николаевич, – без всякого юмора сообщил Ельцину писатель-сатирик. – Вы видите его? Он не отстает!» Иванов поворачивал направо, налево – огромный грузовик продолжал преследовать «Жигули». Казалось, еще чуть-чуть, и он впрямь подомнет под себя легковушку.

В самый напряженный момент Борис Николаевич, как вспоминает Караулов, решил разрядить обстановку. «А как вам такая мысль, Александр Александрович, – умереть за Ельцина, за демократию?» «Святое дело», – ответил Иванов и остановился у тротуара. КАМАЗ помчался дальше.

«Хотите, анекдот расскажу? – предложил Ельцин. – На пленум ЦК приходит мужик. Достает пулемет. «Кто тут Ельцин?» – спрашивает. «Вон он, вон», – кричит Лигачев. «А ну, Борис Николаевич, пригнись-ка»... и: тра-та-та»...

– Мы приехали в редакцию, где нас уже ждали члены редколлегии, – переходит к развязке детективной истории Караулов. – Мы пофотографировались, пообщались, сделали замечательное интервью...

– На фото все (зав. отделом критики Оксана Корнева, ответсек Анатолий Белкин – крайний справа. – Авт.) смотрят на Ельцина такими восхищенными глазами...

– Я сам смотрел на него восхищенными глазами! Его травили ни за что, мы все на него надеялись...

– По слухам, Иванов был близок к «семье», очень дружил с Ельциным, они едва ли не выпивали вместе.

– Никакой дружбы не было. Я их познакомил – на этом все и закончилось. Вскоре Саша умер. Он ждал, что ему дадут Госпремию, но открыл газету и своего имени в числе награжденных не нашел. Саша «развязал» и «довязался» до того, что помер.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания