Новости дня

17 декабря, воскресенье






16 декабря, суббота













15 декабря, пятница


























Повышение пенсий в 2016-м: выиграют не пенсионеры, а Минфин?


Правительство хочет увеличить пенсии на 7% // Russian Look

Правительство повысит пенсии на 7% в 2016 году. Sobesednik.ru узнал, почему от этого выиграл Минфин, а не пенсионеры.

13 августа появилась информация о том, что пенсии в 2016 году могут проиндексировать по инфляции, которую прогнозирует Минэкономразвития. Таким образом, пенсии будут повышены приблизительно на 7% (по уточнённым данным источников — на 7,1%.

Проректор РАНХиГС Александр Сафонов объяснил, как от «повышения» пенсий выиграл Минфин, а не пенсионеры, а также выразил уверенность в том, что цифра повышения должна быть значительно выше, чем решило правительство:

— У нас в соответствии с действующим законодательством пенсия индексируется по уровню текущей инфляции, так же индексируется по уровню роста заработной платы. Таким образом, производится актуализация пенсии. Сейчас принято решение индексировать пенсию по более низкому уровню. Согласно действующему законодательству.

— Сообщается, что это был компромисс между вариантами Минфина (5,5%) и «социального» вице-премьера Ольги Голодец (11,9%). И они пришли к решению 7% — как это понимать?

— Смотрите, Голодец действует в соответствии с действующим законодательством. Нам Росстат выдал уровень инфляции такой. Нам в соответствии с действующим законодательством необходимо было индексировать пенсии согласно этому индексатору. Но существует проблема у Министерства финансов, связанная с тем, что в связи с экономической ситуацией не хватает денег, средств для этой индексации. Поэтому Минфин пытается сэкономить на различных расходах. Поскольку индексация пенсии — самый существенный уровень расходов, Минфин предложил пойти по пути расчётной инфляции, которая делается в преддверии подготовки бюджета на очередной год. И расчётах Минэкономразвития там стояла цифра 5,6%.

— Выходит, на совещании просто выбрали середину?

—Да, середина такая. Конечно, в больше степени выиграл Минфин, ведь если от 11 отнять 4, получите свои 7 процентов. И только 2% Минфин.

— Даже полтора. Они же 5,5% предлагали.

— Да.

— А эта цифра — повышение пенсий на 7% — реальна с учётом нашей экономической ситуации?

— То, что принято, наверняка реально.

— Сегодня появились информация от источников из Минфина и якобы от Ольги Голодец. Но официального решения по этому вопросу пока не было. Да и цифра в 7% выглядит слишком большой в свеге всеобщей экономии.

— А вы переведите это в другую плоскость. У нас с вами 45 млн пенсионеров. Часть из них имеет уровень дохода где-то в пределах 11–12 тысяч рублей. Как вы считаете, для них очень чувствительно, 11% или 7%? Обратите внимание, что у нас возрос уровень бедности. Среди бедных, как правило, большая часть — лица, которые не имеют работы, как правило, пенсионеры. Поэтому для них дополнительные 2% — существенная часть пополнения потребительской корзины.

Теперь другой момент. Всегда идёт спор между экономистами: что выгоднее — жить за те деньги, которые зарабатываешь, или инвестировать в экономику, в том числе за счёт повышения потребительского спроса. Ведь все решения, которые связаны с потребительским спросом, потом выльются на уровень потребления товарной массы. Но, с другой стороны, она ограничивает потребительские способности населения. То есть население начинает меньше потреблять. А если население меньше потребляет, начинает страдать в определённой степени экономика. Потому что меньше покупается мяса, молока, хлеба. И, соответственно, те компании, которые их производят, начинают страдать. Это всё равно что принцип домино: начинает влиять на уровне доходов бюджетной системы.

— Цепная реакция.

— Конечно, цепная реакция выходит. Поэтому здесь очень сложный момент — выбрать наиболее рациональное решение. Чтобы, с одной стороны, не раскачивать инфляцию, а с другой стороны, не сокращать потребительский спрос и не ждать, когда он начнёт сжиматься. Ведь после этого начнёт расти безработица, долги. Ведь продукция производится длительно, потом надо это куда-то сбывать. Куда сбывать, если эта продукция не покупается? Либо отдавать по меньшей себестоимости.

— И терпеть убытки.

— Да. И от этого страдает и банковская система, которая давала кредит. То есть очень сложный такой процесс. И каждый влияет друг на друга.

— Подводя итог: Минфин выиграл и 7% — оптимальная цифра?

— Я бы не сказал, что это оптимальная цифра. Оптимальная для кого? Для Минфина — да. Для всех других — вряд ли.

Проректор РАНХиГС Александр Сафонов / стоп-кадр video-duma.ru

— Для нашей экономики тоже?

— Да, тоже вряд ли.

— А сколько нужно?

— Для нашей экономики нужна значительно более высокая цифра.

— Та, которую Голодец предлагает, или даже выше?

— Значительно более высокая цифра нужна, чем 7%. Может быть, да [цифра, предложенная Ольгой Голодец]. Просто нужно очень аккуратно подходить, будучи в нынешних условиях. Нужно помнить, что у нас в последние годы значительная доля инвестиций осуществлялась за счёт роста потребительских доходов. Повышение заработных плат бюджетников, рост пенсий. И в меньшей степени это было связано с инвестициями, которые вкладывают, например, иностранные инвесторы. Соответственно, изменение курса экономического, сокращение именно этого резерва — оно, конечно, может усугубить ситуацию.

Новости об изменениях в социальной политике России и актуальные аналитические материалы по теме читайте в разделе Пенсии.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания