Новости дня

15 декабря, пятница








































14 декабря, четверг





После смерти сына Джуна пыталась договориться с Богом


Джуна как-то сказала, что если бы не ее дар, возможно, она бы прожила более счастливую жизнь // Кирилл Искольдский

В Москве прощаются с Джуной, умершей 8 июня. Спасенный ею от лучевой болезни рассказал, как «сгорела» сама целительница.

— Я много лет проработал с Аллой Борисовной Пугачевой. Мы много где ездили. И были как-то в Чернобыле, когда там еще был открыт реактор, — говорит заслуженный артист Российской Федерации, певец, музыкант, композитор, режиссер Александр Левшин. — Я тогда получил облучение. И в 89-м году уже начал умирать. Врачи за меня не брались. Жена моя тогда сказала, что нужно обратиться к Джуне. Приехал я к ней и рассказал, что умираю. Джуна посмотрела меня, руки надо мной подержала и сказала, что я не умру: «Жить будешь, но твоим лечением заниматься буду я». Как сейчас помню, она все руками надо мной водила, а потом своим кулачком ударила мне по спине. И из меня вылетела жидкость такая мутная. Вот до сих пор живу. Болезнь не ушла, но она оказалась несмертельной.

Джуна для меня — друг, сестра, спаситель. Ближе нее, кроме семьи, в моей жизни человека не было. Она необыкновенной души человек, — объясняет музыкант.

Джуна до смерти сына Вахтанга и Джуна после его смерти — это два разных человека, говорит Александр Леонидович:

— В последнее время она жила мечтами. Она делала невероятную для человека попытку договориться с Богом. Все эти годы она оплачивала мобильный телефон Вахтанга — она его положила в гроб сыну. Она ему звонила и даже переживала, что телефон разрядился. «Хочу поговорить с ним», — часто говорила Джуна. У нее накопилась усталость, нервы. Она каждый день принимала людей, помогала им бесплатно. Она как-то сказала, что если бы не ее дар, возможно, она бы прожила более счастливую жизнь. Она сгорела буквально за 2,5 месяца.

Джуна и Александр Левшин / личный архив

Для меня Джуна — эталон человека внутренне чистого, — говорит Александр Левшин. — Таких, как она, я в своей жизни больше не знал. Я ее люблю.

Накануне похорон Левшин снова побывал в доме целительницы:

— Она для меня не умерла. Она живет в моем сердце. Мы с ней почти 30 лет дружим. Я к ней всегда приезжал ближе к вечеру. Сегодня ее последняя ночь дома. Я бы не хотел ничего менять, поэтому сейчас еду к ней, — рассказал он вечером накануне похорон.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания