Новости дня

11 декабря, вторник



































10 декабря, понедельник










Виктор Ященко: Мы разгадали тайну "снежного человека"


Виктор Ященко // личный архив Виктора Ященко
Виктор Ященко // личный архив Виктора Ященко

Писатель и геодезист Виктор Ященко о загадках тайги, невероятных историях выживания и схватках с медведями-шатунами.

3 июня празднует свое 80-летие Виктор Романович Ященко, бывший начальник Главного управления геодезии и картографии при Совете министров СССР, а теперь еще и автор 14 книг о тяжелейшей работе геодезистов в сложнейших природных условиях (тайга, степи, Крайний Север и т.п.) Более 900 человек погибло во время работ по составлению карты страны. Кто-то замерз в тайге, кого-то задрали медведи-шатуны, кто-то не смог выбраться из-под снежных завалов…

— Виктор Романович, какой рассказ Вам самому кажется нереальным?

— Примерно половина из написанных 500 рассказов. Если бы режиссеры сняли фильмы по ним, зрители бы сказали: «Ну, этого не может быть», а ведь все это было на самом деле. Чтобы читатели не приняли это за вымысел, всегда указываю фамилии реальных людей, хотя поверить во все это невозможно! У меня, например, есть рассказ «Считали погибшим», кстати, этот заголовок подходит ко многим историям. Например, у Василия Федоровича Колесняка сломалась рация, он не смог выйти в назначенное время к месту приземления вертолета. Коллеги пытались найти товарища, но в тайге это нереально. Через три месяца все поняли, что ждать его уже бесполезно, и устроили поминки. Представляете чувства сидевших за столом, когда дверь на базу партии отворилась, и вошел «покойник» собственной персоной — исхудавший, обросший, но живой! Причем, он не просто выбирался из тайги, но и по пути проводил геодезические работы.

Возведение лабаза / личный архив Виктора Ященко

— А чем же он питался 3 месяца?

— Дело было летом, поэтому он собирал грибы, ягоды, ловил рыбу, когда встречались речки на пути.

Гораздо меньше повезло начальнику экспедиции Александру Ивановичу Татаренкову, который… перезимовал в одиночку в тайге. В последний день полевого сезона он закончил свою часть работы раньше коллег, подошел к месту встречи на берегу озера, положил инструменты в лодку, туда же бросил кепку, и тут вспомнил, что забыл журнал наблюдений на холме, где проводил работы. Побежал туда, забрал журнал и поспешил назад. Камушек выскользнул из-под ноги, геодезист упал и сломал ногу. Тем временем сильным порывом ветра вырвало колышек, за который была привязана лодка, её отнесло на середину озера, кепку тоже сдуло, она плавала на воде. Вернувшиеся коллеги увидели все это и решили, что Александр Иванович утонул — все знали, что он не умел плавать. А начальник экспедиции в это время лежал без сознания на вершине. Очнулся он, услышав гул вертолета: понял, что его ищут на дне озера, но никак не мог подать знак — ракетницу он оставил в лодке, спички тоже остались там, поэтому даже костер разжечь не мог. Разорвал рубашку, полученными бинтами примотал сломанную ногу к срезанной ветке, и с такой «шиной» пополз вниз. Путь занял несколько дней, полз он ночами, чтобы не замерзнуть, а днем спал. Очень хотелось пить, спасала брусника, попадавшаяся иногда на пути.

Тяжелые будни геодезистов / личный архив Виктора Ященко

Когда он дополз до озера, угли костра, который жгла поисковая экспедиция, были еще теплыми… Он увидел крест со своей фамилией. Спасло геодезиста то, что кто-то из коллег забыл на берегу плащ и сумку с остатками продуктов. На них он продержался, пока несколько дней, соорудив себе костыль, по уже выпавшему снегу ковылял до базы партии. Там тоже оставался небольшой запас продуктов, но совсем мало. Он утеплил палатками маленькую баню, дом базы партии пришлось разобрать на дрова, потому что со сломанной ногой он не мог заготовить себе на зиму дрова, таская их из леса. Наловил и заморозил рядом со своим убежищем рыбы, пока река не замерзла. Однажды его тайник обнаружила стая волков, они стали разгребать снег, пытаясь вытащить и съесть все запасы рыбы. Оружия у Александра Ивановича не было… Он выхватил из печи горящее полено, выскочил с диким криком и метнул головешку в стаю.

Геодезист понимал, что если волки на него набросятся, то защититься он не сможет. Но остаться на зиму без еды было тоже смертельно. К счастью, стая испугалась и убежала. Однажды геодезисту повезло — в приготовленную им ловушку попались соболи, мясо он съел, а шкуры использовал для утепления своего убежища. Когда весной прилетел вертолет с очередной экспедицией, Александр жег в печке последние дрова, а еда у него закончилась несколько дней назад…

Восстановившись после этой зимовки, Александр Иванович еще продолжал работать в экспедициях. А потом как-то во время отпуска утонул в озере. На этот раз, увы, по-настоящему.

— А снежного человека случайно геодезисты не видели?

— Видели. И у меня есть об этом рассказ. Членам одной экспедиции местные жители рассказали о снежном человеке, который живет в лесу. Геодезисты нашли его берлогу, ловушки для зверей, «морду» для ловли рыбы и даже пару раз видели издалека огромное волосатое чудовище, встречали его следы на снегу. Но поскольку великан никому не причинял вреда, оставили его в покое. И даже разгадали эту тайну. Выяснилось, что в одной из местных деревушек жил очень высокий, сильный, выносливый парень, он был прекрасным рыболовом и охотником. Мать не могла нарадоваться на сына. Во время войны его забрали на фронт. После победы юноша вернулся в родную деревню и узнал, что его дом сгорел, старенькая мать не смогла выбраться из пожара… Больше его никто не видел, а через какое-то время неподалеку объявился «снежный человек». Парень, перенесший тяготы войны, не смог справиться с гибелью матери.

Перед отправлением в дальний путь / личный архив Виктора Ященко

— И с войной ваши рассказы связаны?

— Очень опосредованно, основные работы по созданию карты проводились в 50-60 годы, но эхо войны долетало и в эти времена. В маленьком сибирском городке начальник геодезической партии Иван Колесник сдавал на почте секретное письмо с результатами изысканий. Сначала ему бросилось в глаза то, что у почтальона нет одного пальца на руке. Присмотревшись внимательнее, он узнал работника почты.

Когда-то, будучи еще мальчишкой, Иван оказался в оккупированном фашистами селе. Не столько односельчане натерпелись от немцев, сколько от своего соседа, ставшего старостой. Он пытал и расстреливал женщин, детей. На глазах у Ивана и его старшего брата предатель убил их мать. Брат бросился на старосту и откусил ему палец, брата застрелили тоже, а староста так и остался без пальца. Даже спустя несколько десятилетий Иван помнил лицо негодяя, и ни с кем не смог бы его спутать. Он рассказал эту историю в милиции, за почтальоном установили слежку, и выяснили, что предатель, скрывшись в небольшом сибирском городке, готовился уехать за границу, но не с пустыми руками.

Пользуясь своим служебным положением, он вскрывал секретные письма, переснимал содержимое, и собирал эти данные. Вместе с сообщником он планировал проникнуть на корабль, плывущий в дальние страны. Когда во время задержания преступника геодезист напомнил старосте этот эпизод, тот сказал: «Всех надо было тогда убить, не успел…»

Река Иедыгем / личный архив Виктора Ященко

— У всех тайн в ваших рассказах есть разгадки?

— Нет, были и необъяснимые факты. Однажды геодезисты наткнулись на избушку, она была настолько старой, что даже перед дверью выросло дерево. Срубив его, и войдя внутрь, геодезисты увидели скелет в кандалах. Стало понятно, что здесь жил бежавший еще в царские времена арестант. Как он, в кандалах, добрался до этого глухого места, до которого геодезисты добирались лишь вертолетами, было не понятно. Но это еще не все — оказалось, что он там жил не один, а с какой-то женщиной, могилу которой нашли неподалеку.

Быт, судя по всему, у них был обустроен — геодезисты нашли пчелиные соты, самодельные ловушки для зверей, приспособления для ловли рыбы. Но нигде никаких документов, записей. Так и осталась не разгаданной эта тайна, что это были за люди, и как они туда попали?

— А с медведями часто приходилось сталкиваться?

— Я 10 лет в начале своего трудового пути провел в геодезических экспедициях в Сибири и на севере. Конечно, с хозяевами тайги встречался. Чаще всего мы расставались мирно. Но иногда попадались медведи-шатуны — те, которых кто-то и что-то разбудило во время спячки, вот они были очень опасны.

Очень важно было знать какие-то особенности хозяев тайги. Иногда это незнание оборачивалось трагедией. Например, медведица по очереди выследила и растерзала всех членов экспедиции, в том числе будущую мать — выяснилось, что медведицы ненавидят беременных. А однажды геодезисты даже помогли страшному зверю. Им надо было проводить исследования на берегу реки, но вокруг бродила медведица со страшным ревом, пугая экспедиционных собак и лошадей. Оставаться было опасно, но работа оставалась не выполненной. В результате геодезисты разгадали причину такого поведения зверя, увидев труп медвежонка под обрывом у реки. Скорее всего, малыш играл у крутого берега реки, сорвался и разбился об острые камни. Медведица и достать его оттуда не могла, и уйти с места трагедии тоже. Тогда геодезисты придумали хитрое сооружение, которое помогло вытащить труп медвежонка, положили его поодаль. Пришла медведица, схватила его и убежала, больше первопроходцы ее не видели и не слышали.

— Да, действительно, ваши рассказы кажутся нереальными… Поздравляем с юбилеем и ждем новых книг!

Татьяна Ворожцова

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания