Новости дня

23 января, вторник

22 января, понедельник






























21 января, воскресенье














Дворянское собрание. Как школу спасли балами и французским

«Собеседник» №19-2015

«Смуглянку» в этой школе поют на французском // Андрей Струнин / «Собеседник»

«Собеседник» побывал в уникальной школе во Владимирской области, которая бесплатно делает из сельских детей дворян.

Школа в селе Марково Владимирской области должна была загнуться, как сотни таких же по всей стране, но неожиданно стала самой популярной в округе. Это теперь не школа, а целое дворянское собрание, где учат этикету, дают балы и говорят по-французски.

Светские рауты в сельской глубинке

Школа в Марково совершенно не выглядит элитной – обычная сельская. Двухэтажное каменное здание без ремонта, в полу трещины, от стен отваливаются куски штукатурки. Но в нее не попасть: в 9-х классах учатся 140 человек. Могло бы больше, да школа физически не может принять всех желающих.

В Марково вовсе не случился демографический бум, всего 6 школьников – местные, марковские, а остальные из соседних деревень, поселков и городов. Детей сюда возят даже из самых отдаленных мест.

Марковская школа не всегда была такой популярной. В 1985 году, когда пришел нынешний директор, а тогда выпускник физмата Орехово-Зуевского педагогического института Юрий Карпунин, картина была традиционная для села: на 5 учеников – 6 педагогов.

– Выбор у нас был такой: либо уходить, пока мы еще молодые, умные и красивые, либо делать школу привлекательной, – объясняет Карпунин. – Становление любого коллектива – как формирование жемчужины. Нужна была песчинка – идея.

Песчинкой стал французский язык. В сельскую школу одновременно с Карпуниным пришла «француженка» Нина Фомина. Молодая учительница должна была лететь на практику в Алжир, но поездка сорвалась, и Фомина попала по распределению в Покровский район. Начали с того, что создали культурно-исторический кабинет дружбы России и Франции и стали ставить спектакли на русском и французском языках.

– В постановке по мотивам «Белоснежки и семи гномов» для погружения в атмосферу использовали элементы бала и поняли, что это интересно, – вспоминает Карпунин.

Школьники на репетиции / Андрей Струнин / «Собеседник»

В начале нулевых в школе появился еще один человек – учитель биологии и по совместительству председатель Воронцовского дворянского общества Владимир Алексеев. Как говорится, совпало. Первый настоящий бал, с историческими костюмами и танцами, какие были популярны в XVIII веке, в Марково (где меньше сотни жителей) прошел 15 лет назад.

«Надо быть чуть выше других»

Теперь балы тут дают стабильно дважды в год – осенью, накануне Дня учителя, и рождественский. Плюс выездные – ученики и учителя участвуют в раутах, которые во Владимире устраивает дворянское собрание. В школу регулярно приезжают преподаватель из Франции и французы из российского филиала завода «Мишлен», что находится в соседнем Орехово-Зуевском районе.

– У нас нет такого, что балы и французский – сами по себе, а действительность – сама по себе, – объясняет свою концепцию Карпунин. – Погружаясь в ту атмосферу, дети понимают, что есть другой уровень общения. Был у нас паренек марковский. Дед пьяный его топором гонял, ночевал он на сеновале. После того как он занялся танцами, стал себя уважать. Сейчас – подводник.

Чтобы станцевать на балу, не хватит пары занятий и десятка разученных движений. Поэтому школьников с первого класса учат, например, языку веера, которым они потом пользуются в обычной жизни. Прикрыла тетрадью рот – дала понять, что разговор деликатный и состоится позже не при свидетелях, отвела тетрадь рукой от груди – намекнула, что больше общаться не желает.

– Пару лет назад на переменах в коридоре можно было увидеть, как старшие дети отрабатывают менуэтный шаг с младшими, – рассказывает Нина Фомина. – Сейчас такого уже нет – все научились.

В Марково вообще особая атмосфера, такая редко бывает в больших городских школах. Тут абсолютно все знают друг друга в лицо и здороваются – так, как нигде больше не услышишь.

– Школа, с нашей точки зрения, – продолжение дома и семьи, – говорит Карпунин. – Мы говорим это каждому, кто к нам приходит. Вот это – твоя парта, твои товарищи, и только от тебя зависит, что будет дальше. С тех пор как я здесь, в школе не разбили умышленно ни одного окна.

Тут не курят. Условия жесткие: попался с сигаретой, необязательно на школьной территории, – две недели без занятий. Застукали повторно – до свидания. О спайсах и алкоголе речь вообще не идет – такого в школе не припомнят.

Карпунин и его коллеги сделали из обычной сельской школы элитную / Андрей Струнин / «Собеседник»

– Много где курят, а у нас нет, – говорит девятиклассник Саша. – Надо быть чуть выше других, интеллигентней, что ли.

Еще немного добавить – и в Париж

У местных учителей принцип: с родителей – ни копейки. Платить приходится только за бальные костюмы (но можно и сшить самостоятельно) и за школьный автобус, но это не в школе придумали, решение губернатора. Остальное – бесплатно. Родители ни разу на балы не скидывались.

Школа находится на подушевом финансировании, когда средства из областного бюджета идут вслед за учеником. Учебники, методическая литература, зарплаты учителям – деньги на это закреплены, на остальное не хватает. Деревянные рамы не меняли с 1939 года, когда на месте сгоревшей избушки построили новое здание. Помогают, как водится, спонсоры – например дачник из Ханты-Мансийска, руководитель нефтегазовой компании, в разгар кризиса 2008 года выделил 3 миллиона рублей, на которые построили котельную и заменили трубы. В этом году дал деньги на гранты для учеников – отметить тех, кто проявил себя ярче других.

– Мы были в шоке, – говорит Карпунин. – Гранты по 40, 30 и 20 тысяч рублей.

Еще немного добавить – и можно махнуть в Париж. Гранты вручили 25 мая на последнем звонке, по случаю которого в сельской школе с дворянским уклоном, как водится, дали бал.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания