Новости дня

14 декабря, четверг













































Ирина Хакамада: Мы живем в трагические, переломные времена

«Собеседник» №17-2015

Ирина Хакамада // Андрей Струнин / «Собеседник»

Политик Ирина Хакамада объяснила, как полюбить себя и побороть мужа-деспота, а также рассказала о главных мечтах жизни.

Не так давно Ирина Хакамада отметила большой юбилей. Дата вполне «взрослая», а все удивляются: Хакамада почти не изменилась внешне за минувшие десятилетия. А внутренне?

В последние годы она отошла от государственных дел и теперь ведет бизнес-тренинги и мастер-классы для тех, кто в поиске себя. «Собеседник» поговорил с Ириной Муцуовной о том, в чем она сама нашла себя, когда оставила политику.

«Чтобы писать хокку, надо быть японцем»

– Вам нравятся свои дни рождения?

– Не очень. Первое желание было – уехать из страны.

– Совсем?

– Только на юбилей. Если бы возникло желание уехать совсем, я бы давно уехала. Но по поводу дня рождения друзья сказали, что так нельзя – они привыкли, что я каждый раз всех собираю. Среди них нашелся спонсор, который сказал: делай, что хочешь, я все оплачу.

– И что вы сделали?

– Я придумала вечеринку «Светлая сторона Луны». Моя любимая группа – Pink Floyd, у них есть альбом «Темная сторона Луны». Но поскольку нужно быть оптимистом, я решила, что у меня будет светлая сторона. Вечеринка была в стиле 20-х годов XX века. Мы живем в XXI веке, но тоже в начале – в трагические, переломные времена – и не понимаем, что будет с нами в будущем. Такое вот у меня было поэтическое настроение.

Ирина Хакамада в молодости / архив ИД «Собеседник»

– Давно хочу спросить: вы говорите по-японски?

– Нет, не говорю. Мой отец принципиально меня не учил. Он был революционером, который мечтал построить сталинскую Японию, поэтому попросил убежища у Сталина, получил гражданство и все остальное отмёл. Он работал переводчиком – на работе, конечно, говорил на японском, но не дома.

– Сами не учили?

– Я была очень ленива – плыла по жизни, ни о чем не думая. Потом захотела поступить на японское отделение в МГУ, но недобрала балл. Иероглифы могу скопировать, потому что увлекаюсь каллиграфией, но по памяти нарисовать не смогу.

– А хокку сочинить?

– Чтобы сочинить талантливое хокку, нужно мыслить, как поэт-японец. Мы, европейцы, так не можем. Я ощущаю себя наполовину азиаткой, не обязательно японкой – азиаткой рисовой культуры.

– Что это значит? Особый характер?

– Я достаточно интровертна, очень самолюбива и принципиальна. И не предаю своих ценностей.

– Каких?

– Ценностей личности. Я имею право в рамках закона говорить, что думаю, даже если это кому-то не нравится. Я имею право отстаивать человеческие интересы, если они не противоречат законам. Никто не заставит меня изменить самой себе и делать то, чего я не хочу. Если вы свободный человек и у вас нет страха перед самим собой, вас никто не сможет унизить. Поэтому деспотичные люди очень боятся свободных людей и пытаются из них сделать рабов. Если не получается, избегают или уничтожают их.

«Мужчин лучше предупреждать заранее»

– Вы сами когда-нибудь сталкивались с деспотами?

– У меня был такой опыт. Один из моих предыдущих мужей пришел домой усталый и решил выместить это на мне: начал грубо говорить о том, что я приготовила на ужин. Я тоже пришла с работы усталая, к тому же готовлю очень хорошо и вкусно. Я успела сделать ужин, чтобы мужчине было приятно, а он начал хамить. Не могу позволить, чтобы об меня вытирали ноги. Запустила сковородкой прямо в мужа, он увернулся, но все мясо с картошкой посыпалось ему на костюм. Он взбесился, было ощущение, что он меня убьет.

– Ужин жалко. Что было потом?

– Жалко свою душу. Потом я сказала все, что думаю по этому поводу, с использованием абсолютно ненормативной лексики. Я ее запомнила, когда пыталась взять стройматериалы на складе во время перерыва. Смысл был такой: вот дверь, не нужно здесь находиться – нужно взять чемодан и уйти. Муж начал хохотать, сказал, что я в гневе прекрасна. Мы помирились, потом прожили вместе достаточное количество лет и ни разу таких ссор больше не было. Мужчина запоминает какие-то вещи и понимает, как можно себя вести, а как нельзя.

Хакамада с Михаилом Ходорковским / Russian Look

– Чему вы учите на своих семинарах? Разве можно вообще научить быть счастливым или, как сейчас говорят, найти себя?

– Я учу, что нужно обо всем говорить до брака, в том числе о вашем желании самореализовываться. Надо предупреждать, что, если будет ребенок, вы все равно хотите быстро вернуться в активную деятельность, что не будете домашней хозяйкой. Нужно приучать мужчину, чтобы он не трезвонил тысячу раз в день и не проверял, с кем ты. С патологической ревностью можно иметь отношения, но не семью. Девушкам сейчас главное – вый-ти замуж. Неважно, что деспот, что бьет, что ревнивец. Надо вести себя так же, как при приеме на работу.

– Мужчин пугает, когда женщины ведут себя, как они...

– Я отношусь к женщинам, в которых никто не влюблялся с первого взгляда. Я как раз всегда заговаривала, как мужик. Потому что сначала умная, а потом уже красивая.

– Это правда, вы красивая.

– Мужчины, кстати, так не считают. У меня был такой опыт: я жила с мужчиной, который сомневался в моей внешности, но запал на мою личность. Он несколько раз говорил, что я никакая. Но я его очень любила. Я вкладывалась в эту любовь, но надолго не хватило. И когда он влюбился окончательно, я ушла.

Хакамада никогда не забывала о духовности / «РИА Новости»

«Займитесь шикономией»

– Как же полюбить себя так, как сумели вы?

– Полюбить себя можно с помощью одной фразы: «Жизнь кончается у всех». Может, будет где-то еще, но на этой земле она одна. Ни одного дня не повторится, поэтому нужно каждую секунду получать кайф. Это и называется искусством жить. Не перекладывайте ни на кого ответственность – ни на мужчину, ни на страну, ни на родителей. Это только ваш проект.

– Давно вы к этому пришли?

– Я это почувствовала ярко, когда поняла, что хочу преподавать, а нет никаких возможностей. В итоге в 30 лет стала доцентом. Второй раз я это почувствовала, когда обнаружила, что не могу прокормить гениального мужа и детей, и рванула в бизнес. Это было рискованно, но я получила свободу и опыт. Самый высокий уровень любви к себе я почувствовала, когда снова поменяла жизнь и решилась уйти в политику в 1993 году. Все отказались мне помогать, муж не дал мне денег, хотя они у него были. Я нашла их сама, занималась политикой, в очередной раз вышла замуж, родила ребенка. Расписывала всё на каждый день: здесь партийный клуб, здесь поцелуй ребенка, совещание, доклад, вечером театр, в субботу идем вместе в кино. Я это делала, потому что очень хотела жить, и понимала, что это только мой проект и, если я чего-то не успею, никто мне ничего не подарит.

– Вы когда-нибудь опаздываете?

– Никогда и никуда. Сплю по 6, по 5, по 3 часа, если много работы. Но я всегда в нормальном состоянии. Активные люди могут долго держаться на очень коротком сне. Последние три дня я спала по

4 часа из-за самолетов: иногда вылет в 6 утра, а лекцию ты закончила в 11 вечера. Прилетел домой – график сбит, сделал все самое нужное, попробовал отключиться днем на час. И вечером ты уже в норме. Энергия жизни позволит справиться с любым графиком.

Хакамада с мужем Владимиром Сиротинским / Юлия Ханина / Russian Look

– Раньше все жаловались, что на театры, кино и отпуск не хватает времени, а сейчас, к сожалению, многим не хватает уже и денег. Как быть?

– Надо заняться шикономией.

– Чем?

– Это когда вы выглядите и живете шикарно, но расходы оптимизируются. Вы меньше покупаете тряпок – можно надеть юбку за 3 копейки с распродажи со старой дорогой кофтой, и никто ничего не заметит. Но вы не экономите на искусстве жить. Если любите театр, то покупаете билетики на приставные стульчики, на галерку. Если хотите дорогой рок-концерт – берете балкон или стоячие места. Когда был концерт Мадонны во Франции, у меня не было на него денег, и мы купили стоячие билеты – простояли 5 часов. Но зато стояли близко, все было видно, и вокруг были фанаты. И было очень весело. Всегда можно найти выход.

– Вы из политики ушли, но следить за происходящим, конечно, не перестали. Что думаете об этом?

– Сейчас реализуется модель постоянной мобилизации населения против внутренних и внешних врагов для решения выборных проблем – удержания у власти правящей элиты. Кругом враги – то Америка, то «пятая колонна». Такая модель не имеет экономического будущего, она не формирует креативных самостоятельных людей, готовых брать на себя ответственность.

«Говорите с 12-летними, как со взрослыми»

– Слышала, что японцы своим детям разрешают все. Вы своих так же воспитывали?

– Да, я все разрешаю. Мой сын не хотел приходить домой ночевать лет в 12. Я этого боялась. Спросила, нравится ли ему, что у меня много мужей. Он ответил: «Нет». – «Хочешь жениться по любви и умереть с женой в один день?» – «Да». Тогда, говорю, открою один секрет: всегда ночуй в своей постели. Он повесил трубку, подумал и приехал домой. Это называется «мотивировать». Не орать, а говорить с 12-летним ребенком, как со взрослым человеком. Сейчас сыну уже 36 лет, он топ-менеджер в крупной компании, у него четверо своих детей. Он живет с одной женой, и они счастливы.

– То есть сработало?

– Сработало.

Хакамада мечтает научиться хорошо танцевать свинг / Russian Look

– Говорят, что вы изобрели такую штуку, как психологическое айкидо. Это правда?

– Психологическое айкидо есть в восточных науках. А я изобрела айкидо переговоров.

– Что это значит?

– На агрессию не отвечать агрессией, но все равно добиваться своего. Это действует, к слову, и в личных отношениях. Например, муж говорит, что не хочет, чтобы вы уходили, а у вас девичник. Вы говорите: хорошо, я останусь, а чем мы будем заниматься? У него сразу пропадает желание вас задерживать. Или он придумывает: мол, ужин приготовишь, кино посмотрим. Вы опять соглашаетесь, быстро и вкусно готовите ужин, включаете футбол или боевик и уходите. В перерыве он звонит: «Ты где?» – «На девичнике». – «Ты же обещала остаться». – «Ой, забыла. Сейчас приду». И приходите через час, а он уже забыл. Вот такая тонкая вещь – айкидо.

«Не гоняюсь за всеми деньгами»

– Интересно. Вы собирались снять фильм по одной из своих книг – «Любовь вне игры». Забросили эту затею?

– Да, у нас, в России, независимое кино снять невозможно. Мы начинали снимать, но грохнулся инвестор, потерял деньги еще в 2008 году.

– А гранты?

– Они выделяются только на жесткие политические, патриотические проекты по стандартам Минкульта. Никто не хочет вкладываться, потому что проката не будет.

– Ну вот Звягинцев, например, умудрился таким образом снять кино, которое трудно назвать патриотическим...

– У Звягинцева такое имя, что он может делать что угодно. А мое имя ничего не значит в кинематографической области, которая совершенно закрыта.

– Павел Санаев недавно рассказывал мне, что хотел снять фантастический триллер, но не нашел 60 миллионов рублей, а нашел только 30 и получилась в итоге комедия. В вашем случае о какой сумме идет речь?

– Тоже где-то 60 миллионов рублей. У нас большие актерские гонорары, нужны съемочное оборудование, площадки, спецэффекты... Можно снять фильм вручную и бросить в интернет, но и это требует денег. Я была бы готова отдать фильм, но сценарий исковеркают или положат на полку. Вы ничего не решаете.

Ирина Хакамада с дочерью / Russian Look

– Остались еще мечты, помимо фильма?

– Мечтаю научиться танцевать хорошо свинг. И открыть школу Ирины Хакамады, которая помогала бы людям жить красиво. Танцевать я пойду с мужем, но и для школы тоже нужны парт­неры.

– Погодите, но у вас же есть бизнес – своя марка одежды.

– Это бренд моей подруги Лены Макашовой, я не имею с него никаких денег.

– Почему тогда он носит ваше имя?

– Пусть будет, как подруге удобнее. Это мой подарок. Я не умею шить одежду, не хочу изображать из себя бизнес-леди и не гоняюсь за всеми деньгами, какие могла бы заработать. Денег не нужно много – их нужно ровно столько, чтобы спокойно делать, что нравится.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания