Новости дня

18 октября, четверг








































17 октября, среда





В скандал с контрабандой в Третьяковке вмешалась путаница


Начинается история по травле искусствоведов-экспертов, боятся сотрудники галереи // Константин Кокошкин / Russian Look
Начинается история по травле искусствоведов-экспертов, боятся сотрудники галереи // Константин Кокошкин / Russian Look

Работники Третьяковки, удивлённые обысками, объяснили, где на самом деле надо искать виновных в контрабанде картин.

[:same:]

— Сотрудники Третьяковской галереи никогда не оценивают картины в денежных знаках и не дают разрешения на вывоз, — рассказала специалист отдела графики Третьяковки, искусствовед Татьяна Горячева по поводу обысков в галерее. — Они пишут экспертные заключения — является ли картина подлинником или не является. Все разрешения на вывоз и оценку даёт Министерство культуры. Я не понимаю, при чём здесь Третьяковская галерея, зачем обыски, зачем изъятие компьютеров?

[:rsame:]

Специалист по древнерусскому искусству, старший научный сотрудник Третьяковской галереи Левон Нерсесян также недоумевает в связи с обысками в музее:

— Вся эта ситуация — абсолютное безобразие. Я не знаю, на каком основании устраивался обыск в Третьяковской галерее. Следователь, может быть, считает, что эксперт на рабочем месте держит какие-то компрометирующие его документы.

5 мая следователи провели обыски в Третьяковской галерее по делу о контрабанде картин на сумму почти в 2 миллиона рублей. Поводом для обысков послужило задержание в аэропорту Внуково 33-летнего руководителя территориальной избирательной комиссии Ломоносовского района города Москвы. 29 апреля мужчина пытался вывезти за границу пять картин, предоставив ложные сведения об их стоимости.

Левон Нерсесян / Кадр YouTube

Левон Нерсесян, как и Татьяна Горячева, подчеркнул, что сотрудники Третьяковки не делают экспертиз для частных лиц и не выдают заключения, предназначенные на вывоз:

[:same:]

— Из непонимания этой ситуации родилась та смехотворная фраза в новостях, что это «работающие в Третьяковской галерее сотрудники Министерства культуры». Это именно аккредитованные эксперты, работать они могут где угодно — в Третьяковской галерее, в детском садике воспитателем... Если Министерство культуры сочло возможным дать им эту аккредитацию, они её получают. Поэтому если кого и надо трясти по этому уголовному делу, то человека Министерства культуры, который эти разрешения выдаёт.

Левон Нерсесян признался, что его берёт зло, когда на новость о контрабанде картин вешают фасад Третьяковки: «Это какие-то бесконечные убийцы в белых халатах, музейные воры, лесники-поджигатели».

[:rsame:]

— Вчера разговаривала с коллегами, — вторит ему Татьяна Горячева, — они в полном недоумении, потому что всем моим коллегам из Третьяковской галереи ясно то же самое, что и мне — что есть оценочная экспертиза, а есть искусствоведческая экспертиза, это разные вещи. Начинается история по травле искусствоведов-экспертов. Мне всё это очень дико.

Ещё Татьяна Горячева удивилась, каким образом сотрудникам таможни во Внуково удалось определить, что контрабандные картины стоят не почти два миллиона рублей, а всего 180 тысяч рублей:

— Вот представьте себе, человек вывозит, допустим, чемодан картин, декларирует их на 180 тысяч рублей. Кто тот эксперт, который глядя на эти картины, говорит: «Ой, нет, это очень ценные вещи»? Что, есть такие эксперты на таможне во Внуково, в Шереметьево?

На вопрос, могли ли таможенники действовать по чьей-то наводке, искусствовед не ответила, сославшись на плохое понимания криминальных дел.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания