Новости дня

18 ноября, суббота










17 ноября, пятница






















16 ноября, четверг













Семья детдомовца, жестоко отомстившего бросившей его матери, удивила реакцией на приговор суда

Собеседник №31 '14

Воспитаннику казанского детдома Александру Береговскому недавно исполнился 21 год. Он с детства мечтал отыскать родную мать и задать ей вопрос: «За что ты меня бросила в роддоме?» И когда наконец нашел, нанес ей 70 ударов ножом.

«Волчья пасть» и «заячья губа»

Мальчик появился на свет с расщелиной нёба и губы (в народе такие увечья обычно называют «волчья пасть» и «заячья губа»). Новорожденному требовались сложные операции по исправлению дефектов. Мать решила оставить ребенка в роддоме: мол, безработная, а денег на лечение сына нет.

В 1993 году Сашу определили в один из казанских детдомов и сделали ему все необходимые операции за счет государства. Там же, в детдоме, он окончил 9 классов. Но поскольку инвалидность (он инвалид 3-й группы) давала о себе знать, это были классы для детей с тяжелыми нарушениями речи.

– В школе Саша учился неважно: ему любая наука давалась с большим трудом, – рассказывает Рустам Мусин, который учился с Сашей.

Поэтому, видимо, дальше Береговский начал осваивать ремесло. Профессию выбрал редкую – «лепщик архитектурных элементов».

– В училище он сильно увлекся будущей профессией, – вспоминает Рустам. – У него были практически одни четверки. Помню, Саша особенно любил реставрировать иконы в храме...

Саша признавался друзьям: часто, оставаясь наедине с иконами, вопрошал святых: почему его бросила родная мать?

Словно надеясь на ответ, Саша с особым старанием восстанавливал святыни. Зато со сверстниками общался не слишком охотно, как писали в характеристике его педагоги, «сильно переживал по поводу своей инвалидности». Но замкнутость не сделала его покорным: «всегда отстаивал свою точку зрения».

/

Имел благодарность от полиции

После детдома жизнь вроде шла, как надо. Ему как сироте дали квартиру. В Зеленодольске, близ Казани. А кому там нужны реставраторы? Мыкался без работы. Пока мыкался, совершил геройский поступок – так назвали в полиции случай, когда Саша со своим другом Андреем задержали вора, укравшего у нетрезвого человека телефон.

– Вы проявили не просто сознательность, а совершили геройский поступок. Благодаря таким людям нередко пресекаются серьезные преступления. Каждый из вас должен гордиться собой и тем, что сделал, – сказал тогда полковник Николаев, зам. начальника УМВД РФ по Казани, вручая ребятам награду.

Но от этого работа не появилась, а тут еще соседи, как только узнали фамилию юноши, тут же рассказали ему: родная мать, Любовь Береговская, живет рядом. Зеленодольск – город небольшой, ничего не скроешь.

/

Жизнь без Саши

Все эти двадцать с небольшим лет его родная мать, Любовь Береговская, оказывается, жила неподалеку от сына. Она работала на АЗС кассиром, а вечера скрашивала рюмкой... После Саши Люба родила еще двух девочек – Светлану и Арину. Из-за пьянства ее лишили родительских прав, а девочек передали на воспитание бабушке Вере Николаевне (маме Любы).

– Мне было 14 лет, а моей сестре Арине – 7, когда маму лишили родительских прав, – рассказала мне Светлана, старшая дочь Береговской. Сейчас ей уже 19 лет. Отца она помнит смутно – повесился 15 лет назад, говорят, тоже по пьянке. Про существование брата Света узнала случайно: с дочерьми непутевая мать общалась крайне редко, а о брошенном когда-то сыне и вовсе не вспоминала.

– Сейчас я живу с молодым человеком, год назад у нас родился сын. Арина учится в школе, серьезно занимается фигурным катанием, у нее много наград. Когда появился Саша, я не сразу приняла его. Потом мы стали общаться, правда, от случая к случаю. Все равно чужие друг другу были, а теперь и подавно.

Арина Береговская /

С мамой

Мать нашлась, но оказалась спившейся женщиной 39 лет, которая, впрочем, старалась выглядеть нормальным человеком. Она тоже поначалу пребывала в шоке от его появления, ведь Любовь уверяла родных, что ее сын мертв (якобы так ей сказали в органах опеки), и сама, видимо, в это поверила.

Вскоре она смекнула: из «воскресшего» сына можно извлечь выгоду. Ведь его квартиру можно сдавать. И разрешила Саше переехать к ней. Так Саша наконец обрел маму.

– Он очень радовался, когда нашел ее. Даже за неделю до убийства звонил мне и приглашал в гости в Зеленодольск, все хотел меня с мамой познакомить, – вспоминает Рустам Мусин.

«Мы стали спорить»

За те полгода, что Саша прожил с мамой, он так и не смог найти работу. Да и в отношениях с матерью все было негладко: много недосказанного, обид и горечи. Саша постоянно возвращался к теме ее предательства, спрашивал о причинах поступка, который так и не смог простить. И возможно, поэтому сын потихоньку пристрастился, как и мать, к бутылке.

Нарыв прорвался 24 февраля этого года. Саша вернулся домой. Как всегда в последнее время, перед этим выпил пива. Мать была изрядно выпивши. Они привычно, это тоже стало обычным в последнее время, стали ссориться. Люба схватила телефон, позвонила своей матери и стала жаловаться на сына. Вера Николаевна, поняв, что надо вмешаться лично, поспешила к дочери. В дверях бабушка столкнулась с внуком. Саша лишь бросил на ходу:

– В магазин, за хлебом.

...Вера Николаевна не успела отвести беду. Пока она спешила к дочери, внук, распаленный многолетней обидой на Любу, схватил нож и... 70 раз всадил его в тело матери.

– В квартире ужас что творилось: вся комната была залита кровью, – вспоминает сестра Береговского Светлана.

Из протокола допроса подсудимого: «Мать бросила меня в детстве. Потом я ее нашел, мы с ней стали вместе жить, она много пила, ругала меня. В день убийства я выпил 2,5 литра пива и пришел к ней, она уже лежала на диване невменяемая. Мы стали спорить, мать позвонила бабушке и сказала, что я ее достал. Я пошел на кухню, взял нож и стал бить... Не помню, сколько раз ударил».

Светлана Береговская /

После суда

Сейчас Саша находится в СИЗО. Он сразу во всем признался, и 17 июня Зеленодольский горсуд вынес приговор – 8 лет колонии строгого режима.

– По-человечески жаль Береговского, мне он показался хорошим парнем, – рассказал мне судья Зеленодольского горсуда Марсель Хусаинов. – На суде Александр плакал, раскаивался во всем. Когда был перерыв в судебном заседании, я подошел к бабушке и спросил: «Ну почему же вы не забрали Сашу? Ведь могли оформить опекунство. А теперь вот и дочь потеряли, и внука». Она промолчала. У Саши внутри слишком много накипело: обида на мать, ощущение своей ущербности из-за врожденных дефектов (которые, к слову, после сделанных в детстве операций практически незаметны. – Ред.). Он нуждался в материнской любви, заботе, но не нашел их.

Сестру (как и его мать до того) больше интересуют имущественные вопросы.

– После того, что Саша сделал, я его знать не хочу. Мне бы только доверенность на квартиру брата получить, ну, чтобы, пока он бы срок мотал, я сдавала его жилье. Уже написала ему письмо в тюрьму, жду ответа.

Бабушка предпочитает вовсе не вспоминать о внуке. Впрочем, и на похоронах дочери она не проронила слез.

– Бабушка сказала так: «Что должно было случиться, то и случилось, от судьбы не уйдешь», – вспоминает Светлана.

...Александр методично вонзал нож в тело матери левой рукой. Той самой, на которой есть татуировка: «Только Бог мне судья».

/мнение

Александр Кичаев, психолог:

– Александр Береговский жил в детдоме с постоянным ощущением неполноценности и жалости к себе. У него выработалась установка на поиск виновных. В подобных случаях одни дети быстро взрослеют, поскольку такие обстоятельства их закаляют, помогают ценить хорошее отношение, вызывают желание помогать кому-то, заботиться о ком-то, брать на себя ответственность за других. Они ищут родителей и готовы простить и принять их. А другие, как Александр, усваивают установку инфантильности, беспомощности и мстят за свои несчастья, оправдывая себя перенесенными в детстве страданиями. При этом чувство мести появляется нечасто. Как правило, дети готовы принять и простить своих родителей.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания