Новости дня

14 декабря, четверг













































Георгий Гречко: Летающие тарелки – пришельцы из будущего, а снежный человек – из прошлого

Собеседник №31 '14

Георгий Гречко – дважды Герой Советского Союза, ведущий телепередачи «Этот фантастический мир», выходившей с 1979 по 1990 год, один из самых известных советских космонавтов послегагаринской эпохи. Любимец фантастов, самый общительный и веселый из героев космоса. Дома у Георгия Михайловича обустроен уголок вполне земного рая: крошечный зимний садик с пальмами и ярко-зеленым попугаем, который временами вмешивается в наш разговор с внимательным: «Алё?»

Снежный человек – пришелец из прошлого

– Георгий Михайлович, собиралась начать с другого, но, пока ехала к вам через пробки, возник вот какой вопрос. Многие предсказания фантастов сбылись...

– ...хотя Стругацкие говорили, что фантасты ничего не предсказывают!

– Но вот один из распространенных прогнозов на будущее был: возможность мгновенного перемещения в пространстве. Мы этого так и не достигли.

– Нуль-транспортировка?

– Что-то в этом роде. Прогресс не по тому пути пошел? Интернет...

– Тоже предсказанный, кстати.

– Ну да, в том числе и Стругацкими. Он во многом лишил нас необходимости перемещаться куда-либо. Но все же – это когда-нибудь произойдет?

– Вообще, я космонавтом стал потому, что любил фантастику. И для меня самое обидное, что не сбылся другой прогноз. У фантастов в основном получалось, что люди в будущем станут лучше. А сейчас смотрю и вижу, что стали хуже. Злее, глупее... На Украине убивают друг друга с какой-то первобытной жестокостью. Ну ладно, этого я вообще не хочу касаться. Давайте лучше о перемещениях. Тут возможны два способа: либо это перемещениев пространстве, либо...

– ...во времени?

– Именно. И мне лично больше нравится как раз такой вариант. Это теория, которую высказывал Александр Казанцев – замечательный фантаст. Для нашего поколения, пожалуй, главной его книгой, которая нас всех объединяла, был «Пылающий остров». Ну вот. Представьте скрепку. Обычную канцелярскую. Вот она (рисует). Что, если время идет не по прямой, а вот с такими петлями? Тогда получается – вот! – видите, в какой-то момент прошлое и настоящее оказываются рядом. Или настоящее и будущее. И когда они так близко, наверное, можно как-то проколоть эти слои и переместиться. И я, кстати, считаю, что летающие тарелки – это никакие не пришельцы из космоса, это пришельцы из будущего. А снежный человек – пришелец из прошлого. Вряд ли на какой-нибудь Альфе Центавра тарелки летают по нашим законам и узнаваемы для нас. А вот если это мы же, только из будущего, то это как раз логично. И это очень многое объясняет. В нашем времени люди пропадают бесследно – куда они деваются? Или появляются ниоткуда. Может быть, как-то они проваливаются в эти складки и выпадают в совершенно другом времени.

Георгий Гречко и Владимир Джанибеков / ИТАР-ТАСС

– А что с пространством?

– Это второй вариант: заходишь в кабинку, там тебя разбирают на атомы или на кварки и каким-то способом переносят в такую же кабинку, стоящую в другом месте...

– Так было в фильме «Муха». Ученый не заметил муху в своей кабинке перед началом эксперимента, они в процессе перемешались атомами, и он начал превращаться в страшное насекомое.

– Да, неприятно.

– Мне тоже вариант со скрепкой больше нравится. Но если летающие тарелки не с других планет, а из нашего будущего, то это означает, что мы одни во Вселенной. Разве это не ужасно?

(Прищуривается.) А если таких «скрепок» много?

В Средние века нечего было принять за НЛО

– Кстати, интересно, что средневековые описания явлений ангелов или демонов очень похожи на свидетельства очевидцев НЛО.

– Что касается НЛО... Все-таки, пока сам не потрогаю летающую тарелку, не поверю. Пока мне встретиться с ними не довелось. Но... Когда-то в Лондонской Национальной галерее в зале средневековых художников я увидел картину, которую сначала принял за новодел. Там изображено, как архангел на улице беседует с человеком и обсуждает архитектурные особенности, а за стеной, внутри здания, сидит Мария, и ей в голову через окно направлен луч, выходящий из... летающей тарелки. Настоящая тарелка, такая, как сейчас их рисуют, даже с иллюминаторами. Потому-то я и решил, что это современная работа, и очень удивился: что она здесь делает? Подошел ближе – и оказалось, что это Карло Кривелли, XV век, картина называется «Благовещение со святым Эмидием». После этого я стал собирать иконы Благовещения. И вот что обнаружил: если обычно иконы пишутся строго по канону, каждый сюжет предполагает определенное положение фигур, определенные позы, композицию, то изображения Благовещения – разные. И больше того, если сопоставить разные виды, то понятно, что это разные стадии процесса. Потому что есть один вид – где Мария отгораживается от архангела, еще не веря, второй – где она задумывается, и третий – где она принимает весть и склоняется. Вот у меня – видите? – на стене висит несколько икон, но я еще не закончил развешивать и хочу, чтобы здесь был весь эпизод от начала до конца.

– Иногда велик соблазн увидеть в старых картинах современные объекты, но, по-моему, это домыслы.

– Понимаете, это сегодня можно принять за летающую тарелку самолет, фонарь, луч прожектора... В Средние века не было ни самолетов, ни прожекторов – ничего, что могло бы показаться летающим объектом. И как вы говорите, свидетельства очевидцев мало чем отличаются от современных. Ну так вот. Есть картина, где беседуют два старца, а между ними – первый советский спутник. Я принимал участие в его запуске, так что прекрасно помню, как он выглядел. Таких примеров довольно много. И если допустить, что это не наши домыслы, а действительно что-то чужеродное... Вот ты видишь на картине явно современный прибор с нашим электрическим разъемом. Что, на Кассиопее такие же розетки, как у нас? Вряд ли. А вот предположить, что это наш спутник из наших времен, по-моему, гораздо логичнее.

Георгий Гречко /

Я не знаю, есть ли среди нас людены

– Честно говоря, одинаково трудно поверить в обе версии. И в инопланетные корабли, и в путешествия во времени.

– Вот во что я могу поверить, так это в то, что на Земле когда-то существовали две цивилизации. Одна более развитая, не знаю, откуда она взялась, другая – это мы. Может быть, они нанимали нас для создания пирамид. Может быть, нет. Во всяком случае, многие технологии прошлого сегодня утрачены или возможны только при помощи такой техники, которой в те времена просто не было. Если говорят, что пирамиды строились двадцать лет... Потом, есть Стоунхендж в Англии, есть Карнакские камни во Франции... Словом, множество мегалитических сооружений, которые не очень понятно зачем нужны.

– Или Мачу-Пикчу в Перу.

– Там я, к сожалению, не был. Пока был здоров, не добрался, а теперь и подавно.

– Там очень наглядные примеры. Во-первых, высота ступеней явно рассчитана на очень высоких существ. Во-вторых, способы обработки камней, из которых это построено.

– Да. Вот камень, в нем выбита выемка – и углы внутри этой выемки абсолютно ровные, и подогнаны камни друг к другу абсолютно идеально. Как это было возможно? Так что гипотеза о другой цивилизации очень логична. Кстати, из тех же краев – камни Ики, на которых люди изображены рядом с этими... кто там жил до нас? С динозаврами.

– Я читала, что это подделка и ее уже разоблачили...

– Ну, знаете, как бывает? Сначала разоблачают подделку, потом опять оказывается, что это не подделка.

– Но куда они делись?

– Такая есть смешная гипотеза, немного примитивная, в общих чертах расскажу: представители инопланетной цивилизации прилетели на Землю добывать золото. Пока оно лежало на поверхности или неглубоко, они его добывали сами. А когда верхние запасы исчерпались, они стали для этой работы производить биологических роботов, или клоны, что-то в этом роде. Потом их женщины захотели себе биороботов-служанок. Они стали делать служанок. Потом, поскольку клонировать человека – дело нелегкое, они сделали так, чтобы эти биороботы самовоспроизводились. И это была ошибка, потому что они размножились и уничтожили своих создателей. И этими биороботами были мы. Когда-то я рассказывал эту теорию молодежи, и на словах, что было ошибкой позволить нам размножаться, одна девушка воскликнула: «Нет, это не ошибка!»

НЛО / Global Look

– Получается, что с той инопланетной цивилизацией произошло то, чего боялись фантасты XX века во главе с Азимовым: роботы берут верх над людьми.

– А потому что та цивилизация не предусмотрела законов робототехники.

– Вообще опасно перекладывать работу на машины – человек глупеет, а значит, цивилизация слабеет.

– Ну вот, и может быть, то, о чем я говорил – что мы сильно поглупели, – это как раз и есть тот самый процесс: когда-то это случилось с той высокоразвитой цивилизацией, а теперь происходит с нами.

– Теория о двух расах, одна из которых или уничтожает, или вытесняет другую, проходит через всю историю – хотя бы неандертальцы и кроманьонцы. Но не всегда побеждает более развитая раса. Как у Стругацких: людены не хотят нас уничтожать, но мы не готовы жить с ними, потому что они превосходят нас и могут быть для нас опасны.

– Вот не знаю, что на это вам сказать. Я не знаю, есть ли среди нас сейчас людены.

Никому не верю

– А есть какие-нибудь доказательства существования таких цивилизаций?

– У нас существует такая организация – «Космопоиск». Они как раз пытаются отыскать следы внеземных цивилизаций. Вообще-то если учесть, что за столько лет о летающих тарелках мы так ничего и не узнали, то, конечно, уфология – не наука, а уфологи – не ученые. Но в «Космопоиске» как-то этой дешевой сенсационности избегают. Никого у них не похищают инопланетяне, никто от инопланетян не беременеет... Восемь лет назад я увидел в книге Захарии Ситчина, известного американского писателя и исследователя, снимок: на Синайском полуострове на холме лежит объект, похожий на летающую тарелку. Он в книге писал, что впервые заметил эту тарелку двадцать лет назад, тогда же сделал снимок с вертолета, что много раз пытался добраться до нее вертолетом, но безуспешно. Я организовал туда экспедицию, написал и ему письмо, пригласил не просто присоединиться, а возглавить ее. Но он отказался. Я позвал Вадима Черноброва из «Космопоиска». Вообще было смешно, когда мы приехали в Египет – с канатами, крючьями... Все-то с плавками-ластами, и на нас смотрели с... недоумением. Ну, в общем, оказалось, что никакой тарелки нет, что это натуральное образование, которое в принципе сверху при сильном желании можно принять за тарелку. Об этой экспедиции есть очень неплохой документальный фильм ТВЦ, там все очень подробно рассказывается.

– Обидно... Хотя, если бы это оказалась тарелка, было бы слишком хорошо. Но неужели нет настоящих объектов?

– Я верю фон Дэникену. Я был в его музее артефактов и думаю, что он не врет.

– Мне кажется, что вокруг этой темы столько спекуляций, что уже никому верить нельзя.

– В 1960 году я участвовал в экспедиции к месту падения Тунгусского метеорита, которая была собрана с помощью Сергея Павловича Королёва. Его интересовала как раз возможность обнаружить остатки космического корабля. Мы не нашли там ничего. А тут недавно я посмотрел по телевизору передачу об этой экспедиции. И с большим удивлением узнал, что мы не только нашли обломки корабля, но и привезли их на космодром Капустин Яр, и там ученые их изучали и что СССР потому и обогнал Америку в космической гонке, что пользовался результатами этих исследований. И все это так убедительно, что если бы сам там не был, то, пожалуй, и поверил бы. Так что теперь, когда я смотрю другие передачи, я примерно знаю, на сколько надо делить. Никому не верю. Ни телевизору, ни газетам... И вам тоже верить не буду.

/ Global Look

На Марсе философствовать лучше

– Тогда последний вопрос: мы еще полетим на Луну?

– Не знаю. Мне уже Луна неинтересна. Мне интересен Марс.

– Так ведь туда уже собирают экспедицию – в один конец.

– Да, как сказал Эдвин Олдрин – это тот космонавт, который был на Луне вместе с Армстронгом, второй человек, ступивший на лунную поверхность: «Когда открыли Америку, первые поселенцы не плавали туда-сюда, а оставались там осваивать новые земли». Однако когда его спросили, полетит ли он, ответил, что на Земле он будет полезнее.

– А вы?

– Мне 83 года, я уже вообще мало где могу быть полезен. А вот если бы было 38... Знаете, как сказал Сократ, когда его ученик спросил, стоит ли ему жениться: «Стоит. Если женишься удачно, проживешь счастливую жизнь, а если неудачно, станешь философом». Диоген ушел философствовать в бочку. А на Марсе, может быть, философствуется еще лучше.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания