Новости дня

16 ноября, пятница
























15 ноября, четверг





















Как и почему ложь победит в расследовании катастрофы Boeing-777 под Донецком


Global Look Press
Global Look Press

Вооружённые силы Донецкой народной республики пообещали гарантировать наблюдателям ОБСЕ (которых ранее дважды арестовывали по подозрению в шпионаже) безопасный доступ к месту катастрофы малайзийского лайнера «Боинг-777», рухнувшего накануне в окрестностях Донецка. На меcте крушения найдено 121 тело; всего на борту находились 298 человек.

Официальные представители США уже заявили, что у украинской армии не было ни мотивации, ни возможности сбить самолёт. Премьер-министр Австралии Тони Эббот предупредил, что «если, как кажется сейчас, самолет был сбит ракетами "земля-воздух", которые поставила Россия, то на России лежит значительная доля ответственности». Между тем президент РФ Владимир Путин обвинил в случившемся власти Украины: «Этой трагедии не произошло бы, если бы на этой земле был мир, не были бы возобновлены боевые действия на юго-востоке Украины».

Самые массовые случайные катастрофы военных конфликтов [ФОТО]

Крушение «Боинга-777» Malaysia Airlines у поселка Снежное под Донецком 17 июля наверняка расследуют всесторонне — слишком много заинтересованных сторон. Однако именно по этой причине результаты расследования наверняка не заинтересуют почти никого.

И именно по этой же причине практически невозможно выдвинуть сколько-нибудь содержательную версию о причинах катастрофы Boeing-777 под Донецком до окончания расследования, исходя, что называется, из общих соображений. Общее соображение ведь в этом случае одно — «кому выгодно?»

В самом деле: западная общественность получает карт-бланш на более активную поддержку Киева, коль скоро конфликт перестаёт быть внутренним делом Украины и даже перерастает рамки Восточной Европы. Так, Великобритания уже объявила вечером 17 июля о намерении добиваться созыва экстренного заседания Совета безопасности ООН. У российской стороны между тем появляется лишний повод подчеркнуть, что украинские власти не контролируют ситуацию в Донбассе, и тем самым поставить под сомнение возможность продолжения «антитеррористической операции» на юго-востоке Украины теми мерами и той ценой, что есть сейчас.

Примите участие в опросе:  Кто виновен в крушении «Боинга-777» с 300 жертвами над Донецком?

Украинской стороне крушение «Боинга-777» Malaysia Airlines в Снежном даёт основания лишний раз воззвать к мировой общественности и, опять-таки, получить мандат на ужесточение действий на юго-востоке Украины. При этом даже по версии Службы безопасности Украины к уничтожению «Боинга» причастны те представители ополченцев, которых руководство самопровозглашённых республик само объявило «террористами» и против которых ведёт свою «антитеррористическую операцию». Таким образом, в свете последних событий ополченцы смогут интенсифицировать внутренние «чистки», притом что с их точки зрения, уже озвученной российской пропагандой, сбить самолёт априори не мог никто, кроме украинской военщины.

Отметим важную вещь: ни один из четырёх вышеизложенных вариантов развития ситуации не возлагает вину за гибель 298 пассажиров малазийского «Боинга» под Донецком ни на одну из сторон. А можно представить себе, сколько сценариев существует, если ещё и удариться в конспирологию и теории заговора и допустить, что либо ополченцы, либо украинские войска действительно сбили самолёт, причём сделали это умышленно и имея в виду переложить вину на оппонентов. Или — сделали это случайно и теперь пытаются замести следы. Или... Или... Версий катастрофы может быть множество, и проблема в том, что все они слишком удобны, чтобы променять их на одну-единственную правду.

Модест Колеров: Ополченцы, НАТО или Россия не могли сбить "Боинг-777", потому что...

Несколько недель назад один из журналистов «Собеседник.ру», рассуждая о профессиональных рисках работы журналистов на войне, пришёл к парадоксальному выводу: правильнее всего будет вообще не сообщать никаких известий о происходящем на Украине и не отправлять туда журналистов. Дело, дескать, в том, что правда всё равно никому не нужна — каждый из противоборствующих и так знает, какой, по его мнению, она должна быть. Если она не сходится с тем, что журналист видел, слышал и о чём рассказал — значит, этот журналист лжец и предатель. Стоит ли такая реакция того, чтобы наши коллеги гибли под обстрелами?

Тогда, однако, ещё можно было прикинуться, что речь идёт о нашем внутреннем, журналистском деле, что это мы здесь профессиональные вопросы решаем. Сейчас среди 298 погибших на борту «Боинга-777» под Донецком едва ли много журналистов, но это не отменяет того, что правда об их гибели, скорее всего, не будет принята всеми сторонами конфликта на Украине, какой бы она ни была. Минус правды в том, что она прекращает всякие споры, ибо если она аргументирована, то невозможно её отрицать.

Известный журналист Александр Невзоров, комментируя по просьбе «Собеседник.ру» предыдущий спорный инцидент событий в Донбассе, закончившийся человеческими жертвами, сделал неутешительный прогноз: по его мнению, война на юго-востоке Украины будет только разрастаться просто в силу своей внутренней логики, как бы под тяжестью собственного веса, словно снежный ком. Я не претендую на единственно верную трактовку слов патриарха отечественной журналистики, но строго говоря, в этом смысле крушение самолёта под Донецком и гибель без малого трёх сотен человек вполне укладываются в логику всех явных и неявных участников событий.

Геннадий Гудков: Катастрофа "Боинга" показывает, как опасна война на Украине для всего мира

А потому я, исходя из той же логики, считаю, что смерть пассажиров «Боинга» — на совести именно тех, кто сделал правду о войне неважной, тех, кто приучил, что важна не чистота воды, а то, на чью мельницу она льётся. Если бы они не выставляли Евромайдан только сборищем бандеровцев, не выставляли давно обезумевших политологов цветом мыслящей России, а парламентских балаболов — самостоятельными политиками, влияющими хоть на что-то; если бы они не подначивали людей брать оружие, запугивая и подзуживая, а затем не смаковали их гибель, требуя отмщения; если бы они, наконец, не бежали впереди паровоза со своим мнением, например не искали бы сейчас прежде всего аналогий со сбитым в 2001 году украинским ПВО самолётом «Тель-Авив — Новосибирск», — если бы всего этого не было, то не было бы войны. Самолёт, будь ему суждено упасть, просто упал бы, и это была бы трагедия, но не пролог к новым трагедиям. Теперь же никто не поверит, даже если «Боинг» рухнул сам по себе, и за это спасибо разжигателям войны. И пускай нет на свете такого уголовного кодекса, по которому можно было бы привлечь их к ответственности, не стоит думать, что я оперирую неписаными законами:

«Я считаю, что все, кто наживается на войне и кто способствует ее разжиганию, должны быть расстреляны в первый же день военных действий доверенными представителями честных граждан своей страны, которых они посылают сражаться. Автор этой книги с радостью взял бы на себя миссию организовать такой расстрел, если бы те, кто пойдет воевать, официально поручили ему это, и позаботился бы о том, чтобы все было сделано по возможности гуманно и прилично <...> А если бы под конец нашлись доказательства, что я сам каким-либо образом повинен в начавшейся войне, пусть бы и меня, как это ни печально, расстрелял тот же стрелковый взвод...»

(Эрнест Хемингуэй, предисловие к роману «Прощай, оружие!»)

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания