Новости дня

21 сентября, пятница

















20 сентября, четверг




























"Без скандала никто ничего не делает". Почему лесные пожары снова охватывают Россию


При словосочетании «торфяные пожары» в голове жителей РФ сразу возникает картина сплошного смога, окутавшего квартиры, офисы и торговые центры страны в 2010 году. Кто находился в эти дымные дни в регионах центральной России, те вряд ли забудут пелену, неожиданно нарушившую привычное течение жарких летних месяцев

Активисты Гринпис России утверждают, что в этом году вероятность аналогичного сценария крайне велика.

«Сейчас климатическая ситуация даже хуже, чем в 2010 году. Об этом свидетельствует и количество уже возникших пожаров, и жаркая сухая весна, и неутешительный прогноз погоды», — рассказывает специалист Гринпис по системе особо охраняемых природных территорий Михаил Крейндлин. Правда, главную озабоченность «зеленых» взывает даже не климатический, а человеческий, или, вернее сказать, бюрократический фактор.

Пока возникающие возгорания выглядят не особо страшными, однако если оставить проблему без внимания, то очаги легко могут разрастись и стать причиной крупных пожаров. «Единственный выход — признать возгорание торфяников и тушить их на самой ранней стадии, когда это еще относительно легко», — уверен Михаил Крейдлин. Но именно с признанием и происходят самые большие трудности — государственные службы далеко не всегда готовы согласиться, что возгорание торфяников действительно имеет место.

Григорий Куксин / Никита Смагин

Основной причиной такого упорства специалист по системе особо охраняемых природных территорий называет то, что для любого местного начальника признать, что у него сильный пожар, означает сообщить о собственной несостоятельности.

На один из таких случаев в Ярославской области наш корреспондент отправился с активистами Гринпис. 20 мая «зеленые» выявили очаги возгорания торфяников, однако местные службы МЧС не признали пожар. Гринпис решил привлечь к ситуации внимание и 22 мая позвал на место происшествия журналистов.

Вместе с экологическими активистами мы подъехали к поселку Берендеево. Погода стояла жаркая. Местные жители никакой тревоги по поводу возможных возгораний здешних торфяников не испытывают, правда, печальный пример, произошедший несколько лет назад, помнят. «Так в 2010-м горело, да. А так что торфяник? Его же не потушишь, он же изнутри горит», — поделилась со мной своими познаниями в этой области женщина, торгующая носками на остановке.

Автомобиль / Никита Смагин

Нас встречает руководитель противопожарной программы Гринпис России Григорий Куксин. Он рассказывает, что позавчера никто тушить пожары, кроме самих гринписовцев, не соглашался, но сегодня местные власти уже выделили людей в помощь активистам. Такие изменения Григорий связывает в первую очередь с появлением журналистов: «Без скандала никто ничего не делает, — заверяет он. — Вы здесь главные персонажи и наша надежда на бездымное лето».

Мы подъезжаем к месту, где уже стоит машина лесной охраны и автомобиль представителей МЧС. Тут Григория Куксина спасатели зовут к своей машине, где через ноутбук с ним связываются сотрудники местного Центра управления в кризисных ситуациях. В ходе разговора согласуются детали взаимодействия гринписовцев и местных служб. Под конец представитель ЦУКСа вдруг просит «зеленых» оставить им свое оборудование, после того как активисты уедут. Речь идет о «щупах-термометрах», которыми измеряется температура почвы. «К сожалению, у нас их ограниченное количество, поэтому не оставим. У нас всего несколько единиц, и мы с пожара на пожар их переносим», — не соглашается Григорий.

/ Никита Смагин

На недостаток оборудования жалуется нам и сотрудник МЧС А. А. Володин. По его словам, бездействие служб связано с тем, что нет необходимых приборов для обнаружения очагов. «Даже когда мы облетаем территорию, сверху не виден дым», — говорит он.

Торф действительно горит очень незаметно, и обнаружить возгорание визуально можно только находясь в нескольких метрах от очага. Однако Григорий Куксин считает, что дело далеко не в отсутствии необходимого оборудования: «Чтобы обнаружить очаг возгорания, нужно просто не полениться, пойти и обнаружить. Для этого никакая техника не нужна, достаточно, чтобы были ноги, глаза и нос», — категорично заявляет он. Что же касается «щупов-термометров», то они нужны, чтобы замерять температуру после тушения для контроля эффективности, но можно и без них просто выкопать яму и потрогать руками: «Десятилетиями лесники обходились без «щупов». Они больше для МЧС нужны, чтобы им цифры с температурой показывать, а то они иногда отказываются руки в торф совать», — заключает Куксин.

Михаил Крейндлин / Никита Смагин

Вскоре мы видим в действии весь процесс. Сначала в ближайшем водоеме устанавливается насос-помпа для подачи воды. Затем обнаруживается место возгорания и «щупами-термометрами» измеряется температура. Над очагом никакого огня нет, только слегка поднимается дым. Пожар тушится плотной струей воды — ею тщательно заливают весь очаг, превращая место возгорания в слякотную земляную кашу. В завершение температура очага снова измеряется термометром. Вот и всё — очаг опасного возгорания нейтрализован. Проблема только в том, что таких очагов в округе не один и не два.

Тушением занимаются несколько гринписовцев и человек шесть работников лесной охраны. Двое сотрудников МЧС только наблюдают за процессом, периодически запечатляя на маленький фотоаппарат результаты. Мы продолжаем разговор с А. А. Володиным. Он рассказывает нам, что официально эти земли они тушить не обязаны, потому что территория кому-то другому принадлежит. Кому именно, он сам то ли плохо помнит, то ли просто плохо понимает систему, но сказать точно не может. Зато он уверенно говорит, что ответственные за тушение здесь не МЧС, а лесная охрана.

Щупы-термометр / Никита Смагин

Потом разговор становится еще интереснее. Того, что двумя днями ранее пожар официальные службы не признавали, сотрудник МЧС не отрицает, а просто говорит: «Ну, я не знаю, что происходило, меня тут позавчера не было». При этом он уверяет, что пожар не опасен, поскольку очаги маленькие и их без труда затушат. На вопрос, что было бы, если возгорание не обнаружил Гринпис, Володин прямодушно отвечает: «Ну так обнаружили же».

Григорий Куксин рассказывает: у местного лесничества на район всего 2 человека и одна мотопомпа. Этого недостаточно, чтобы оперативно устранять возгорания. Сейчас обещано выделить человек 20 и шесть мотопомп. Эти силы сгоняют с соседних районов, и этого достаточно, чтобы затушить все очаги на участке за 2-3 дня. Однако для того, чтобы такое соседское подкрепление было выделено, необходимо признать наличия пожара, чего службы делать зачастую не торопятся. Правда, лесники утверждают, что их на район 5 человек с двумя мотопомпами, но, вероятно, ситуацию это меняет несильно.

С начала года Гринпис успел обследовать около 20 мест возможного возгорания, приблизительно в 70% из которых действительно обнаружен горящий торф. Еще выявлено около 180 подобных мест, и иллюзий нет — все их проверить не получится. «Гринпис государство не заменит», — говорит Григорий Куксин, объясняя, что своей задачей экологи ставят привлечение внимания к проблеме, чтобы государственные службы начали сами проверять такие точки. «Но это такая светлая мечта», — с досадой добавляет активист.

Лесники / Никита Смагин

Как ни странно, все эти пожары — дело рук человека. Как уверяет Михаил Крейндлин, естественными причинами возгорания торфа могут стать только падение метеорита, сухая гроза или извержение вулкана. Так что все пожары в центральной части России вызваны исключительно поджогами сухой травы.

Зачем же люди поджигают траву? Здесь причин много, и почти все из них откровенно нелепые: «Есть такое поверье, что если сжечь сухую траву, то лучше будет расти новая, что является заблуждением. Многие поджигают просто потому, что видят сухую траву. Почему бы не поджечь? Порой дачники, видя у своего дома или участка сухую траву, поджигают ее, полагая, что в противном случае ее может поджечь какой-нибудь злобный сосед и огонь перекинется на строения, — приводит примеры Михаил Крейндлин. — В некоторых регионах жгут, считая, что таким образом борются с клещами. Серьезных результатов такая борьба не приносит. Ну, и часто дачники приезжают к себе на участки, сгребают мусор в кучу и поджигают. За последствиями, естественно, не следят».

Таким образом, люди все это устраивают, людям же и устранять последствия. В случае неэффективности работы по тушению дышать дымом опять придется всем. Насколько эффективным в этом плане будет влияние Гринписа или других сил, мы сможем узнать уже совсем скоро: в 2010 году масштабные пожары достигли фазы, кода что-либо предпринимать было уже поздно, в начале июля.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания