Новости дня

12 декабря, вторник






























11 декабря, понедельник















Родить ва-банк. Трагедия женщины, влезшей в миллионные долги ради будущего сына


Жительница Брянска Вероника Чурсина взяла кредит в банке, чтобы поправить здоровье и родить ребенка. Сейчас 43-летняя мама – без жилья и с 6-миллионным долгом. История этой семьи – пример того, как легко в нашей стране оказаться в кредитной яме.

«Я была уверена, что выплачу» 

Россия погрязла в кредитной трясине. По данным банков, сегодня каждый пятый россиянин оформил не меньше пяти кредитов, при этом общая задолженность заемщиков растет не по дням, а по часам: в 2013 году коллекторы выкупили у банков просроченных платежей на 140 млрд рублей – это на треть больше по сравнению с предыдущим годом. Потребительские кредиты на холодильники, телевизоры и айфоны берут, не особо раздумывая, – это уже норма жизни, как и кредит на отпуск, ремонт, учебу. Вероника Чурсина взяла деньги, чтобы стать матерью. Но тоже оказалась в долговой яме.

Чурсина и ее 6-летний сын Арсений живут в хрущевке на окраине Брянска. На первый взгляд обычная квартира: чисто, аккуратно, на кухне стиральная машинка, в гостиной – плоский телевизор. Но благополучие показное: техника старенькая, а жилье, когда-то купленное Чурсиной, ей больше не принадлежит – бывшие хозяева живут в нем на птичьих правах. Такова цена материнства, которую заплатила Вероника.

– Я с детства болела, – рассказывает она. – Теряла сознание с 15 лет, меня наблюдали в психоневрологическом диспансере. В 36 лет получила травму головы. В больнице выяснилось, что в головном мозге большая киста левой височной доли.

Спустя два года Вероника забеременела. Но врачи, обследовав женщину, поставили перед фактом: беременность угрожает ее жизни, нужно делать аборт.

После него Вероника впала в депрессию. Чтобы забыться, ушла в работу и начала учиться, освоив одну за другой 12 (!) профессий – от швеи до каменщика. Ложилась под утро, спала два часа, вставала и снова ехала на работу...

– Я зарабатывала бешеные деньги, – вспоминает она. – Тогда средняя зарплата в Брянске была 5 тысяч рублей, а я в месяц имела 50–60. Всё тратила – не на себя, покупала подарки другим. Даже сейчас, когда вижу в магазине пенсионера, который не может купить себе сливочное масло, подхожу и покупаю.

/

Веронике удалось отложить около 200 тысяч рублей, но, когда ее бабушка заболела, все ушло на сиделок и лекарства. Спустя полгода после ее смерти Вероника снова забеременела и на этот раз, несмотря на возраст, страх и предупреждения врачей, решила родить. 

– Моя мама была против, друг тоже – у него уже было двое детей, – вспоминает она. – В последний раз мы виделись, когда Сене было 3 месяца. Так что поддержки не было.

А поддержка была нужна Веронике как никогда прежде. Из-за кисты мозга и эпилепсии ей требовалось обследование у нейрохирурга – пришлось ехать в столичный НИИ нейрохирургии. В обычную женскую консультацию Вероника не пошла, обратилась в коммерческий центр рядом с домом. Говорит, после аборта всего боялась и хотела самого лучшего. Старалась ездить на такси – по словам Вероники, из-за угрозы припадка.

Уже на первых месяцах беременности она не могла работать, и доходы резко упали. Впервые за всю жизнь Вероника заняла у банка 52 тысячи рублей. Потом снова взяла небольшой заём, потом еще и еще. И к концу беременности она была должна кредитным организациям свыше 670 т­ысяч.

– Я все рассчитала и была уверена, что выплачу, – говорит она.

Кредит ради кредита

Мальчик Арсений родился абсолютно здоровым, и Вероника, узнав об этом, облегченно выдохнула. 

– Сеня замечательный ребенок, – рассказывает она о сыне. – Ни разу меня не подвел. Посмотрите, как он рисует! Я с ним занимаюсь по собственной методике.

Радость материнства омрачали кредиты. Многие мамы планируют выйти на работу вскоре после родов – и понимают, что это невозможно. Так было и с Вероникой, хотя она перебивалась разовыми заработками, чтобы у сына было все необходимое, а долги не росли снежным комом. Но малыш рос, она стала чаще болеть, а денег требовалось все больше. 

– Только на мои лекарства в месяц уходит 10–15 тысяч рублей, – объясняет Вероника. – Мне пришлось нанять няню, потому что, когда мне плохо, с Сеней некому сидеть. Няня – это еще 15 тысяч рублей в месяц.

Судебные приставы в квартире / Russian Look

Поскольку таких доходов у Вероники не было, она потихоньку стала брать новые кредиты, пытаясь погашать ими старые. К сожалению, так делают сейчас многие, все больше погружаясь в долговой омут. Удивительно, но одинокой маме без стабильной работы и с кучей долгов ни в одном банке не отказали. Чтобы расплатиться, Вероника обменяла трешку, полученную в наследство от бабушки, на скромную двушку. Два года назад устроилась риелтором в агентство, и вроде бы «попёрло» – из 18 кредитов Чурсина закрыла 9. Но и передышка оказалась недолгой.

– В какой-то момент риелторский бизнес упал, – говорит она. – Мне помогла подруга, которая после продажи своей квартиры дала в долг 1 миллион 800 тысяч рублей. Дала без всякой расписки, зная о моем положении.

«У меня нет ни шуб, ни машин»

Веронике пришлось продать и двушку. Однако это не особенно помогло. Сейчас каждый месяц она должна отдавать банкам 120 тысяч рублей. Чурсина надеялась на крупную риелторскую сделку, но дело не выгорело и она в который раз осталась у разбитого корыта. 

– У меня пропала последняя надежда, – рассказывает Вероника. – Хотела уйти из жизни, но мой ребенок, кроме меня, никому не нужен. Я оказалась в церкви, поговорила с батюшкой, мы вместе помолились, и вот видите – взяла себя в руки. 

Наш разговор прерывает телефонный звонок. Как оказалось, из банка.

– Пока платить не могу, – ровным голосом произносит Чурсина, хотя видно, что внутри она сжалась в комок. – Но мы же с вами знаем, что выход обязательно найдется.

Банк / Russian Look

Вероника прекрасно понимает, что звонок – не последний, потому что на сегодняшний день она задолжала девяти банкам 3 миллиона рублей. Примерно столько же – знакомым. И где искать выход, она не знает. Разве что только верить, что выход найдется: в Матрону, которая помогает в самых трудных делах, в фэншуй, приметы, в кого-нибудь, кто поможет, как она сама когда-то помогала другим.

– У меня нет шуб, бриллиантов, машин. Я тратила на самое необходимое – на медицину и лекарства. Я не транжира! Сама обшиваю себя и сына, покупаю только молоко и хлеб...

Вероника ни о чем не жалеет: если бы не кредиты, говорит она, не получилось бы выносить и родить сына. Не много женщин, которые осудят ее за это естественное желание быть матерью. Но много тех, кто, возможно, осудит за другое – за то, что хотела для себя и своего сына самого лучшего без мыслей о будущем. Всем понятно, что, занимая у банков, отдавать приходится несравнимо больше. А не можешь отдавать – не занимай.

Но почему тогда так много вокруг людей, оказавшихся в долговой яме?

/ликбез

Брать новые кредиты, чтобы погасить старые, – путь в никуда

О том, как правильно действовать, если вы не справляетесь с выплатами по кредитам, рассказывает Владимир Шишкин, заместитель директора по развитию бизнеса Национального бюро кредитных историй: 

– Когда возникают финансовые сложности, ни в коем случае нельзя брать новые кредиты. Это путь в никуда! В таких ситуациях нужно обращаться в банк с просьбой о рефинансировании, чтобы этот кредит разбили – скажем, не на три года, а на семь лет.

/sos

Нельзя прекращать платежи!

Существует ли выход из ситуации, в которую попала наша героиня, рассказывает Виктор Майданюк, генеральный директор Института фондового рынка и управления:

– Веронике необходимо письменно обратиться во все банки, где она брала кредиты, с просьбой отложить выплаты по состоянию здоровья и из-за отсутствия работы. Ей нужно стараться выплачивать хотя бы 30 процентов от дохода, чтобы ее не обвинили в мошенничестве. Скорее всего банки будут судиться, но они не заберут у заемщика больше, чем он имеет. Обычно банки списывают такие долги на убыток или продают коллекторам.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания