Новости дня

16 декабря, суббота



15 декабря, пятница







































14 декабря, четверг



Что творилось в Пушкино после убийства фаната "Спартака"


Стена памяти // Олег Ушаков

На все минувшие выходные город Пушкино замер в ожидании. «Продолжение будет?» — спрашивали в Сети после народного схода в память о Леониде Сафьянникове. — «Всё будет».

По городу бродили слухи о жаждущих мести фанатах «Спартака», которые приедут и изобьют всех мигрантов или, на худой конец, болельщиков других клубов. Ждали, что массовая драка начнётся на футбольном поле, на железнодорожной станции, у гостиницы для приезжих. Полицейские и омоновцы были повсюду.

Рынок возле железнодорожной станции закрыт. «Надо было тут всё на хрен разбить!» — мужчина демонстративно харкает, проходя мимо ларьков с надписями «Санитарный день» и «Торговля запрещена». «Как дела, начальника?» — говорит с притворным восточным акцентом парень с двумя пьяненькими девицами. Через разбитое стекло он заглядывает в палатку, где на подносе лежит самса, а потом приносит откуда-то ножку от табуретки и тянется за выпечкой.

— Опомнись! — одна из девиц влепляет парню пощёчину.

— Совсем офигели!? Одна хлопает, другая хлопает! Я что, резиновый!?

На крики появляются полицейские, и троица с ножкой от табуретки, притихнув, идёт к месту гибели Леонида Сафьянникова.

Сход / Олег Ушаков

Цветы, свечи, фотографии, флаги, шарфы с символикой футбольных команд. Здесь в последний раз припарковался 23-летний фанат «Спартака», который вместе с мамой и маленьким братом жил в микрорайоне Звягино, работал логистом в московской компании и учился в институте. «Этот человек никогда не курил и не пил, — говорит мама бывшего одноклассника Леонида. — Такой был миролюбивый парень. Все болельщики дрались, а он никогда никуда не встревал. То есть он как-то особняком держался». «Да, не зря здесь столько цветов, — вступает в разговор мужчина. — Человек хороший был, отзывчивый, все его помнят».

Мама одноклассника рассказывает, как вечером 13 мая Леонид приехал на станцию, чтобы встретить девушку. Как он перегородил дорогу узбекам и те дважды к нему подъезжали — сначала «побеседовали», потом избили: «Каждый кирпичик куплен вот этими всеми… восточными людьми. Они в первый раз подъехали, а он им: “С какой стати? Я никому не мешаю”. Он всегда мог словом сказать. А этим вот надо силой, силой. Им надо кого-то обязательно повесить, убить кого-то. До этого девушку у нас тут изнасиловали. Вообще здесь русских не увидишь».

«Мы, — подхватывает мужчина, — будем настаивать, чтобы убрали весь этот рынок, весь этот беспредел и чтобы как-то контролировали миграцию. Потому что все заводы у нас забиты этой миграцией. Мигранты, мигранты, а нам где работать? [Мэр Пушкина Сергей] Гулин нам вчера обещал. Мы на него давили, именно давили. Потому что ни на один вопрос конкретный он не дал ответа».

Стена памяти / Олег Ушаков

Местная жительница с цветами говорит, что возле станции всегда были проблемы с парковкой: «Раньше муж меня приезжал встречать. Но сейчас я ему запретила. Даже если он на чуть-чуть останавливался, на него все таксисты косились. Думали, что он клиентов у них отбивает». По словам женщины, рынок закрыли напрасно, поскольку там работали хорошие люди, которые никогда не говорили грубостей и могли даже помочь уложить сумку. «А вот таксистов надо было убрать, — считает она. — 20–30 человек стоят возле своих машин, пройти невозможно, билет купить невозможно. Почти все из них приезжие. Они на сломанных машинах ездят, и по-моему, они все без прав. Ещё я из верных источников знаю, что они под наркотой. Они травкой торговали. Молодёжь наша возле них тусовалась».

«Когда убивают русских, все кричат — недоумевает бабушка с сумками. — А когда убивают людей других национальностей, то ничего не происходит. Это даже замалчивается. Мне жалко этого молодого человека. Но… то, что сейчас закрыты все киоски — картошки негде купить. Ну это всё ерунда — картошка. Убивать, конечно, никого не надо. Но наверняка он их как-то обозвал по национальному признаку. У меня к рынку и мигрантам претензий нет. У меня знакомые есть среди узбеков — они нормальные люди. Просто надо жить по-человечески».

На улицах Пушкина полно молодёжи — и местной, и московской. Многие находятся в предвкушении заварухи. «Если что-то и будет, то тут всё разнесут», — уверен старшеклассник в футболке с эмблемой «Спартака». Парнишка шагает по центру города, подрыгивая руками, как выходящий на ринг боксёр. На окраине Пушкина полицейские останавливают компанию молодых людей, проверяют документы и сажают ребят в машины, оставив на тротуаре их подругу. «Мусор, мусор, мусорок, смоем мы тебя в толчок!» — кричат фанаты в подземном переходе на железнодорожной станции.

Полиция / Олег Ушаков

— Пожалели бы своих матерей, — урезонивает болельщиков женщина. — Ведь кости вам переломают.

— Да, пацаны, давайте тише, — соглашается один из фанатов. — А то реально загребут. Экстремизм и всё такое.

«Я очень переживаю за молодёжь, — объясняет женщина в переходе. — Молодёжь надо сейчас остановить. Детей надо держать дома. Они сейчас в горячке что угодно натворят. Это, конечно, тревожно: идёшь со второй платформы — и тебя ОМОН встречает. Матери не могут сдержать своих детей. Это всё Интернет! Это цепочка. И надо это остановить. А как? Тогда омоновцам тут надо стоять не один день. Вчера всё рано закрылось, я хлеб даже не могла купить. Главное, чтоб мир наступил. Очень хочется тишины».

Полиция / Олег Ушаков

Возле гостиницы «Альянс-отель», где за 100 рублей в день живут мигранты, дежурят полицейские и омоновцы. Жители соседнего дома время от времени выходят на балконы, чтобы не пропустить нападение футбольных болельщиков. Полицейские, маясь от скуки, безостановочно курят, фехтуют на резиновых дубинках, стучат друг друга по бронежилетам.

— А чё, ты наши фотки на сайт выложишь? — спрашивает полицейский со шрамом.

— Не, не надо! — говорит его коллега. — Чтоб нас потом фанаты по одному отлавливали?!

Наконец полицейские начинают суетиться, надевают шлемы: «Едут, едут!». К ним подбегают омоновцы, до этого стоявшие в тенёчке под деревьями. «Работяги едут!» — подъезжает жёлтый автобус с мигрантами. «Серёга, давай за руль!» — раздаётся команда, и вскоре автобус с постояльцами «Альянс-отеля» удаляется в сопровождении полицейской машины.

Бойцы ОМОНа / Олег Ушаков

У магазина, расположенного рядом с гостиницей, курят продавщицы. «Мы ждём, чтоб эту гостиницу поскорей закрыли, — говорит продавщица с татуировкой на руке. — Там и белорусы, и узбеки, и таджики, и хохлы — кого только нету. Конечно, они мешают. Воруют, бьют, насилуют. В полицию мы много раз их сдавали. Поэтому беспредел с этой гостиницей. Давно надо было начать то, что сейчас происходит. Просто надо гнать их отсюда! А что полиция? Вон они стоят, смотрят, даже прячут их. Бабло, наверное, получают от них».

Другая продавщица, недавно приехавшая в Пушкино, на вопрос о городских проблемах отвечает: «Проблема во всём Пушкино. Во всём! Начиная от дворника и заканчивая администрацией. Где я только не была, а Пушкино — самый коррупционный город. Что энергетики, что администраторы — все воруют. Бедный народ. Я вообще не знаю, как они здесь живут».

Полиция / Олег Ушаков

Жители Пушкина готовились к какому-то опасному развлечению наподобие испанского бега от быков, несущихся по городским улицам. Но ни быков, ни разъярённых фанатов «свиней» пушкинцы так и не увидели. Между тем гражданин Узбекистана Жахонгир Ахмедов, обвиняемый в убийстве болельщика, сдался полиции, признал свою вину и согласился сотрудничать со следствием. Сотрудники ФМС тем временем зашевелились: проверили в Пушкинском районе более 500 иностранцев и выдворили из страны около 140 нарушителей миграционного законодательства.

Многим, однако, такие меры показались недостаточными. Радикально настроенные жители интернета, призывавшие громить рынки, жечь мечети и «рубить чурок» в светлую память Леонида Сафьянникова, разразились гневно-разочарованными комментариями. «Вот и всё, забылась история убитого парня, — писали в Сети, — ждём следующего трупа. Продолжайте жить в своё удовольствие, россияне, пухом вам земля».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания