Новости дня

21 июля, суббота





























20 июля, пятница
















Как Москва отметила присоединение Крыма


Global Look Press
Global Look Press

«Россия круче всех! – сказала античная статуя с картонной лирой в руках. – Я очень рад, что Крым стал Россией. На море будем ездить купаться». Статуя спрыгнула с постамента и пошла на перекур. В парке «Сокольники» состоялись народные гулянья в честь присоединения Крыма к России – «Крымский start-up», – где можно было встретить не только живые статуи, но и Русского медведя, электровелосипедистов, волейболистов, байкеров и людей, ностальгирующих по СССР.

Пять античных статуй с пилястрами, напоминающими сливочные торты, на головах, стоят на Главном входе в парк. По задумке организаторов «Крымского start-up», живые статуи должны представлять одну из главных особенностей полуострова и напоминать о богатой истории нового субъекта РФ. «Ой, они моргают!» – дёргает маму за руку мальчишка. «Какая выдержка!» – говорит мужчина. «Бедненькие, бедненькие», – вздыхает сердобольная старушка.

Два дружбана, обнявшись, враскачку подходят к античной статуе. Тот, что потрезвее и покрупнее, фотографирует статую на телефон, а тот, что попьянее и помельче, с разных ракурсов показывает ей средний палец. Внезапно здоровяк вспоминает о приличиях, отводит друга в сторону и, упёршись ему лбом в лоб, втолковывает: «Они же для красоты, для красоты, ***, поставлены, а ты!» А тот мычит и пытается пожать товарищу руку. Помирившись, они лезут фотографироваться к бурому медведю в косоворотке. После фотосессии медведь признаётся, что всё равно любит Россию и россиян, а насчёт Крыма говорит: «Присоединение Крыма – это неплохо. Там зимовать можно с комфортом».

Между тем участники электровелодвижения на своих велосипедах, самокатах и мопедах выстроились перед входом в «Сокольники». На руле одного электрочуда прикреплён радиоприёмник, а на переднем крыле – флажок СССР. «Это как у Маяковского, – говорит хозяин велосипеда, – "Из широких штанин достаю краснокожую паспортину". Я вырос в СССР и предпочитаю коммунистический строй. Тогда мы трудились, были уверены в завтрашнем дне. Страна жила своей жизнью, и мы диктовали миру свои условия».

/ Олег Ушаков

Кстати говоря, в 80-х годах электровелосипедист из СССР закончил Киевскую школу мичманов-техников. По поводу ситуации на Украине он говорит: «Власть, которая пришла на Украине, – чисто профашистская власть. Левобережье Украины, Донецк, Донбасс должны принадлежать России. Если донбасские шахтёры сообразят, что дальше будет происходить, они возьмут оружие, и народный гнев сметёт все на своём пути. А Западная Украина изначальна была пробендеровская – я не вижу смысла восстанавливать с ней связи».

Разговор прерывает молодой человек с выбритым виском и в обвислых джинсах. Он объявляет в матюгальник о начале велопробега под названием «Крым-кросс», и около 15 электрочуд с российскими и крымскими флагами, дзинькая звонками, срываются с места и делают почётный круг по территории парка.

/ Олег Ушаков

Тем временем на фонтанной площади проходят соревнования по пляжному волейболу между любительскими командами Москвы. Спорсмены в футболках с надписью «Крым Start-up» на холодном песке борются за кубок парка «Сокольники». Рядом с «пляжем», по обе стороны от вышки с диджейским пультом, разместились лежаки, пластмассовые пальмы и стенды для фотографирования – «специальная пляжная зона, символизирующая климат новой территории России».

Женщина в солнцезащитных очках, расстелив на лежаке одеяльце, наблюдает за игрой волейболистов. Она – мастер спорта по волейболу, тренирует детей от 9 до 18 лет. «Самое главное, – говорит женщина о присоединении Крыма, – чтобы все жили мирно. Лучше играть в волейбол, чем воевать… Россия ни с кем не сcорилась, это с нами хотят поссориться. Западные страны не любят Россию и пытаются её везде унизить. Но наша страна – великая страна! И она покажет себя на мировом уровне. Путин, я считаю, правильно ведёт себя – он грамотный дипломат. Крымчане хотели присоединиться!»

Время от времени на фонтанной площади выступают ребята из танцевальной школы «Карнавал»: они кружатся под звуки «Севастопольского вальса» и скачут под песню «Давай, Россия, давай, давай!».

/ Олег Ушаков

В парке одуряюще пахнет шашлыком, сладким миндалём, попкорном – и патриотизмом. На 4-м Лучевом просеке, кстати, работает ярмарка крымских товаров. Бойкая торговля идёт в бревенчатых домиках, украшенных российским триколором и носящих названия крымских городов. «Видишь, Крым к нам приехал», – говорит дедушка внучке. В шале «Симферополь» гости парка покупают пряники ручной работы, в «Алуште» – пахлаву, в «Керчи» – беляши и пироги, а в «Инкермане» – тархун, мохито, глинтвейн. «Здесь никто ничего не привёз из Крыма», – признаётся продавщица, за что получает локтем в бок от коллеги.

Миниатюрная женщина в белой куртке, гуляя по ярмарке, вспоминает свою юность: «Я все города Крыма объездила. Ностальгия прям!» «В Крыму много русских, – говорит она, – и их здорово там украинцы притирали. Я хочу, чтобы все воссоединились. Какая разница – русский или украинец, – надо жить дружно, как мы жили в советское время. А от Европы мы не зависим. Это она от нас зависит. Все недра наши, уголь, газ, золото – всё наше. И я не знаю, что Европа с Америкой без нас делать будут – Америка, которая нас гнобит ещё с давних времён. А Западная Украина нам и не нужна, они с войны были бандюганы самые настоящие».

/ Олег Ушаков

Там же, среди крымских яств, прогуливается кларнетист из оркестра имени Римского-Корсакова ВМФ России. Музыкальный инструмент мужчина держит наизготовку перед собой, будто для того, чтобы в любую секунду заиграть по взмаху дирижёрской палочки. «Крым, – говорит музыкант, – это исконно русская земля, которая украинцам просто в подарок досталась. Теперь она вернулась. Украина – это же Древняя Русь, братский народ, мы всё равно когда-нибудь объединимся».

«Мы – братские народы, – в унисон с кларнетистом говорят девушки, которые 8 лет назад переехали из Харькова в Москву. – Мы за то, чтобы всю оставшуюся Восточную Украину присоединить к России. То, что сейчас творится на Украине, – неправильно, глупо».

/ Олег Ушаков

«Крым – наш! – в общем хоре раздаётся голос бабушки с ярко накрашенными губами. – Я по молодости отдыхала в Крыму. Вся душа, вся молодость моя там. В Крыму же русские. А раньше, в Советском союзе, вообще все вместе жили – и учились, и замуж выходили, у меня вот муж мариец. И откуда только взялись эти бендеровцы? Ведь молодёжь носит фашистские обозначение, как будто они войну забыли!».

Про «бендеровцев» подхватывает женщина с китайской хохлатой собакой, похожей на взлохмаченного панка: «Бенедеровцы – это нечисть! Пускай и другие регионы Украины присоединяются, лишь бы не говнячились, не душили нас, как они там душат друг дружку, – галстуками, шарфами. Где это видано! А Америку я вообще не признаю. Америка, она стебанутая! Это наши евреи уехали туда и обиделись – вот теперь оттуда зло и идёт. Из-за Крыма войны не будет, не. Это всем понятно – 600 лет наш Крым был, и вдруг какой-то дурак нашёлся, отдал своим землякам. Хрущёв – дурак. Чтоб ему там перевернуться!»

Такие же решительные нотки звучат в голосе мужчины, который высказывается за присоединение к России не только всей Украины, но и Финляндии с Аляской: «Пускай будет война, и мы узнаем, кто говно и не патриот, а кто нормальный. Ради чего воевать? Да ради свободы! Чтоб страна была большая, мощная, как Советский союз, как царская Россия. А как же наши отцы, деды, прадеды воевали! Двенадцатый год! "Скажи-ка, дядя, ведь не даром Москва, спалённая пожаром…" Почему у нас промышленность не развивается, почему заводы не строятся, а? Мы на одной нефти сидим. А вот когда будет война, тогда все зачешутся. Тогда быстро заводы построят, и всё говно, весь негатив на Запад сбежит».

«Ну вот, захавали, теперь жить веселее», – говорит бритоголовый байкер в кожаной жилетке, возвращаясь с крымской ярмарки к своему мотоциклу. Члены московского байк-клуба «Орден» приехали в парк, чтобы, по их словам, поздравить всех россиян и крымчан с этим исторически важным событием – присоединением Крыма. «Это исконно русская земля, – говорит член «Ордена» в чёрной бандане. – Там проживают русские. Исторический момент состоялся. Теперь люди там вздохнут спокойно, свободно, без кипиша». «Добро пожаловать на родину!» – произносит байкер с мундштуком в форме черепа.

Парень в обвисших джинсах объявляет о начале мотопарада, после чего мотоциклы с российскими, крымскими и Андреевскими флагами в сопровождении военного оркестра, ревя и сигналя, едут от главного входа к фонтанной площади. Впереди колонны движется байк, расписанный под гжель. «Такой, наверное, весит больше моей машины», – уважительно качает головой мужчина в толпе зрителей. «Это те, которые с Путиным ездили, или они из Крыма?» – недоумевает женщина.

/ Олег Ушаков

Мотоциклы останавливаются возле сцены, где через пару минут начинается праздничный концерт. Звучат песни, марши, вальсы «предвоенной и военной эпохи». Слушатели едят чебуреки, подпевают, беззвучно шевеля губами, смеются над детишками, которые пляшут под песню «И тогда любой из нас не против хоть всю жизнь служить в военном флоте».

«Это какой-то сюр», – реагирует молодой человек на горном велосипеде, узнав о празднике по случаю присоединения Крыма. С ним согласна его подруга: «Одно дело 9 мая, великая война, а здесь какая-то ерунда. Это всё для поднятия самых низменных патриотических чувств». Парень кивает на диктофон: «А мы не услышим себя на Russia Today? "Что скажет пятая колонна по поводу присоединения Крыма"». Ребята смеются. «У меня выжидательная позиция, – говорит велосипедист, – эффект присоединения проявится через некоторое время». «Главное, – добавляет девушка велосипедиста, – чтобы это действительно было мнение крымчан. Если это их желание, то – о’кей. Вообще какой-то перебор информации сейчас, я не знаю, кто прав и кто виноват, чьё мнение защищать».

Играет военный оркестр, крутится колесо обозрения. Два дружбана – один потрезвее, другой попьянее – разглядывают стенды с репродукциями картин художников-маринистов и стихотворениями о Крыме. Возле одного из стендов тот, что попьянее, в очередной раз ощущает прилив творческой энергии и необоримую тягу к художественному жесту. Он показывает картине Дейнеки «Водный стадион "Динамо"» средний палец и энергично водит им по строчкам стихотворения Маяковского «Крым». «Крым» начинается словами:

«И глупо звать его
                              "Красная Ницца"
И скушно
                звать
                          "Всесоюзная здравница"
Нашему
              Крыму
                          с чем сравниться?
Не с чем
                 нашему
                               Крыму
                                           сравниваться!»
поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!