Новости дня

18 октября, среда





















17 октября, вторник






















Как прошли митинги за и против присоединения Крыма к России


Накануне крымского референдума в Москве прошли сразу два шествия, два митинга, связанных с политикой российских властей по отношению к Украине и Крыму. Наши корреспонденты побывали и на том, что всецело поддерживает официальную позицию, и на том, где люди собрались, чтобы высказаться против. 

«Вы что, за слабую Россию?»

Шествие, организованное движением «Суть времени», в отличие от «марша мира», имело явно милитаристский оттенок. Сотни рослых молодцов в красных куртках с нашивками «СВ» на стилизованных погонах чеканили шаг под «Священную войну» и «Катюшу» (музыкальный фон создавал живой оркестр в середине колонны). Дойдя до площади Революции, активисты также расположились по-военному, ровными колоннами. За краснокурточным авангардом шли уже не столь четким строем представители прочих сил – «Офицеры России», «Ветераны Афганистана», были и флаги ЕР и ЛДПР. Акция, рассчитанная на 2000 человек, собрала по разным оценкам от 5000 до 15.000 (уплатят ли организаторы штраф за превышение численности, неизвестно). С трибуны лидер «Сути времени» Сергей Кургинян говорил о «бандеровцах», «гражданском сопротивлении» и «защите Крыма».

 

Ибрахим Наоваф, президент Союза сирийских студентов, шел в первом ряду колонны:

– Здесь около 20 представителей наших землячеств, мы пришли поддержать господина президента Путина, поблагодарить за его отношение к Сирии и верим: точно так же Россия спасет Украину. Крым – исконно российская земля, и люди Крыма имеют полное право вернуться к матери России.

Борис Смирнов, пенсионер:

– Я под Львовом жил с 1947 по 1951 год и помню, как тогда еще каждую ночь бандеровцы с автоматами ходили. Сегодня мы с женой пришли в знак солидарности с русским населением Украины. И Крым – это русский полуостров. А почему мы должны от своего отказываться?

 

Елизавета Иванова, студентка:

– Мы с подругой – обычные гражданские активистки и пришли заявить: фашизм не пройдет! В чем я вижу фашизм? В Майдане. В людях, которые свергают власть, поджигают здания и ущемляют русских. Как? Убивают их, избивают и считают, что русские и украинцы – не братские народы. А мы должны быть едины. И если Крым хочет быть нашим, мы их примем. И мы не боимся санкций Запада: своих на деньги не меняем!

Елена, работник метрополитена:

– Украина – любовь моя, у меня там много знакомых, и я очень за них переживаю. Сюда я пришла по убеждению, а когда влилась в колонну, присоединилась к активистам «Союза труда». Я их не знаю, но они отстаивают труд и зарплаты людей, наверно. Мне дали флаг, с ним приятнее идти. (Тут какой-то мужчина забирает у Елены флаг.) Наверно, боятся, я с флагом что-то не то скажу. Но мне просто жаль людей на Украине, они испуганы, не знают, чего дальше ожидать. Я хотела приехать к ним на майские праздники с сыном, как обычно. Они меня отговаривают. В общем, у меня тяжелые мысли, и по поводу турсезона тоже.

Константин Рябинин, инженер-программист:

– Я работаю в западной фирме и надеюсь, меня не уволят за участие в этом митинге. Запад, конечно, на нас ополчится сейчас. Придется затянуть пояса немного. А что, вы предлагаете, чтобы мы шли у Запада на поводу, как при Ельцине? Вы что, за слабую Россию?

 

Оксана Сапель, психолог, активистка «Сути времени», на митинг пришла с тремя детьми:

– Я сама харьковчанка, хотя 10 лет живу здесь, но не омоскалилась, я прекрасно знаю украинский язык, у меня там живут родители, сестры, брат. Сюда пришла из патриотических чувств. А сегодня патриотизм – значит быть против сторонников Майдана, из-за которых распадается Украина. Мои родные поначалу радовались, что революция, народ поднялся против коррупции, Януковича. И мы все рады, что он ушел. Но в итоге кто пришел? Нелегитимные захватчики. Они перед выборами только наобещают, а потом начнут вешать неугодных. Я уже вижу, что мои близкие стали жить хуже, они в страхе. Сюда переехать не так-то просто. И что, если и здесь начнется заварушка? Вы же видите, какой параллельный нам марш идет. Хотя сейчас нам надо объединяться и отвоевывать страну обратно. Ведь если Крым останется в составе Украины, там начнутся чудовищные репрессии против русскоязычного населения. Пусть нас обвиняют в экспансии, но Путин на самом деле очень осторожный политик. Я бы на его месте еще жестче действовала.

Сергей Аскерко, полковник запаса:

– В Киеве сейчас бесчинствуют молодчики, которых последние 20 лет воспитывали в идеалах дивизии национализма. И в итоге там может установиться настоящий бандеровский режим по образцу 30-х годов. Бандеровцы – это Ярош, Турчинов, Яценюк, Тягнибок. Они существуют на деньги Запада. Американцы хотят решить русский вопрос на Украине при помощи этих молодчиков, которые уже развешивают листовки, что всех москалей возьмут на ножи. При этом военные конфликты исключены – боеспособность украинской армии всего 6000 человек. НАТО вмешиваться не будет.

«Мы не должны туда лезть!»

 

Шествие против действий России в Крыму стартовало на Страстном бульваре и завершилось митингом на проспекте Академика Сахарова. Многие участники украсили свою одежду желто-голубыми лентами, несколько девушек пришли в традиционных украинских венках. Люди принесли с собой рукописные плакаты: «Прости нас, Украина», «За нашу и вашу свободу», «Руки прочь от Украины», «Россия, вставай!», «Нет войне». Когда шедшие в первых рядах уже достигли сцены на проспекте Сахарова, у металлодетекторов на Страстном еще толпились люди. Такого количества участников мы не припоминаем со времен первых протестных мероприятий на Болотной. По различным источникам, на шествие собрались от 50 до 80 тысяч человек. Однако в столичной полиции уверяют, что митингующих было всего 3 тысячи. 

Мы обращались к людям с простыми вопросами: почему и с чем они пришли сюда в выходной день и что они хотят сказать своим присутствием.

 

Валерий Ландин, пенсионер:

– Я прожил долгую жизнь, помню даже сталинские времена. А сейчас нас пытаются заткнуть, вернуть в это страшное прошлое. Я хорошо знаю, что это такое, и не хочу назад. И еще я помню, как в послевоенные годы мы еще пацанами ходили в баню. Помню, сколько там было инвалидов-фронтовиков – без рук, без ног… Мне страшно представить, что такое может повториться. Тем более что теперь будут умирать наши дети. Война для меня – это страшно. Я не хочу, чтобы она случилась. Конечно, Крым для нас всех дорог. У меня там могилы – бабушка, дедушка; моя супруга родом оттуда. Цена его велика, но я не хочу, чтобы этой ценой были человеческие жизни. Один человек развяжет войну – и всё…

Диана, студентка:

– У меня очень простая позиция, она вся на моем плакате. Я не хочу войны с Украиной. Я хочу, чтобы был мир и чтобы все у всех было хорошо.

 

Анна, дизайнер:

– Я не могла не прийти, потому что я просто умираю от стыда и позора. Я люблю Крым, мы там все время отдыхали. У меня свекровь живет в Бахчисарае. Но это ни при чем. Я не понимаю, как можно прийти в соседнее государство с танками. Мои родственники в Крыму говорят, что хотят в Россию. Мы с ними даже чуть не поссорились на этой почве. Допустим, хотите, но не таким же образом! Иногда мне кажется, что мир сошел с ума.

Наталья Николаева, бывший журналист:

– Меня возмущает, когда люди утверждают, что в Крыму находятся российские танки и солдаты. Сами же говорите, что люди и техника без опознавательных знаков. Интересно, по каким признакам определяете принадлежность войск?

Нет, при всем при этом я не поддерживаю российскую политику в Крыму. Я здесь потому, что я против войны. Я за то, чтобы ее не было. Ведь в Крыму не были использованы ни политические, ни социальные методы. Сразу поставили телегу впереди паровоза, и понеслось…

 

Дмитрий Максимов, юрист, руководитель московского отделения Либертарианской партии России:

 – Я здесь потому, что люблю Украину и еще не хочу войны. Тем более что кусочек Крыма никому из нас все равно не достанется, так что и воевать-то не за что. Политические игры Путина – это очень плохо. Потому что он играет с огнем. Он рассорил наши братские народы, он лезет во внутренние дела страны. Я считаю, что украинцы должны сами разобраться в своих проблемах, и они в состоянии это сделать. Мы не должны туда лезть.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания