Новости дня

17 декабря, воскресенье

































16 декабря, суббота












Мифы и загадки белорусского калия

Собеседник №6 '14

Александр Лукашенко // Russian Look

«Калийный скандал» стал одним из крупнейших событий в российской политике и экономике в прошлом году. ОАО «Уралкалий» и ОАО «Беларуськалий», которые через совместную «Белорусскую калийную компанию» контролировали до 43% мирового рынка хлористого калия, прекратили сотрудничество, что вызвало обрушение цен на продукцию и огромные потери в капитализации мировых калийных гигантов.

На фоне эпопеи с арестом генерального директора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера и комментариев первых лиц России и Белоруссии сама «Белорусская калийная компания» по большей части оставалась в тени. А ведь, возможно, именно в ее прошлом и настоящем кроются истинные истоки «калийного конфликта». Что это за организация, что за люди ее представляли и возглавляли? 

/

Родом из «детсада»

БКК была создана в 2005 году после того, как белорусское руководство устало от непрозрачности и финансовых потерь, которыми сопровождалась торговля через «Международную калийную компанию» (ее учредителями были «Беларуськалий» и «Сильвинит»). Тогда белорусский президент жестко раскритиковал работу МКК, назвав ее «международным жульем», и дал четкий сигнал чиновникам и руководителям – за непрозрачные схемы продаж с участием непонятных посредников могут посадить. «Если этот факт подтвердится и там есть потери бюджета, то всех посадить – членов правительства и тех, кто этим занимался!» – публично сказал он, обращаясь к генеральному прокурору республики. Однако до «посадок» не дошло – дело ограничилось выговорами и объявлениями о служебном несоответствии госчиновникам и руководителям «Беларуськалия». 

В результате на фоне громкого коррупционного скандала было принято решение создать БКК и строить сбыт совместно с российским «Уралкалием», уже имевшим самостоятельный опыт продаж.

Новый белорусско-российский калийный альянс контролировал почти половину мирового рынка. Первым генеральным директором БКК стал Владимир Николаенко, бывший заместитель министра торговли Белоруссии. Несмотря на то, что Николаенко никогда не занимался торговлей удобрениями на мировом рынке, он обладал важным опытом аппаратной деятельности, что позволяло ему грамотно выстраивать работу с белорусскими государственными органами – от КГБ до Совмина. При этом генеральный директор не только не мешал, но и помогал обладающим таким опытом российским и белорусским менеджерам организовывать эффективную сбытовую сеть. 

/

Правда, в народе БКК стала известна как своеобразный «детсад белорусского Совмина». В прессе упоминалось, что в нее стремились трудоустроить своих детей влиятельные белорусские чиновники: министры, мэры, губернаторы и другие видные персоны. Поэтому неудивительно, что штаты компании были, мягко говоря, не самыми скромными. Зачастую в каком-то из отделов трудилось гораздо больше народу, чем требовалось для нормального обеспечения рабочего процесса.

Но справедливости ради стоит отметить, что костяк эффективной команды БКК всегда составляли российские и белорусские специалисты, принятые на работу на общих условиях, с учетом профессиональных качеств, а не «благородного» происхождения. Благодаря им и несмотря на некоторые черты, присущие скорее министерству, чем торговой компании, работа в БКК при Николаенко шла успешно. Российские и белорусские специалисты работали на общий результат и не имели разногласий по национальному поводу. Результат впечатлял – если в рамках БКК в 2006 году «Беларуськалий» заработал около  1 млрд $, то в 2011 году (последний год директорства Николаенко) – уже  3,2 млрд $.

Трудности перевода

Новый генеральный директор – Валерий Иванов – пришел в компанию в 2012 году с должности вице-премьера, курировавшего в белорусском правительстве сельское хозяйство. В активе Иванова аж три высших образования, но его бизнес-опыт был, мягко говоря, не особо богат. Новый руководитель тяготел к неторопливому ритму жизни и никогда не спешил с принятием решений. В числе его первых «значимых» деяний сотрудникам запомнилась покупка шикарного «Мерседеса» S-класса стоимостью свыше  150 тысяч $. Взявшись поначалу бороться с «детсадом Совмина», он вскоре бросил это безуспешное дело и даже пополнил ряды компании несколькими своими выдвиженцами. И вообще, много времени уделял путешествиям по миру и встречам с партнерами за рубежом, что влетало компании в копеечку. Журналисты даже подсчитали, что стоимость его туров по миру превысила годовой бюджет всех остальных сотрудников минского офиса, включая службу продаж. Дело в том, что гендиректора, как правило, сопровождали в поездках несколько слабо говорящих по-английски ближайших сподвижников с переводчиками. В результате расходы БКК только на содержание толмачей достигали нескольких сот тысяч долларов в год. 

Шахта / РИА «Новости»

Иванов никогда не был и не стал в итоге экспертом калийного рынка. Он управлял организацией, как умел – опираясь на имеющийся у него специфический опыт управления. Но самым негативным моментом для БКК при Иванове стало то, что он не смог отстоять интересы совместной компании, когда активизировались ее местные белорусские противники, еще помнившие время «сотрудничества» с МКК и мечтавшие срывать маржу на услугах посредников. Возглавляя БКК, он не только не воспрепятствовал, но и фактически поддержал проект своей будущей преемницы Елены Кудрявец (тогда заместителя гендиректора «Беларуськалия» по коммерческим вопросам), которая вместе с гендиректором «Беларуськалия» Валерием Кириенко инициировала идею по продаже калия в обход БКК. 

Все это привело к тому, что выручка «Беларуськалия» в 2012 году составила лишь  2,7 млрд $, что на  500 млн $ меньше, чем в 2011 году при прежнем гендиректоре БКК. В итоге Иванов как не оправдавший надежд Александра Лукашенко на улучшение финансовых результатов перешел поначалу на должность замглавы администрации президента, а потом и вовсе опустился в кресло председателя правления Белкоопсоюза. 

Приписная истина

Следующим генеральным директором БКК стала Елена Кудрявец. 42-летняя бизнесвумен с юридическим образованием возглавила организацию, ярым противником создания которой она изначально являлась. Причина нелюбви к БКК вполне понятна – Кудрявец 20 лет трудилась в «Беларуськалии» и прекрасно помнила славные времена «взаимовыгодного» партнерства с МКК, когда хитрые схемы продаж калия очень благотворно сказывались на финансовом состоянии отдельных лиц.

С именем Кудрявец в «Беларуськалии» связано многое. В том числе странное и ничем не объяснимое стремление калийного гиганта на протяжении многих лет тесно сотрудничать с литовской компанией Arvi (см. справку), причем, есть подозрение, себе в убыток. Точнее, не себе, а государству, конечно. Начало этой «дружбы» восходит к 90-м годам, когда молодой специалист Елена Кудрявец была принята во внешнеэкономический отдел завода (по слухам, по протекции самого тогдашнего гендиректора Калугина). 

Будучи непримиримым противником сотрудничества с россиянами, Кудрявец была в числе инициаторов лишения БКК эксклюзивного права на торговлю белорусским калием, после чего можно было рассчитывать на возрождение «серых» трейдерских схем. И казалось бы, вот оно, счастье – летом 2013 года, почти сразу после прихода в БКК Елены Кудрявец, российско-белорусский калийный альянс распался. Но пожать плоды победы Кудрявец пока не удается.

Среди сотрудников БКК Елена Кудрявец не пользуется особой популярностью, ее не любят и откровенно побаиваются. Это можно понять – она может уволить работника за поддержание дружеских связей и даже просто за обычный телефонный разговор по личным вопросам с бывшими коллегами-друзьями из «Уралкалия». А главное, торговля идет плохо, даже план своей компании женщина выполнить не в состоянии. Крупных прямых контрактов с покупателями нет, есть небольшие продажи через каких-то непонятных посредников. 

Владимир Николаенко /

С приходом в «Уралкалий» нового руководства и новых акционеров («Уралхима» и «Онэксима») Кудрявец, видимо, решила продемонстрировать свою значимость и прочность позиций – инициировала встречу с генеральным директором «Уралкалия» Дмитрием Осиповым в Москве. О мероприятии тут же поспешили громогласно сообщить белорусские СМИ как о прогрессе в белорусско-российских калийных отношениях. Но источники на рынке считают, что встреча была посвящена текущим проблемам и носила абсолютно рабочий характер, так что заявлять о каком-то прогрессе, мягко говоря, неуместно. 

Зато президенту страны уже демонстрируются оптимистичные цифры – мол, мы не то что восстановились после разрыва с россиянами, но еще и далеко вперед ушли! Хотя произвести что-то на экспорт и экспортировать этот товар – вещи, согласитесь, несколько разные. И от того, что склады компании забиты сырьем, бюджету страны радости мало.

Один из примеров манипуляции с цифрами: в октябре прошлого года, по данным БКК, на экспорт ушло 420.000 тонн калия: 40.000 – в Норвегию, 110.000 – в Бразилию и т.д. Но вот по данным портов, через которые идет отправка этих грузов, октябрьский экспорт компании в Норвегию составил лишь 30.000 тонн, в Бразилию – вообще 42.000 (против 270.000 тонн годом раньше), и дальше в том же духе. В ответ на информацию о приписках в самой БКК виновниками своих же потемкинских поставок назначили журналистов: мол, это «спекуляция», и вообще, кроме кораблей, компания использует при перевозке грузов и железнодорожные вагоны. Интересно, с каких это пор от Минска до Рио стали курсировать поезда?

В руководстве республики тоже сидят неглупые люди. Не далее как в начале февраля Александр Лукашенко в своем выступлении отметил, что серьезно обеспокоен негативными тенденциями в промышленной сфере Белоруссии и больше всего его тревожит снижение экспортных поставок. «В основе этого лежат нежелание и неумение торговать», – заявил белорусский президент. И к новому руководству БКК это относится в полной мере, ведь «Беларуськалий» – крупнейший поставщик валютной выручки в страну. Судя по всему, глава государства уже осведомлен о приписках и истинном положении дел в БКК и в скором времени примет необходимые меры. Может, дойдет дело и до кадровых решений. Поэтому весьма вероятно, что, если в будущем переговоры о сотрудничестве России и Белоруссии в калийной сфере возобновятся, вести их с белорусской стороны будет уже не Елена Кудрявец. 

Валерий Иванов /

досье

«Беларуськалий» – Arvi: странное партнерство с литовской компанией

Arvi сначала была экспедитором «Беларуськалия» в Клайпеде, затем приобрела вагоны и начала закупать белорусские удобрения. В 1992–1994 годах она стала уже основным трейдером «Беларуськалия». Поскольку цены на калий субсидировались государством, просторы для злоупотреблений открывались громадные – можно было продавать продукцию за рубеж по ценам ниже рынка и при этом все равно класть хороший кусок прибыли в карман. На эту ситуацию даже обратил внимание Евросоюз и ввел антидемпинговые меры против белорусского, а заодно и российского калия. Потребовалось почти два десятилетия, чтобы эти меры были наконец отменены. 

Даже когда в качестве трейдера «Беларуськалия» утвердилась МКК, Arvi не просто не осталась за бортом, но и сохраняла эксклюзивное право на продажу калия в странах Балтии и на Украине аж до 2005 года, вплоть до создания БКК. Сложно после этого не поверить слухам, будто Кудрявец уже несколько лет владеет шикарным домом в Клайпеде, который вряд ли смогла бы себе позволить на невысокую по белорусским меркам зарплату.

С образованием БКК над Arvi нависла реальная угроза ухода со сцены. Тогда Кудрявец и гендиректор «Беларуськалия» Валерий Кириенко разработали план спасения бизнеса – по их замыслу, в разгар мирового кризиса «Беларуськалий» должен был совместно с Arvi построить новые мощности – завод по выпуску сложных удобрений. План даже получил одобрение института «Белгорхимпроект», но был заблокирован гендиректором БКК Владимиром Николаенко и вице-премьером Владимиром Семашко по очевидным причинам: недостаток в стране азотного сырья и полное отсутствие фосфорного гарантированно сделали бы белорусские сложные удобрения неконкурентоспособными на мировом рынке. Однако в 2013 году предприятие все-таки было построено, хотя особой прибыли стране не приносит.

«Таким производителям, как мы, это выгодно», – заметил глава правления Arvi ir Ko Видмантас Кучинскас, комментируя недавнюю «калийную войну» между Россией и Белоруссией. О бюджете республики такого не скажешь. Указом №584 от 31 декабря прошлого года Александр Лукашенко продлил по конец марта 2014 года нулевую ставку вывозной таможенной пошлины на удобрения «Беларуськалия». Всего же в текущем году от экспорта калия Минэкономики Белоруссии планирует получить лишь  2,1 млрд $, что заметно меньше, чем в последние годы. Зато кому-то это точно выгодно.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания