Новости дня

23 октября, вторник













































Мама Михаила Ходорковского: При встрече с сыном не плакала, я все слезы уже выплакала...


Марина Филипповна и Борис Моисеевич Ходорковские //
Марина Филипповна и Борис Моисеевич Ходорковские //

После заявления президента о помиловании экс-олигарха события развивались столь стремительно, что даже родители Михаила Борисовича оставались в неведении, когда же смогут увидеть сына.

Когда все информагентства чуть ли не поминутно сообщали, что происходит с Ходорковским (его привезли в Питер, личный самолет Геншера увез освобожденного в Германию, самолет приземлился в Берлине и т. д.), телефоны родных Михаила Борисовича оставались глухими. Видимо, шок от столь неожиданной радости был достаточно сильным. Так, сын Павел в Нью-Йорке и вовсе отключил мобильный, а на ресепшн возглавляемого им института современной России попросту сбрасывали звонок, как только слышали, что к телефону просят Павла Ходорковского. Поэтому я даже слегка удивилась, когда «ожила» трубка мамы Михаила Борисовича.

- Марина Филлиповна, «Собеседник» от всей души поздравляет вас с освобождением сына. Когда вы его увидите?

- Спасибо. Мы как раз сейчас с Борисом Моисеевичем едем в аэропорт.

- Когда вы узнали, что сына освободят?

- Как все, по радио.

- А он не знал, что вы уже неделю как дома, в Кораллово? Почему он полетел в Берлин (на момент этого разговора М.Б.Х. еще не рассказывал СМИ, каким образом оказался в Берлине – ред.)?

- Я ничего не знаю, думаю, сын все объяснит при встрече.

- Он вам звонил после освобождения?

- Еще нет. Нам передали его просьбу приехать к нему. Мы едва успели собрать чемоданы, такая суматоха...

- Вся семья соберется в Берлине?

- Да.

- Как вы себя чувствуете? Не тяжелая для вас дорога?

- Чувствую... Да как вам сказать... Но эта дорога меня не утомит – она радостная.

Мы договорились созвониться позже, чтобы во всех подробностях узнать, как прошла долгожданная встреча родителей и сына – без разделительного стекла и разговоров по телефону. Наш второй разговор с мамой Михаила Борисовича состоялся после пресс-конференции Ходорковского. На этот раз голос у не был необычайно бодрым и энергичным.

- Марина Филлиповна, как вы долетели? Вас сын в аэропорту встретил?

- Долетели нормально, а встретил нас Миша только у гостиницы. В аэропорту было так много поджидающих нас журналистов, что персонал аэропорта даже предложил нам выйти через служебный выход. Но мы отказались.

- Отвыкли, наверное, общаться с сыном без преград и не продумывая каждое слово?

- Я так рада... А пообщаться мы еще толком не успели. Его все время занимают другие люди. Но сегодня это, кажется, уже все.

- Расплакались при встрече?

- Нет. Все свои слезы я уже выплакала.

- Пока в Берлин приехали вы с Борисом Моисеевичем и ваш внук Павел. А где остальные члены семьи Михаила Борисовича – супруга Инна Валентиновна, дети?

- Они приедут позже.

- Вы сопровождали сына на пресс-конференцию, чтобы лишние минуты побыть рядом?

- И поэтому тоже. Но нам было еще и интересно. Аккредитовалось 370 журналистов, а пришло гораздо больше. Нам было так важно, что нашего сына встречают с таким воодушевлением... Кроме того, вы знаете, я пока еще не чувствую полной уверенности, что все позади.

Мнение эксперта

Генри Резник: «Помилование Ходорковского – репутационная потеря Путина»

- Михаила Борисовича Ходорковского освободили, и я очень этому рад. Вопрос – как освободили. Самым безболезненным вариантом для президента было подвести его под амнистию. И возможности для этого были. Если бы юридические советники у президента были компетентны, они бы это знали (такие вещи нередко прописывались в советских амнистиях): например, можно было амнистировать тех, кто отсидел 2/3 срока по экономическим преступлениям, или снизить таким заключенным срок на 1/3...

Помилование – самый неудачный вариант. Причем, неудачный не для Ходорковского (тут очень важно, что инициатива пошла не от него). Он-то как раз – символ силы и несгибаемости духа. В данной ситуации помилование бьет по репутации Путина. Наиболее выгодным для него вариантом, повторюсь, была бы амнистия. Жаль, что президенту этого не объяснили.

Само же освобождение напоминало спецоперацию. Собственно, оно ею и было: столь стремительное освобождение и отъезд являются этому свидетельствами. Условия освобождения, думаю, были. Судя по всему – отъезд за рубеж одно из них.

Смотрите фотогалерею 5 главных загадок освобождения Михаила Ходорковского [ФОТО]

Читайте также:

Стало известно, при каких обстоятельствах Михаил Ходорковский вышел на свободу и зачем адвокат Платона Лебедева едет к своему подзащитному

Михаил Ходорковский рассказал, почему поверил в информацию о помиловании, и назвал главное условие возвращения в Россию

а также все новости по теме ОСВОБОЖДЕНИЕ И БЕГСТВО МИХАИЛА ХОДОРКОВСКОГО

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания