Новости дня

27 мая, воскресенье
















26 мая, суббота















25 мая, пятница














Кому нужны недоступные кредиты?


Банк //
Банк //

В последнее время кредитная тема стала неожиданно популярной. Люди бросились брать кредиты в рублях, стремясь вложить имеющиеся и кредитные деньги до наступления пресловутого кризиса. Но есть тому и еще одна причина.

Государство сейчас всерьез рассматривает предложение об ограничении ставок по кредитам, что скорее всего приведет к усложнению процедуры получения кредита для очень большой категории граждан.

Круг сузится

«Собеседник» уже писал о том, люди каких профессий могут столкнуться с трудностями при получении кредитов, а также к чему нужно быть готовыми потенциальным заемщикам, если начнется кризис.

Теперь пришло время разобраться в том, почему наиболее рискованные операции банки страхуют высокими процентами и насколько это страшно.

– Меня устроила ставка по кредиту в 36% годовых, хотя кому-то она могла показаться большой, – рассказывает Антон Сорокин. – Я окончил институт, только начал работу в малом бизнесе, справку 2-НДФЛ предоставить не мог.

Разумеется, для кредитных учреждений поверить в меня было большим риском. Тем не менее нашелся банк, который дал мне кредит на оплату второго высшего образования.

Спустя несколько лет Антон успешно расплатился с банком и не чувствует себя проигравшим. Диплом в кармане, успешная кредитная история и деньги, спасенные от инфляции, которая, если быть честными, значительно превышает данные Росстата.

По новым правилам, которые сейчас обсуждаются, ставка по кредиту не должна превышать среднерыночную более чем на 30%. То есть, условно говоря, если ставка по определенному виду кредита в среднем на рынке составляет 10%, то ни один банк не имеет права выдать кредит больше чем под 13%.

С введением ограничения на максимальную ставку по кредиту заемщики, подобные Антону, не смогут получить деньги ни под какие проценты, так как потолок ставок не покроет риски для банков, отмечают эксперты. По словам начальника управления розничного кредитования Промсвязьбанка Сергея Ситина, ограничение максимальной ставки сократит предложения банков и ужесточит требования к заемщикам.

Как известно, лучшие условия, качество сервиса и уровень комфорта при пользовании банковскими продуктами привлекают именно добросовестных заемщиков. А «неблагонадежные» заемщики, которым станет невозможно получить кредит в банке, могут перейти в микрофинансовые организации, указывает эксперт.

Микрофинансисты с макрозапросами

При этом главная проблема кроется как раз в том, что в микрофинансовых учреждениях, которые не являются банками и не подпадают под регулирование Центробанка, проценты действительно заоблачные и обычно начинаются от 100%, а на краткосрочные периоды могут исчисляться и тысячами годовых. Например, в метро, на остановках, просто на столбах можно видеть предложения на скромных наклейках крупным шрифтом: «10.000 сразу без документов на руки!» А ниже мельче: «Вернете 15.000 через месяц». Тех, кому срочно понадобилась не слишком крупная сумма до зарплаты на лекарства, поездку, срочный ремонт, иногда не пугает переплата 5 тысяч. А ведь в пересчете это 600% в год! Сама деятельность таких компаний, мягко говоря, непрозрачна, это уже даже не микрофинансовые, а чаще всего откровенно нелегальные структуры.

Банковский кредит даже под высокий по банковским меркам процент – до 40% в год по кредитным картам или кредитам наличными, до 60% при оформлении в кредит покупок в магазине – однозначно лучшая альтернатива займам у микрофинансистов.

Кроме того, банковские структуры уже продемонстрировали в кризис 2008–2009 годов, что они могут идти навстречу клиентам, которые сталкиваются с затруднениями при выплате. В этот период многие кредиты были реструктуризованы, люди получили отсрочки без начисления дополнительных процентов. У микрофинансовых организаций такая схема просто отсутствует, они не рассчитаны на индивидуальную работу. Что уж говорить о «серых» компаниях – для их клиентов проблемы с выплатами могут закончиться очень печально.

Казалось бы, действительно можно говорить о том, что нововведения не скажутся на основной массе добропорядочных заемщиков. Ведь они уже получают кредиты по среднерыночным ставкам и условиям, а значит, ради них и не стоит ничего менять. Но, во-первых, на самом деле превратиться в «ненадежного» клиента можно совершенно случайно. Например, просрочить внесение платежа на пару дней – иногда даже не по собственной воле, а потому, что банкомат ошибся и не зачислил деньги на счет или по причинам жизненного характера: находясь в процессе смены работы, попросить кредит на новую машину для семьи взамен сломавшейся.

Во-вторых, можно ожидать, что банки будут изначально устанавливать проценты под самый потолок. Разница в пределах 30% будет несущественной, если банк готов выдать кредит под 18% при среднерыночной ставке 15% и потолке 19,5% – зачем ему это делать, когда можно спокойно накинуть еще полтора? Тем более что среднерыночная ставка будет пересчитываться, а значит, нужно подстраховаться, чтобы на следующий период она только выросла.

Нововведения ударят прежде всего по «регионалам»

Но не стоит думать, что это упростит жизнь самим кредитным организациям: одинаковые ставки, добропорядочные заемщики – чего еще можно желать. По словам руководителя Центра кредитных продуктов Бинбанка Юлии Тузовской, в первую очередь «нововведения ударят по небольшим региональным банкам». Такие банки действительно работают с клиентами более индивидуально, поскольку именно они максимально приближены к населению на местах и представляют потребности и возможности своих заемщиков. Это означает, что они готовы выдавать кредиты с более высокими, но одновременно просчитанными рисками, от чего придется отказаться, если будет введен потолок ставок, который не позволит банкам полноценно застраховать свои риски.

В новых условиях можно ожидать не просто унификации рынка в пользу добропорядочных заемщиков, но и ухода с него коммерческих банков, а значит, монополизации сектора госбанками. При этом их политика может претерпеть существенные изменения. Госбанки пока еще сохраняют как определенную социальную ответственность, так и осознание важности своих действий для всей экономики. Во многом это заслуга руководства. Например, во главе Сбербанка стоит бывший министр экономического развития Герман Греф. Кому, как не ему, понимать, какое влияние оказывает финансовый сектор (в частности, доступные кредиты) на уровень жизни населения и рост экономики. Но создание и фиксация неконкурентной среды в дальнейшем однозначно дают повод для соблазнов воспользоваться уникальной возможностью заработать, постоянно загоняя среднерыночную ставку под потолок. Устоят ли перед ней будущие «талантливые» менеджеры, которые придут на смену Грефу? Слишком велик риск, что с прямой подачи государства банки пойдут по самому простому пути «снятия сливок» и уровень управления упадет до пределов, угрожающих отрасли развалом изнутри.

А что касается всех нас, действующих и потенциальных заемщиков, то с подачи Минфина и ЦБ мы можем столкнуться с дополнительными и малоприятными рисками – риском не получить кредит в банке совсем и соглашаться под 500% годовых в малопонятной конторе с риском взыскания долга с угрозой здоровью и даже жизни…

Ксения Майорова

Читайте также:

5 профессий, представителям которых реже всего предоставляются кредиты в банках

4 самых интересных факта о консолидирующем кредите

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания