Новости дня

17 декабря, воскресенье

































16 декабря, суббота












Русский мат, бессмысленный и беспощадный


Александр Лапин //

К сквернословию в России, как и к пьянству, сложилось двойственное отношение. Кого ни спроси – любой осудит мат, что не мешает большинству из нас использовать нецензурные выражения в повседневном общении.

Это черта характера?

С 16 лет я работал на стройке. А про то, как матерятся строители, даже анекдоты складывают. С нами трудился один пожилой работяга – яростный матерщинник. Ругаясь, он сознательно стремился обидеть человека и, матерясь, терял чувство меры. Однажды наш сварщик-боксер, которого тот неосторожно задел, не вытерпел и сломал ему челюсть. Этот нокаут пагубное пристрастие матерщинника как рукой снял.

В наши дни мат стал чем-то привычным. Нецензурная брань уже вроде как и не оскорбление вовсе. Не случайно родилось выражение: «Мы матом не ругаемся, мы на нем разговариваем».

«Только русский человек может восхищаться красотой заката исключительно в матерных выражениях», – повторяет с телеэкрана сатирик Задорнов. И зал рукоплещет: знай, мол, наших! Широта русской души, понимаешь...

Мы всегда с какой-то необъяснимой гордостью считали, что в искусстве материться превзошли весь мир. Однако табуированные слова есть у всех народов. Просто то, что считается зазорным у одной нации, для другой – в порядке вещей. К примеру, в основе русского мата – отношения между мужчиной и женщиной. В то же время у испанцев часть выражений из этой сферы свободно используется в речи. Ругаются же испанцы совсем другими словами.

А у немцев, к примеру, самые оскорбительные высказывания связаны с отправлением естественных надобностей.

Самой же грязной бранью вообще считается та, что используют английские моряки и докеры. Поэтому не надо думать, что мы здесь самые продвинутые, как ни печально это прозвучит для заядлых матерщинников-«патриотов».

И по матери, и по фене

Не правы и те, кто считает русский мат нововведением монголов, оказавших дурное влияние на непорочных славян. Мат зародился в глубокой древности. И никто нас им не заражал – сами научились. Другое дело, что изначально он имел мистическую природу и употреблялся лишь посвященными – жрецами – в их языческих богослужениях.

Постепенно происходила десакрализация, то есть «расколдование» мира. И мата в том числе. Он получил широкое распространение. Однако употреблялся в основном в низших слоях. В высшем же обществе, где за один неподобающий взгляд вызывали на дуэль, это было немыслимо. Существовали, конечно, и эротическая поэзия Баркова, и хулиганские произведения Пушкина, Афанасьева, Державина... Но все это носило характер забавы.

Авторы подобных опусов матерились с юмором, беззлобно, веселя себя и немногих читателей.

Чего не скажешь о множестве современных писателей, якобы претендующих на разрушение запретов, на деле же стремящихся любой ценой достичь дешевой популярности и, как следствие, обогащения. Впрочем, это не причина, а всего лишь следствие того, что брань проникла во все сферы нашей жизни. Кое-где она даже стала чуть не языком профессионального общения.

Если сюда добавить и повсеместное распространение блатного жаргона (чему способствовала массовая отсидка россиян в прошлом веке), стоит ли удивляться, что прокуратура и налоговые органы совершают «наезды» на неугодных олигархов, бизнесмены «заказывают» друг друга, так называемые хозяйствующие субъекты вопросы решают «по понятиям», а «по фене ботают» даже домохозяйки. Что говорить, если сам президент в свое время на всю страну заявил о намерениях «мочить в сортире» чеченских боевиков!

Вместе с потоком русского мата вся эта словесная грязь засоряет «великий и могучий» и развращает душу народа.

Как бороться с грязью?

Кто-то вспомнит о цензуре. Запретим, мол, ругаться с телеэкрана, закроем неугодные периодические издания – и наступит торжество нравственности. Да и соответствующую статью в Уголовном кодексе тоже никто не отменял.

Однако инквизиторские методы никогда себя не оправдывали. На деле больше внимания нужно уделять настоящей культуре, а не заимствованному иностранному ширпотребу, напичканному англоязычными motherfuckers и прочими эквивалентами нашей матерщины.

Что же касается сохранения нравственного здоровья, мне вспоминается притча о Будде. Еще босоногим проповедником бродил он по деревням, рассказывая крестьянам о своем учении. В одном из селений его стали бранить последними словами. На что Будда невозмутимо ответил: «Вчера я был в другой деревне, где меня превозносили в похвалах. Но я не принял их слов: это не мое. И вашу брань не возьму. Оставьте ее себе».

Внутреннее спокойствие и душевное равновесие, пожалуй, единственный способ борьбы с этим злом. Важно, слыша брань, не заводиться, не давать энергетическому вампиру, которым является любой злобный матерщинник, упиться нашей энергией, излив потоки своей душевной нечисти.

Пусть оставит ее себе.

Александр Лапин 

Читайте также:

Обнародованы детали спора Правительства РФ и Госдумы из-за закона, предполагающего высокие штрафы за мат в СМИ

Где находится место, куда всех посылают матом?

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания