Новости дня

11 декабря, вторник





























10 декабря, понедельник
















«На памятник нет времени» - Ярославль вспоминает погибших хоккеистов «Локомотива»

0

Кадр YouTube
Кадр YouTube

«Помним. Любим. Скорбим» – треугольный стикер с этой надписью можно встретить на стекле каждой третьей машины с ярославскими номерами. 7 сентября 2011 года город объединило общее горе: в результате крушения самолета в полном составе погибла хоккейная команда «Локомотив». Накануне годовщины трагедии корр. «Собеседника» съездил в Ярославль.

Переплыл Волгу, чтобы помогать

От крошечного ярославского аэропорта до места гибели хоккейного «Локомотива» ровно час ходьбы в быстром темпе. То же расстояние самолет преодолеет за минуту. По словам очевидцев, все это время – от взлета до падения – ЯК-42 пролетел, скосившись набок. Что происходило на борту в течение этих мгновений, сложно себе вообразить…

На берегу Волги в деревне Туношна, где год назад погибли 43 человека, сейчас царит атмосфера крупной стройки. По словам рабочих, кроме мемориального камня, здесь будут воздвигнуты крест и стена с портретами погибших, вся территория будет покрыта плиткой и аккуратным газоном. Но пока что (за неделю до годовщины) здесь только экскаваторы, горы щебня и куски арматуры.

Неподалеку от места трагедии живет семья Александра Галимова, единственного хоккеиста из всей команды, который выжил после крушения, но скончался в больнице пять суток спустя. Как известно, отец Александра Саидгерей Галимов принимал личное участие в попытках спасти жертв катастрофы. Узнав о случившемся, он проехал пять километров на машине и переплыл Волгу для того, чтобы помогать водолазам вытаскивать тела на берег.

В течение минувшего года Саидгерей нередко возвращался сюда.

– Вовсе не за тем, чтобы наблюдать, как идет строительство, – пояснил отец погибшего хоккеиста, – за этим и так есть кому следить. Я прихожу на это место совсем по другим причинам.

– Знакомые Александра отзываются о нем как об очень веселом, энергичном человеке. Внучка напоминает его этим?

– Да, характер Сашкин, – чуть подумав, отвечает Саидгерей куда-то в сторону, как будто и не мне.

– Их семью это все, конечно, пригнуло прилично, – рассказывает Николай Казакевич, старший тренер спортивной школы «Локомотива». – Мы с Герой часто видимся. О чем бы ни заговорили на хоккее или в бане, общение постоянно сводится к этой теме. У его сына я был первым тренером, но знал хорошо практически всю команду. Когда понимаешь, что тех людей, с которыми ты, условно говоря, вчера общался, больше нет и не будет – это, конечно, тяжело.

– Трагедия не отпугнула детей и их родителей от хоккейной школы?

– Нет. Меньше детей приходить в секцию не стало. Хоккей здесь вторая религия. Даже наоборот – те события дали очень сильный резонанс, до каждого дошло, насколько у нас знаменитая команда, и мальчишки еще больше заинтересовались этим видом спорта. Ну а что касается основного «Локомотива» – сейчас очень сложно сказать, что из него получится. В него вошли не только наши воспитанники, но и игроки из других клубов. Причем ни тех, ни других не пришлось уговаривать помочь возродить ярославский «Локомотив».

На памятник у клуба нет времени

В годовщину гибели «Локомотива» 7 сентября в Ярославле пройдет массовое траурное шествие. «Марш тишины» планируется провести с 15.00 до 16.00 – как раз в тот памятный трагический час.

– Кроме этого, будут открыты две крупные мемориальные точки – на месте трагедии и, конечно, на Леонтьевском кладбище, где покоятся тела наших хоккеистов, – поведал пресс-атташе клуба Владимир Малков.

– А как же памятник напротив «Арены-2000», проект которого был утвержден еще в марте? Его ведь тоже собирались установить к годовщине.

– В планах на 7 число его нет. Поймите, там очень сложная конструкция – 37 элементов, 37 больших клюшек, которые по задумке надо сложить таким образом, чтобы с одного бока они напоминали факел, с другого – взлетающий самолет, а с третьего – силуэт падающей птицы, и после этого еще специальным способом продувать – на ветру памятник будет звучать, как орган. Плюс ко всем этим обязанностям на нас свалили еще и юбилей суперсерии СССР–Канада, в общем, работы очень много.

Как много ее и на Леонтьевском кладбище, которое должно вместить сотни жителей и гостей города 7 сентября. В связи с этим стройка идет и здесь: часть надгробных плит просто лежит рядом с могилами, на общей портретной доске не хватает доброй половины фотографий, несколько рабочих в дождевиках торопливо кладут брусчатку.

Есть в Ярославле и народные памятники «Локомотиву». В отличие от официальных, на них находится свободное время даже у самых обычных горожан. Спустя год после трагедии под портретами игроков возле главного входа на «Арену-2000» постоянно появляются живые цветы. В специальном уголке местного музея пожарной охраны хранятся свитера и клюшки игроков, обгоревшие после крушения самолета. Двор школы, где обу­чаются практически все молодые хоккеисты «Локомотива», украшает березовая аллея из 10 деревьев – в память о 10 бывших учениках.

– По всем ребятам сильно скучаем, – рассказывает Светлана Шевченко, учительница химии специализированной школы №9, – особенно по нашему капитану Ивану Ткаченко. Он был не такой, как все. Несмотря на то, что он уже давно окончил школу, постоянно поддерживал контакт с учителями, мы часто созванивались, общались. У наших сотрудников есть абонементы на все соревнования «Локомотива», но сейчас ходить на «Арену» и смотреть на новую команду больно. Кажется, что вот-вот на льду появится Ваня и снова проедет перед трибунами в своей размашистой манере...

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания