Новости дня

23 июля, понедельник













































Памяти Сергея Капицы

0

14 августа 2012 года скончался Сергей Петрович Капица. Сергей Петрович – личность выдающаяся. Звания, заслуги, открытия в науке – это для коллег и истории. Для простого народа он был прежде всего проводником в науку. «Очевидное–невероятное» – настоящий советский телехит.

Сергей Петрович родился в Англии, где работал его отец, в 1928 году, 14 февраля, в День всех влюбленных. И кроме жены, Татьяны Алимовны Дамир, была в его жизни еще лишь одна непроходящая любовь – наука. Когда семья переехала в Москву, они поселились за городом, на Николиной Горе. Там Сергей Петрович и прожил с восьми лет до последних дней. «Моя родина – Николина Гора. Очень хорошее место», – любил повторять Капица.

Английский язык соседи приняли за мат

В довоенной Николиной Горе головы деревенских мальчишек были, как и везде, забиты разными проделками, а десятилетний Сережа уже тогда решил строить… доменную печь. Он занимался в кружке при минералогическом музее и всерьез увлекся минералогией.

– В печи он собирался выплавлять железо, – рассказывала мне Елена Леонидовна, племянница Сергея Петровича. – Такая мысль пришла ему в голову после того, как он обнаружил красный песок на Николиной Горе. Сергей Петрович решил, что песок такого цвета, так как обогащен железом. А значит, его надо плавить особым способом, и наверняка получится металл. Дети начали подрывать склон на Николиной Горе. В результате прибежал рассерженный житель и закричал: «Что это за безобразие? Зачем вы подрываете берег?» Он так завелся, что никак не мог остановиться. Сергей стал объяснять сердитому соседу, что они делают научное открытие для благого дела. Но тот не унимался. Тогда Сергей перешел на английский, полагая, что это прозвучит более доходчиво. Второй мальчик, учивший французский, стал объяснять по-французски. В результате чего мужчина еще больше озлобился и побежал жаловаться Анне Алексеевне, маме Сергея. Он сообщился, что ее сын ругается матом.

В Англии в детском саду Сергей говорил по-английски, а дома с родителями общался только по-русски.

– Живя в Кембридже, он очень смешно строил слова. В них сочеталось два языка сразу,  – вспоминает Елена Капица. – Когда же семья переехала в Россию, то было все ровно наоборот. Сергей общался в школе со сверстниками на русском, а чтобы дети не забывали второй родной язык, Петр Леонидович выписал им учительницу из Англии. В итоге она здесь совсем обрусела и вышла замуж. А с преподавательницей немецкого он хулиганил. Когда та приходила к ним, Сергей любил достать на уроке ножичек и точить его о стол – учительница ужасно пугалась.

С Еленой Леонидовной я познакомилась так. Я договаривалась с ученым об интервью. Сергей Петрович поставил условие: прежде я должна встретиться с его племянницей Еленой Леонидовной, которая меня «просканирует» и решит, готова ли я беседовать с ним.

Встреча с ней прошла в кабинете-музее Петра Леонидовича Капицы. Здание это построили по указу Сталина в 1935 году, хотя участок был уже отдан под посольство США. Но «проштрафившийся» посол изменил планы вождя, и тот решил построить Институт физических проблем, которым бы руководил вызванный из Англии русский ученый Петр Капица. Надо заметить, что в Кембридже у отца Сергея Петровича была лаборатория, он работал с Резерфордом, жил в огромном доме. Там же, в Кембридже, родились дети академика – Сергей и через три года Андрей.

«Важно, с кем ты за столом»

Судя по рекомендации Елены Леонидовны, испытание на знание биографии Капицы я выдержала. Мне позвонили от Сергея Петровича и назначили место встречи с ученым. Это была мастерская народного художника Николая Никогосяна. Он писал портрет Капицы. А мы тем временем пили с Сергеем Петровичем чай.

– Люблю воду и чай. Кофе не люблю.

– А может, что покрепче предпочитаете?

– Красное вино и коньяк. Понимаете, важно, не сколько ты пьешь, а качество напитка. А еще важно, с кем ты за столом.

Он от жизни старался брать только самое лучшее, выбирая из многообразия предложенных судьбой вариантов. «Меня еще отец учил, что нужно менять направления работы, придерживаясь, возможно, семилетнего цикла. У меня примерно так и получалось. Сначала я работал по линии авиации, изучал физику ракетной техники. Потом занялся геофизикой, магнетизмом. В 35 лет стал профессором, защитил диссертацию по электронным ускорителям. Кафедра теоретической физики в МФТИ перешла в мое ведение. Это был очередной шаг в карьере».

Кроме науки, Сергей Петрович занимался спортом: играл в теннис, катался на горных лыжах, прыгал с парашютом, плавал с аквалангом. И это притом что в детстве у него было множество всяких страхов. О том, как Капицу занесло на дно морское, он мне тогда и рассказал.

– Было это в 1958 году в Крыму. Зная мою любовь ко всему непознанному, Бруно Понтекорво (известный физик. – Ред.) и его брат прислали мне из Италии оборудование и маски для плавания под водой. Одновременно мы с моим другом, физиком-теоретиком Аркадием Мигдалом, увидели фильмы Жака-Ива Кусто. Он-то, в отличие от нас, уже тогда очень глубоко нырял. Ведь это Кусто изобрел акваланг. Мы решили освоить присланное из Италии оборудование и впервые совершили погружение с аквалангами в Черное море. После этого мне было выдано удостоверение аквалангиста №0002, а у Мигдала было удостоверение №0001. Мы были первыми аквалангистами СССР. Тогда о таком экстриме в стране даже никто не знал. Впоследствии подводный мир нас так увлек, что мы сняли кино про это, с которым объехали несколько кинофестивалей.

«Механизм власти – переписка»

За чаем хорошо пошла беседа, не мог Сергей Петрович обойти тему образования в нашей стране. А еще рассказал интересный факт, о котором немногие знают.

– Это было во времена Горбачева, в 1987 году. Тогда была такая вещь – студентов брали в армию, тем самым прерывая их обучение в институтах на 2–3 года. Прерывать образование – это все равно что вообще его не получать. Так вот, звонит мне помощник Горбачева Фролов и говорит: «Это неправильно, что в армию берут студентов. Вы против этого? Надо бы письмо написать от самых видных академиков, что этого делать нельзя». И предложил мне этим заняться, как говорится, вызвать огонь на себя. Я написал письмо Горбачеву, и это подействовало. На заседании политбюро, где рассматривался вопрос студентов, Горбачев взял слово: «Вот меня академики и просят учесть следующее…» И политбюро решило не отправлять студентов в армию. Дать им доучиться. Вы знаете, власть устроена очень просто. Переписка – это ее механизм. А я был только инструментом в этом деле.

Сергей Петрович сказал тогда: «Если вы хотите иметь страну без будущего – лишите ее мозгов». Он даже с министром финансов пытался договориться о повышении денежного довольствия студентов и аспирантов.

– Кудрин меня спрашивал: «Сколько надо платить им, чтобы не уехали?» А я ему отвечаю: «Столько, сколько вы платите в рублях, только в долларах». «Вы серьезно это говорите?» – «Абсолютно серьезно. Наш аспирант получает полторы тысячи рублей, а как только он подал документы в Америку, ему тут же положили стипендию в полторы тысячи долларов. А через полгода пообещали две. И всё, он уехал».

– Только альтруисты и остаются, – заметила я.

– Да и альтруист умрет с голоду за такие деньги. Транспорт сколько стоит? А ему еще и есть надо. Мы обрекаем страну на то, что у нее не будет мозгов.

– Так, может, рыба гниет с головы? Может, на выборы ходить надо для начала?

– На выборы я хожу. Но дело не в этом – надо действовать.

– Каким образом?

– Не знаю, милая моя. Я не политик, я просветитель. Моя задача – рассказать о проблеме. А что я еще могу сделать?

Я с грустью вспоминаю этот разговор. Рассказывать власть имущим о проблемах могут многие. Только к очень немногим власть прислушивается. Как в той истории с Горбачевым, которому понадобился авторитет Капицы, чтобы политбюро приняло важное для тысяч молодых людей решение. И вот – ушел из жизни еще один человек, голос которого звучал интеллигентно, тихо, но которого слушали все. И прислушивались.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!