Новости дня

11 декабря, вторник



































10 декабря, понедельник










Снос за свой счет, детей – в приют. Что ждет живущих в аварийном жилье

«Собеседник» №29-2018

Согласно данным Фонда содействия реформированию ЖКХ, сегодня более 724,46 тысячи россиян остаются жить в ветхих домах, которые в любой момент могут рухнуть.

По данным Минстроя РФ, 471 млрд рублей придется потратить на решение вопроса ликвидации аварийного жилья, если он будет включен в новый национальный проект «Жилье», который должен быть реализован до 2025 года. Тогда в ближайшие 7 лет удастся расселить еще порядка 11,2 млн кв. м аварийного жилья и ввести в эксплуатацию почти 120 млн кв. м. Пока же, по информации сайта «Реформа ЖКХ», к концу июня 2018-го в России признаны аварийными более 45 тыс. домов.

«Собеседник» отправился в один из проблемных регионов – в Курган, где жильцы двух домов на улице Гагарина не знают, куда бежать: то ли в суд, то ли с вещами на улицу.

«Пол ушел под землю»

Жить в этих трехэтажных домах, которые были построены еще в 1961-м и так ни разу не видели капремонта,  просто страшно. Осыпающиеся стены, изъеденные глубокими трещинами, подвалы, в которых каждую весну вода поднимается так, что жители вынуждены прокладывать доски, чтобы выйти из подъезда на улицу…

– Я вчера с дочкой зашла в подъезд, – рассказывает молодая мама Олеся Авдеева, которая живет в доме №11 на улице Гагарина. – А мимо нас кусок кирпича пролетел! Откуда-то сверху откололся. Хорошо, в Катюшу не попал.

– Нашими домами никто не занимался уже десятилетия, – перебивает Ольга Сорока, живущая в том же доме. – Мы сами, где могли, меняли трубы. А когда я делала ремонт в квартире, пол фактически ушел под землю. Пришлось только в него вложить весь материнский капитал. А остальные конструкции дома – фасад, крыша, стены – никто не ремонтировал, они в любой момент могут рухнуть.

Жильцы с 2009-го боролись за то, чтобы местные власти признали их дом аварийным. Но это получилось лишь летом 2017-го – после того, как они собрали 36 тыс. руб. на независимую экспертизу и показали ее результаты администрации города.

«Там страшно жить»

Но, как оказалось, этого совсем недостаточно: переселять жильцов из аварийного дома никто не торопится.

– В прошлом году мы с соседкой позвонили по горячей линии «Ребенок в опасности» и сообщили, что проживаем в аварийном доме и что в любой момент наши дети реально могут пострадать, – рассказывает мать двоих детей Вероника Башеева. – Спустя некоторое время на пороге моей квартиры появилась сотрудница опеки и предложила... сдать детей в областной социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних! На время и с возможностью посещения. Я не шучу – вот бумагу даже прислали, где говорится, что областное правительство может предложить лишь такой вариант: детей – в центр для несовершеннолетних, а меня с мужем – в маневренный фонд, то есть в комнату в 12 кв. м.

Конечно, на столь «щедрое» решение вопроса Вероника с мужем ответили отказом.

А две жительницы дома – Ольга Притчина и Ольга Литовченко – подали иск против администрации города. Литовченко с мужем потребовали предоставить им квартиру в 42 кв. м, то есть равную по площади той, где они живут. А учительница Ольга Притчина, которая ютится с супругом и двумя несовершеннолетними детьми на 28,3 кв. м, просит, чтобы ей улучшили жилищные условия.

– В прошлом году у нас загорелись проводка и обои. Если бы муж вовремя не выключил рубильник, мы бы все сгорели. Вместе с домом. Там страшно жить, – так мотивирует в суде свою просьбу Литовченко.

Очередное заседание состоялось 26 июля. Судья отказал женщинам.

– Будем подавать апелляцию, – сказала «Собеседнику» Ольга Притчина после этого заседания. – Раз уж столько лет боремся за нормальное жилье, будем стоять до последнего.

Мертвому припарка

– Вместо переселения власти придумали сделать нам ремонт, – рассказывает жительница дома Ольга Сорока. – На те деньги, что мы сдавали в фонд капремонта (речь идет о смешной с точки зрения капремонта сумме в 240 тыс. руб. – Ред.), нам укрепили основание дома, поставили подпорки… А сейчас вон, посмотрите, соседний аварийный дом ремонтируют.

И в самом деле: у соседнего дома, который должен пойти под снос, вовсю кипит работа – строители меняют на фасаде кирпичи, строят новые входы в подъезды… Определенная логика в этом есть: в местном бюджете нет денег на строительство новых домов, так хоть эти слегка укрепить, чтобы простояли подольше.

– Вот вы напишите: дом-то аварийный, а мы все равно ремонт делаем. – Бригадир строителей подошел, чтобы выяснить мое отношение к их работе.

– А что, после того, как вы переложите кирпичи, дом перестанет быть аварийным? – интересуюсь я.

– Ну нет, конечно… – кивнул бригадир и ретировался.

«Если надо – снесем»

Буквально перед тем, как я встретилась с жильцами, им пришла весточка от администрации города: почтальон принесла «письма счастья». Так как все жильцы этого дома оказались собственниками, а муниципальных квартир в доме нет, то администрация города признает за собой обязательство предоставить им жилые помещения, но… жильцам надо до 1 августа 2019-го самим снести свой аварийный дом.

– Если надо будет – снесем, – не теряет духа одна из жительниц дома. – Главное, чтобы квартиры нормальные нам дали.

Проблему «переселенцев» прокомментировала «Собеседнику» директор проекта Domofond.ru Юлия Денщикова:

– Что будет с домами, признанными аварийными после 2012-го?

– Сейчас все еще расселяют жителей тех домов, которые были признаны аварийными до 2012-го. А дома, признанные аварийными после этого срока, пока не попадают в программу. Хорошо то, что их официально признали таковыми: это означает, что местные власти уже взяли на себя какие-то обязательства. Другой вопрос, когда они смогут их выполнить: далеко не у всех регионов есть средства на расселение. Все будет зависеть от того, какую программу примут федеральные власти.

– Многим предлагают самим сносить аварийные дома. Это правильно?

– Муниципалитет вправе потребовать от собственников сноса аварийного дома или его реконструкции в разумный срок (п. 10 ст. 32 ЖК). В случае отказа собственников у органа местного самоуправления остается только возможность выкупа квартир и земли в муниципальную собственность. Сносом в итоге занимается муниципалитет.

– То есть собственники получают за свои квартиры копейки? А могут ли они все-таки получить квартиры по программе переселения?

– У собственников жилья есть две возможности: либо получить аналогичную жилплощадь, либо денежную компенсацию. Но на деле муниципалитеты не располагают достаточным жилым фондом и собственникам приходится либо стоять в многолетней очереди, либо соглашаться на денежную компенсацию. Эти деньги они могут использовать на покупку другого жилья или как первый взнос по ипотеке. 

Данные (на 2017 год): Росстат // инфографика: "Собеседник"

показательные примеры

Заложницей «дырок» в муниципальных бюджетах стала и 92-летняя Александра Мериляйнен. Она всю свою жизнь прожила в карельском городе Суоярви: росла в детском доме, войну провела в эвакуации, затем вернулась на родину и работала на железной дороге.

Почти 70 лет она прожила в деревянном доме, который был построен после Великой Отечественной войны и давно уже стал непригодным для жилья. Но в этой 16-квартирной избушке до сих пор живут люди: баба Шура и ее соседка баба Зоя. Дом был признан аварийным в 2016-м, но не вошел в региональную программу расселения. Власти подошли к проблеме формально. Вместо того чтобы переселить ветерана труда в нормальное жилье, ей предложили... самостоятельно снести дом и таким образом получить ссуду (470 тыс. руб.) на покупку нового. Или жить здесь, пока не истечет срок износа аварийного дома, установленный администрацией. То есть до 1 января 2025-го.

Понятно, что снести дом бабушка не в состоянии. 92-летняя женщина вынуждена будет жить в таких условиях еще 6,5 лет. Если доживет.

Много лет боролся с коммунальщиками 57-летний житель Энгельса (Саратовская обл.), который жаловался на гниющий балкон. К слову, такие балконы – у большинства жителей города. В итоге 19 июля, когда коммунальщики в очередной раз пришли проверить состояние дома, мужчина решил наглядно показать, насколько его балкон опасен, и стал прыгать на нем. Ветхий балкон обрушился... вместе с человеком. Мужчина жил на 4-м этаже, поэтому падение оказалось смертельным. Думаете, коммунальщики будут чинить балконы в городе? Нет, их решили просто срезать!

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №29-2018 под заголовком «Аварийное жилье: наш дом — барак».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания