Новости













































Владимир Ресин о реновации: Эта программа запоздала лет на 25


Скворцова Елена 13:08, 05 июля 2017

Sobesednik.ru поговорил с депутатом Госдумы Владимиром Ресиным – одним из главных авторов закона о реновации жилья.

28 июня закон о реновации жилья в Москве был одобрен Советом Федерации. У здания верхней палаты собрались протестующие против этого закона москвичи (впрочем, их было н­емного).

Они просили отложить его рассмотрение. К ним вышла глава СовФеда Валентина Матвиенко, но переубедить ее пикетчикам не удалось.

Между тем, несмотря на успокаивающие речи властей, вопросы остались. Задать их Sobesednik.ru решил Владимиру Ресину – одному из соавторов законопроекта о реновации, в 2001–2011 гг. – первому заму мэра Москвы.

«Дальше было откладывать нельзя»

– Почему первая версия закона оказалась такой недоработанной, вызвала столько нареканий и в итоге бурю протеста?

– Что значит «недоработанной»? Депутаты же не юристы. Мы просто внесли предложение и заранее знали, что его надо будет обсудить, что оно вызовет много вопросов, потребует детальной проработки. Никто из авторов не сомневался, что в нашу концепцию будут внесены предложения… Если вспомнить начало 1990-х, когда занялись программой расселения хрущевок, то же самое было. Но тогда почему-то не возникало вопросов: начали и закончили.

– Ну, не совсем закончили. Еще 57 домов осталось. Кстати, ту, лужковскую программу сейчас в пример ставят: никаких вопросов об изъятии собственности под непонятные гарантии не возникало.

– Ее к концу года точно завершат. Лет на 5 ее и впрямь затянули – из-за кризиса и других дел. Да к тому же надо учитывать, что за последние 15–20 лет многое изменилось: законодательная база стала другой, стандарты качества жизни…

Но что значит «непонятные гарантии»? По сути, мы внесли на рассмотрение Думы ту же концепцию, что и тогда была.

– Не скажите. Среди нареканий было пренебрежение и Конституцией, и нормами Градостроительного кодекса…

– Для того и вносится предложение, чтобы его рассматривали со всех точек зрения, выявляли плюсы, минусы, принимали компромиссное решение. Это нормальное явление.

Сейчас закон мне кажется весьма проработанным. Легче найти иголку в стоге сена, чем задеть интересы тех, кого коснется программа реновации.

– А куда торопились? Почему надо было делать все в столь сжатые сроки?

– Потому что мы живем сегодня в таком фонде, что дальше откладывать уже нельзя. Сегодня эти дома не аварийные, а завтра они такими станут. Еще 10–20 лет – и всё. К реновации город подтолкнула организация капремонта жилого фонда. Когда пришли в пятиэтажки, поняли: ремонтировать их – значит выбрасывать деньги на воздух.

Поверьте, реновация делается для того, чтобы убрать из города больную проблему. Я говорю как специалист, который в данном случае не о себе думает, а о людях. Специалисты прекрасно знают, что из себя представляет этот жилой фонд. Вы хотите, чтобы, как в Лондоне, однажды полыхнуло? Или развалилось? Люди даже не понимают, где они живут. Вот сделал человек евроремонт… А где он его сделал? Что там у него в подвале?

Я вот живу в доме, где жил президент Борис Ельцин. Но даже в этом доме (относительно новом, ему всего четверть века) уже три раза прорывало канализацию, воду, что-то еще... А что уж говорить об этих хрущевках, которым уже по 60 лет?

Я давно заявлял: такая программа запоздала лет на 25. Проблема возникла еще в начале 1950-х, когда была построена первая панельная пятиэтажка. И тогда уже начали думать: что с ними делать через четверть века?

«Несносимые» – это мы придумали»

– Но разве не ее пытались решить, когда начинали лужковскую программу по хрущобам «сносимых» серий? Сейчас-то речь идет о домах, про которые архитекторы говорят, что их срок износа еще и наполовину не выработан.

– Лукавство это. Понятия «сносимые» и «несносимые» мы когда-то придумали (В. И. Ресин долгое время возглавлял стройкомплекс столицы. – Ред.). На самом деле все они примерно одинаковые – чуть лучше, чуть хуже…

В 1990-х мы взяли самые плохие, назвали их «первой очередью», а про те дома, что были чуть получше, сказали, что это «вторая очередь»… Вот и всё.

– А почему тогда известный архитектор Юрий Эхин говорит, что многие из намеченных к реновации домов простоят еще лет 60?

– Он, насколько я понимаю, имеет в виду кирпичные пятиэтажки, а я говорю о панельных хрущевках. Именно они-то в основном и попали в программу. Кстати, когда они строились, уже тогда, как я сказал, думали о том, что с ними делать через 25 лет. И поэтому в проектах планировок, скажем, Черемушек и других районов заранее предусмотрели места, где можно было построить новый дом для волнового отселения (как мы сейчас говорим – стартовый).

«Квартиры уже можно посмотреть»

– Как быть с техсостоянием попавших в программу? Закон требует, что все зависит от этого параметра, но для такого исследования нужно время…

– Все дома в Москве имеют техническое обследование независимо от реновации. Каждый год уточняется состояние каждого дома.

– То есть попавшие в программу дома были выбраны не случайно? Не потому, что там лакомые площадки?

– Да кому это нужно – удобные площадки? Самому себе работу искать? Слушайте, надо очень любить свой город, чтобы взвалить на себя такую программу. Что она Собянину? Разве без нее он был бы меньше мэром? Просто он понял, что не может иначе – не хотел миллионы народных отчислений на капремонт пускать на ветер.

– Уже известно, где начнут?

– Это вопрос к исполнительной власти, но я вам скажу: Собянин очень хорошо подготовился. Есть стартовые площадки, уже готовые дома, жители могут посмотреть, что им предлагают, могут увидеть, далеко ли это от их нынешнего дома… Могу, кстати, заверить: те, кто переедет, будут пользоваться той же поликлиникой, той же школой, тем же детским садом, теми же магазинами, что и раньше.

– И все это начнется уже в сентябре? Ситуация-то странная: закон еще был не подписан президентом, а списки уже подготовили, и, как говорят, они больше не изменятся.

– Вот 1 июля президент подписал закон. Теперь надо подготовиться, сделать проекты планировок, все разумно определить… Важно, что закон есть и все теперь разжевано: кто и что должен делать. Нам было гораздо труднее.

– Все помнят вашу знаменитую фразу: «С деньгами и дурак построит, а ты попробуй без денег»…

– Да, мы всё делали на инвестиционной основе – денег-то совсем не было в бюджете, это было самое голодное время. А сейчас – по крайней мере первые три года – все будет делаться на бюджетной основе. Выделены очень приличные деньги – около 100 млрд руб. на год.

Как в Совмине

– Сейчас очередники жалуются: их заселяют в дома экономкласса не очень хорошего качества. Есть опасения, что и по программе реновации им предложат такие же халупы-муравейники…

– Это неправильное мнение. Уже есть дома, которые предлагаются для переселения по этой программе. Я могу вам показать один из них – сами увидите, что это жилье гораздо выше уровнем, чем то, что у нас называется «экономкласс». По качеству эти дома можно сравнить с теми, в каких некогда жили только работники ЦК КПСС или Совмина (мы строили дома, где жил Л. И. Брежнев). Я уж не говорю о самой архитектуре. Честное слово, эти дома можно отнести к будущему веку. С этой точки зрения власти могут людям прямо в глаза смотреть.

– Ловлю вас на слове. Но откуда эти дома? Ведь мэр объявил, что еще только будет конкурс архитекторов…

– Первые дома готовы. А конкурс тоже будет. Например, в нем будет участвовать бюро такого крупного архитектора, как Норман Фостер.

– Но все-таки непонятно про дома: это про них Собянин говорил, что город будет выкупать квартиры в уже построенных многоэтажках?

– Эти дома, которые город построил – уже по новым проектам. Месяцев пять тому назад. Практически в каждой префектуре они есть, и их людям показывают.

– Многие эксперты уверяют, что массовое строительство многоэтажек приведет к городскому коллапсу.

– Не верьте. Все учитывается. Дома будут разной этажности (от 6 до 20 этажей). И они не будут возводиться просто так, без понимания, где люди будут работать, лечиться, учиться и т. д. Стройка будет вестись комплексно. Кстати, так уже делается в Новой Москве. Спальных районов больше не будет.

– Верится с трудом: нас уже давно приучили с опаской относиться к благим намерениям властей.

– В этом-то вся проблема. Можно верить, можно не верить, но так будет.

Теги:



Колумнисты
Читайте также