Сентябрь 1917-го: Бурлящая Россия

Накануне октября 1917 года в России обострились все проблемы постреволюционного времени.
Рассказывает профессор Олег Волобуев:
— Корнилов не стал диктатором, его арестовали 2 сентября вместе с генералом Деникиным и другими лицами по обвинению в мятеже. Командующий конным корпусом генерал Крымов, который выполнял приказ ввести войска в Петроград, покончил жизнь самоубийством.

Керенский же формально стал диктатором — в поисках выхода из кризиса власть была передана Совету пяти (или Директории), в который вошли: министр-председатель Керенский, министр иностранных дел Терещенко, только что назначенные военный министр Верховский и морской министр Вердеревский, а также министр почт и телеграфов Никитин — практически все из прежнего кабинета министров. Временное правительство наконец провозгласило Россию республикой.

Собственно, Директория — силовое правительство, но не имевшее ни силы авторитета, ни реальной силы, необходимой для исполнения решений. Так, 1 сентября издается приказ, предписывающий прекратить политическую деятельность в армии. Но его никто не выполняет. 5 сентября запрещаются созданные в дни корниловского выступления революционные комитеты народной борьбы с контрреволюцией. Но так же безуспешно...

Последние попытки

— Лидер кадетов Милюков уже больше не видел в Керенском «наименьшее зло», так как становилось очевидно, что у министра-председателя нет реальных рычагов влияния ни на одну левее кадетов политическую силу в стране. Зато все эти силы требовали убрать из правительства кадетов, которых считали замешанными в выступлении Корнилова. Большевики шли еще дальше и по-прежнему требовали убрать вообще все Временное правительство. Керенский... окончательно и навсегда, подкопал ту основу, на которую опиралось его собственное влияние. Чем дальше, тем больше его власть делалась личной, и именно с ее сохранением или падением связывалась та или другая судьба всех неутопических "завоеваний революции". Между тем эта власть держалась на очень сложной и хрупкой системе равновесия. Чтобы удержать это равновесие, Керенский постоянно балансировал то вправо, то влево... Именно к этому балансированию и свелось мало-помалу все его государственное искусство».


Подача отставки всеми министрами в ночь на 27 августа и окончательный уход некоторых министров в ближайшие дни положили конец существованию второго коалиционного правительства и начали собой новый кризис власти... Третья коалиция после целого месяца переговоров кое-как наладилась. Но все понимали, что это будет уже последняя попытка сохранить государственность на той позиции "буржуазной революции"...
Павел Милюков, «История второй русской революции»
6 сентября в Петрограде начало работу Демократическое совещание, созванное по инициативе ВЦИК (Всероссийского центрального исполнительного комитета) советов РСД (рабочих и солдатских депутатов) и исполкома советов крестьянских депутатов. Совещание планировалось как высший до Учредительного собрания представительный орган и призвано было укрепить позиции Временного правительства, помочь сохранить коалиционную власть.

Но и Милюков, и освобожденный из тюрьмы под залог в 3000 рублей аккурат ко времени начала Демократического совещания Троцкий остались одинаково недовольны его итогами. Троцкий был разочарован нерешительностью участников совещания, а Ленин позже полагал участие в нем большевиков ошибкой. Милюков был недоволен тем, что ни один из ораторов не решился открыто поддержать Временное правительство. Для Милюкова становилось ясно: разрыв между разными классами общества все глубже, и итогом этого может быть только гражданская война. Главной причиной падения в эту бездну он считает то обстоятельство, что за полгода, прошедшие после Февральской революции, не был решен ни один из основных ее вопросов — ни о государственном устройстве, ни о земле, ни о мире, ни о взаимоотношениях с рабочими. Все усилия власти (как правительства, так и Петросовета) были сконцентрированы лишь на том, чтобы у этой власти удержаться.

Обеим сторонам Керенский был нужен как наименьшее зло, и это поддерживало его у власти. Но такая поддержка только и могла быть временной. Она длилась только потому и до тех пор, пока насущные вопросы, которые должна была решить революция, не решались, а только отсрочивались. Эти отсрочки могли иметь значение и принести пользу при условии, что власть Временного правительства сможет продержаться до Учредительного собрания. Но что было делать, когда анархо-коммунистическое течение, поддерживаемое непоследовательностью социалистов и несознательностью масс, вовсе не хотело ждать Учредительного собрания?
...Бесповоротные решения, которые проводились под прикрытием "коалиции", для одних противоречили их государственным взглядам или классовым интересам, а для других все еще были недостаточно последовательным выражением их теорий. Таким образом связь рвалась с обоих концов... Продержаться на поверхности такая власть могла лишь до первого сильного толчка
Павел Милюков, «История второй русской революции»
В городах и селах

— Между тем разруха росла. В городах паек был уже урезан до минимума. Железнодорожники, с начала революции просившие увеличить им зарплату, так и не смогли этого добиться, и с 23 сентября парализовали в стране все коммуникации, объявив забастовку. Фабрики и заводы закрывались, владельцы тысячами выбрасывали рабочих на улицу. И непонятно, из-за чего больше — из-за страха перед большевиками или из-за невозможности продолжать производство, которое за 1917 год сократилось на 36,4% по сравнению с 1916-м.
«Секретарь петроградского отдела кадетской партии говорил мне, что экономическая разруха является частью кампании, проводимой для дискредитирования революции. Союзный дипломат, имя которого я дал слово не упоминать, подтверждал это на основании собственных сведений. Мне известны угольные копи близ Харькова, подожженные или затопленные владельцами. Мне известны московские текстильные фабрики, где инженеры, бросая работу, приводили машины в негодность. Мне известны железнодорожные служащие, которых рабочие ловили на порче локомотивов».
Джон Рид
американский журналист
Росла инфляция, власть включила печатный станок, и в сентябре было выпущено 1954,4 млн рублей. Покупательная способность рубля едва достигала 10 довоенных копеек. Кое-где начинался голод...

Не лучше дело обстояло и на селе. То, что происходило осенью 1917-го в селах, многие историки квалифицируют как восстание крестьян. Вновь, как и в 1905 году, запылали помещичьи усадьбы.

В Тамбовской губернии в сентябре на придорожных столбах были расклеены такие обращения: «Товарищи-крестьяне! Обратите внимание, помещики убрались из тех имений, которые разгромлены, и сидят еще в тех, которые уцелели. Призываем вас сжечь и эти имения, чтобы противное семя убралось оттуда, и тогда вы получите землю и волю».

8 сентября Керенский в ответ на призывы местных властей что-то сделать для успокоения сельского люда распространил на все губернии меры, которые ранее разработал Корнилов для прифронтовых губерний, а в конце сентября правительство перешло к образованию особых комитетов по борьбе с крестьянскими волнениями и погромами. Кроме того, в ряде губерний черноземного центра, Поволжья и нечерноземной полосы были приняты решения о передаче помещичьих земель волостным земельным комитетам.

Всего в сентябре на промышленных предприятиях страны произошло 469 выступлений рабочих, и было зарегистрировано 630 крестьянских выступлений по 68 губерниям и областям.

В армии

— На подавление выступлений рабочих и крестьян старались посылать воинские части. Но обстоятельства не улучшались. Где-то погромы и захваты удавалось приостановить, где-то, наоборот, солдаты присоединялись к восставшим. Да и в самой армии все труднее было наладить дисциплину.
Участилась информация, подобная той, что пришла из 74-го запасного пехотного полка в Орле: там в первых числах сентября несколько рот отказались ввести у себя дисциплинарные суды и пытались даже арестовать командира полка. Солдаты заявили: они не избирали Временное правительство и Керенского, а потому и не признают их.

Троцкий, исследуя случай с восстанием солдат русского экспедиционного корпуса во Франции, в военном лагере Ля-Куртин около города Лимож 3 сентября, подмечает интересную деталь: даже находясь в изоляции от России и от пропаганды радикальных сил, солдаты подняли восстание, требуя отправить их домой. Его подавил второй русский полк, также находившийся во Франции. Но через некоторое время и в нем начались волнения...
«Вопрос мира, загнанный на два месяца в подполье, выступает теперь на поверхность с удесятеренной силой. На заседании Петроградского Совета прибывший с фронта офицер Дубасов заявил: "Что бы вы здесь ни говорили, солдаты больше воевать не будут". Послышались возгласы: "Этого не говорят и большевики!" Но офицер, не большевик, отпарировал: "Я передаю то, что я знаю и что передать вам мне поручили солдаты". Другой фронтовик, угрюмый солдат в шинели, пропитанной грязью и вонью окопов, заявил в те же сентябрьские дни Петроградскому Совету, что солдатам нужен мир, какой угодно, хоть бы "какой-нибудь похабный". Эти терпкие солдатские слова обдали Совет оторопью. Вот как далеко, значит, зашло дело!»
Лев Троцкий
«История русской революции»
Большевизация страны

— Недостаток советской историографии, на наш взгляд, главным образом заключается в том, что Октябрьскую революцию отрывали от Февральской. А это единый процесс, просто революция была как бы двуединой — либеральное начало в ней тесно переплеталось с социалистическим. Но радикализация масс нарастала с февраля, и к сентябрю сложилась ситуация, когда настроения масс стали тяготеть к большевикам.

Постепенно советы во все большем количестве городов становились большевистскими, поскольку те предлагали понятную народу программу: земля — крестьянам, заводы — рабочим, конец войне, вся власть советам. И это при том, что в июле большевики были разгромлены, вожди ушли в подполье, от партии отвернулось большое количество людей — особенно после обвинения Ленина в том, что он немецкий агент. И все же к концу августа большевики не только оправились от июльского поражения, но и пополнили свои ряды. Многие солдаты повернулись к большевикам после того, как генерал Корнилов был объявлен изменником (людей окончательно запутали: ведь генерал-то говорил, что изменники — большевики). В общем, Керенский был отчасти прав, когда заявлял, что без Корнилова не было бы Ленина.

«В потрясенной до дна необъятной стране, с неисчерпаемым разнообразием местных условий и политических уровней, происходят повседневно какие-нибудь выборы: в думы, земства, советы, завкомы, профсоюзы, воинские или земельные комитеты. И через все эти выборы красной нитью проходит один неизменный факт: рост большевиков... "Да, большевики работали усердно и неустанно, — пишет Суханов, сам принадлежавший к разбитой партии меньшевиков. — Они были в массах, у станков, повседневно, постоянно... Они стали своими, потому что всегда были тут, — руководя и в мелочах и в важном всей жизнью завода и казармы... Масса жила и дышала вместе с большевиками. Она была в руках партии Ленина и Троцкого"».
Лев Троцкий
«История русской революции»
Предпарламент

— Петросовет давно уже радикальные революционеры называли соглашательским — из-за его постоянной поддержки Временного правительства. Но 9 сентября расстановка сил в Совете изменилась. Большевики там получили большинство, был переизбран президиум.

С этим переизбранием произошла занятная история. Возглавлявший президиум Чхеидзе не мог поверить, что Совет примет такое решение, и предложил голосовать «ногами»: те, кто за переизбрание президиума, должен был выйти из зала. Очевидцы описывают, как менялось его лицо, когда к дверям потянулось чуть ли не все собрание... В новый президиум вошли Троцкий и Каменев.

«Решено голосовать путем выхода в двери... Во всех концах зала идет страстная агитация, но вполголоса... К дверям потянулось много народу, слишком много, на взгляд президиума... Наконец подсчитан и возвещен результат: за президиум и коалицию — 414 голосов, против — 519, воздержалось — 67!.. Не успев оправиться от удара, низложенные вожди с вытянутыми лицами сходят с эстрады. Церетели не может воздержаться от грозного пророчества. "Мы сходим с этой трибуны, — кричит он, полуобернувшись на ходу, — в сознании, что мы полгода держали высоко и достойно знамя революции. Теперь это знамя перешло в ваши руки. Мы можем только выразить пожелание, чтобы вы так же продержали его хотя бы половину этого срока!" Церетели жестоко ошибся насчет сроков, как и насчет всего остального».

Лев Троцкий
«История русской революции»
В то же время, придя к выводу об окончательной невозможности мирного развития революции, Ленин пишет Центральному комитету, Петроградскому и Московским комитетам РСДРП(б) письмо («Большевики должны взять власть»), в котором указывает, что «получив большинство в обоих столичных Советах рабочих и солдатских депутатов, большевики могут и должны взять государственную власть в свои руки».

Меж тем продолжалось Демократическое совещание. 22 сентября оно закончило работу, избрав Демократический совет (Предпарламент) — совещательный орган при Временном правительстве, который должен был стать «переходным мостиком» к Учредительному собранию.

В РСДРП(б) было много споров — входить туда или нет. Многие (в том числе Троцкий) стояли за бойкот, другие вожди партии голосовали за вхождение. Позже пришло письмо от Ленина, где он требовал бойкотировать Предпарламент. Да и с мест стали поступать в ЦК аналогичные требования.

Большевики брали курс на вооруженное восстание. И не скрывали этого.

Дальше события развивались уже и вовсе стремительно. 25 сентября Директория сменяется третьим коалиционным правительством (опять во главе с Керенским), в тот же день Троцкого избирают главой ЦИК Петросовета. Петросовет требует немедленной отставки Временного правительства. В эти же дни в Петроград тайно возвращается Ленин, большевики уходят из Предпарламента, а Троцкий формирует комитет по подготовке вооруженного восстания («за» проголосовали практически все члены ЦК РСДРП(б), кроме Каменева и Зиновьева).

Июльские дни радикально изменили положение. Из советов власть перешла в руки военных клик, сомкнувшихся с кадетами и посольствами и лишь до поры до времени терпевших Керенского в качестве демократической фирмы... Лозунг "власть советам" предполагал отныне вооруженное восстание против правительства и стоящих за его спиной военных клик. Но поднимать восстание во имя власти советов, которые этой власти не хотят, было бы явной бессмыслицей.

Оставаясь соглашательскими, советы превратятся в безвольную оппозицию при контрреволюционной власти, чтобы вскоре совсем прекратить свое существование. О мирном переходе власти в руки пролетариата при таких условиях не могло быть больше и речи. Для большевистской партии это значило: надо готовиться к вооруженному восстанию. Под каким лозунгом? Под открытым лозунгом завоевания власти пролетариатом и крестьянской беднотой».

Уже 29 сентября был образован Военно-революционный комитет — легальный орган, он создавался как комитет обороны Петрограда, в него вошли большевики, левые эсеры, анархисты. Именно этот комитет скоро станет фактическим центром подготовки вооруженного восстания. До октябрьских событий оставалось меньше месяца…

Из дневника Николая II:
1-го сентября. Пятница.
Прибыл новый комиссар от Временного Правительства Панкратов и поселился в свитском доме с помощником своим, каким-то растрепанным прапорщиком. На вид — рабочий или бедный учитель. Он будет цензором нашей переписки. День стоял холодный и дождливый.
5-го сентября. Вторник.
Телеграммы приходят сюда два раза в день; многие составлены так неясно, что верить им трудно. Видно, в Петрограде неразбериха большая, опять перемены в составе правительства. По-видимому, из предприятия генерала Корнилова ничего не вышло, он сам и примкнувшие генералы и офицеры большею частью арестованы, а части войск, шедшие на Петроград, отправляются обратно.

Погода стояла чудная, жаркая.

6-го сентября. Среда.
Такой же день и провели его так же. Выкопал в садике прудок для уток.
8-го сентября. Пятница.
Первый раз побывали в церкви Благовещения, в которой служит уже давно наш священник. Но удовольствие было испорчено для меня той дурацкой обстановкой, при которой совершалось наше шествие туда. Вдоль дорожки городского сада, где никого не было, стояли стрелки, а у самой церкви была большая толпа! Это меня глубоко извело.
22-го сентября. Пятница.
Утром опять лежало много снега, погода была серая, к вечеру всё сошло. Гуляли два раза по обыкновению. На днях прибыл наш добрый барон Боде с грузом дополнительных предметов для хозяйства и некоторых наших вещей из Царского Села.
23-го сентября. Суббота.
Между этими вещами было три-четыре ящика с винами, о чём проведали солдаты здешней дружины, а вот днём из-за этого загорелся сыр-бор. Они стали требовать уничтожения всех бутылок в корниловском доме. После долгого увещевания со стороны комиссара и других было решено всё вино отвезти и вылить в Иртыш. Отъезд телеги с ящиками вина, на которых сидел помощник комиссара с топором в руках и с целым конвоем вооружённых стрелков сзади, мы видели из окон перед чаем. Утром шёл дождь, после часа разъяснилось, и настала отличная погода при 11° в тени.
24-го сентября. Воскресенье.
Вследствие вчерашней истории нас в церковь не пустили, опасаясь чьей-то возбуждённости. Обедницу отслужили у нас дома. День стоял превосходный; 11° в тени с тёплым ветром. Долго гуляли, поиграл с Ольгой в городки и пилил. Вечером начал читать вслух «Запечатлённый ангел».
25-го сентября. Понедельник.
Дивная тихая погода; 14° в тени. Во время нашей прогулки комендант — поганый помощник комиссара, прапорщ. Никольский и трое комитетских стрелка осматривали помещения нашего дома с целью отыскать вино.
Не найдя ничего, они вышли через полчаса и удалились. После чая начали переносить к нам вещи, прибывшие из Царского Села.
29-го сентября. Пятница.
На днях Е. С. Боткин получил от Керенского бумагу, из которой мы узнали, что прогулки за городом нам разрешены. На вопрос Боткина, когда они могут начаться, Панкратов, поганец, ответил, что теперь о них не может быть речи из-за какой-то непонятной боязни за нашу безопасность. Все были этим ответом до крайности возмущены. Погода стала прохладнее. Окончил «Ramuntcho».
Хроника событий сентября 1917-го
1 (14) сентября
1 (14) сентября
Временное правительство провозглашает Российскую республику. Вся полнота власти передана Директории («Совет пяти»: коллегия из четырех министров и министра-председателя Керенского) — высшему органу госуправления.
2 (15) сентября
2 (15) сентября
Арест генерала Лавра Корнилова и его сподвижников, помещение их в городе Быхове в здание монастыря.
3 (16) сентября
3 (16) сентября
Восстание солдат русского экспедиционного корпуса во Франции, в военном лагере Ля-Куртин около города Лимож.
6–15 (19–28) сентября
6–15 (19–28) сентября
Съезд народов и областей России (Союз народов, Федеративный съезд) в Киеве потребовал создания демократического федеративного государства.
9 (22) сентября
9 (22) сентября
Большевики получили большинство в Совете. Избрание нового Президиума и Исполкома Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, в состав которых вошли Троцкий и Каменев.
12–14 (25–27) сентября
12–14 (25–27) сентября
Ленин пишет в ЦК РСДРП(б) письма: «Большевики должны взять власть», «Марксизм и восстание».
14 (22) — 22 сентября
(5 октября)
14 (22) — 22 сентября
(5 октября)
Заседание Всероссийского демократического совещания в Петрограде, сформированного из представителей политических партий и общественных организаций. По его итогам избран Демократический совет (Предпарламент) — совещательный орган при Временном правительстве).
19 сентября
(2 октября)
19 сентября
(2 октября)
Председателем Московского Совета рабочих и солдатских депутатов избран большевик Ногин.
22 сентября — 10 октября
(5–23 октября)
22 сентября — 10 октября
(5–23 октября)
Тайное возвращение Ленина в Петроград (точная дата не установлена).
23 сентября
(6 октября)
23 сентября
(6 октября)
ВЦИК и Демократическое совещание приняли решение о созыве 20 октября (2 ноября) очередного съезда Советов.
23–26 сентября (6–9 октября)
23–26 сентября (6–9 октября)
Всероссийская забастовка железнодорожников, организованная Всероссийским исполнительным комитетом железнодорожного профсоюза (Викжель).
25 сентября
(8 октября)
25 сентября
(8 октября)
  • Конец Директории. Образование Третьего коалиционного Временного правительства во главе с Керенским.
  • Троцкий избран председателем Исполкома Петросовета, а Петросовет потребовал отставки Временного правительства.
29 сентября — 6 октября
(12–19 октября)
29 сентября — 6 октября
(12–19 октября)
Моонзундское сражение российского и германского флотов, в результате которого немцами захвачены острова Моонзундского архипелага.
Февраль 1917-го: Шесть бурных дней
Март 1917-го: поступь революции
Апрель 1917-го: вожди съезжаются, пути расходятся
Май 1917-го: расстановка сил
Июнь 1917-го: «Расчленение России»
Июль 1917-го: Конец двоевластия
Август 1917-го: Керенский или Корнилов — кто кого?
Сентябрь 1917-го: Бурлящая Россия

Контактная информация
  • Учредитель — ООО «Собеседник-Медиа»
  • (105318, г. Москва, ул. Зверинецкая, д.13)
  • +7 (495) 685-56-65 (Общие вопросы, связь с журналистами) +7 (495) 685-46-28 (Сайт)
Связь с отделами
  • Новости, политика: versia@sobesednik.ru
  • Расследования: delo@sobesednik.ru
  • Культура: culsob@gmail.com
  • Общая почта сайта: sobesedka@gmail.com
  • 18+
  • свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ №ФС77-43277 от 24 декабря 2010г. выдано Роскомнадзором
  • © 1984 - 2017 ИД "Собеседник"
  • Шеф-редактор — Зарицкий А. В.