Новости дня

20 октября, суббота














19 октября, пятница































Сергей Минаев: Киркорову нужна умная женщина

0

Сергей Минаев // Анатолий Ломохов
Сергей Минаев // Анатолий Ломохов

Этот яркий мужчина с необычной прической заставил всю страну крутить попой под заводную «Макарену» в его исполнении. Многие помнят, как Минаев призывал голосовать за Бориса Ельцина на выборах в 1996 году. Теперь он ведет «Дискотеки 80-х», пишет песни и язвительные заметки на своем сайте. С одной из них – о женщинах – мы и решили начать разговор…

- Сергей, в своем дневнике вы советуете водить женщин по магазинам, баловать их, холить и лелеять. Жаль, что не все мужчины придерживаются того же мнения…

– Женщины всегда одинаковые, как и мужчины, впрочем. Мы отличаемся лишь некоторыми нюансами. Женщин надо не только холить, но и ругать, а то вы совсем обнаглеть можете. Те женщины, которые хотят нравиться таким мужчинам, как я, возьмут что-то из моего дневника себе на заметку. Но есть и такие, кто обижается по-черному. Вы не представляете, какие письма приходили от поклонниц: «Не надо вытирать о нас ноги! Мы теперь поняли, кто вы есть на самом деле!»

– Бытует мнение, что мужчины выбирают женщин, похожих на своих мам. Вы согласны с этим?

– Мне кажется, это преувеличение. Если мы и ищем таких, то только до 18 лет. Потом мужчина заматереет, он может выбрать себе любую для разнообразия. В юном возрасте мы выбираем женщин, похожих на наших мам не только внешне, но и тех, кто может нас пожалеть, понять и даже научить чему-то.

– А какие жизненные уроки вам преподала ваша мама?

– Я жил с ней под одной крышей – это и было воспитанием. Раз я не могу объяснить, как она меня воспитывала, значит, оно было очень ненавязчивым. Насилия в нашей семье не было, ремнем меня никто не лупил. Не знаю, хорошо это или плохо. У меня сыну шестнадцать лет, и мне иногда хочется применить ремень. Но я тоже себе не позволяю.

– Чем сейчас занимается ваш сын?

– Сергей пока оканчивает школу, и какой путь выберет дальше, пока неясно. Он окончил музыкальную школу, у него есть своя группа. Мои песни он в детстве, понятное дело, знал все наизусть. Теперь он лишь некоторые вещи из моего творчества приемлет. Сейчас у Сергея время отторжения. Он, образно говоря, отрезает пуповину, и от папы в том числе. У него есть мои песни в айподе (новомодный плейер), но если он их и слушает, то мне в этом никогда не признается. Если я ему скажу: «Послушай вот эту группу», он не будет этого делать из принципа.

– На вас похож?

– Очень! Друзья говорят, что он моя копия. Может быть, фигурой не очень похож, а прической точно.

– Раз вы сами заговорили о своей прическе, вы ведь ее никогда не меняете. Почему?

– У меня было желание как-нибудь изменить ее. Это продолжалось ровно до тех пор, пока я не понял, что мои волосы изменить невозможно. Особенно печально это было осознавать в подростковом возрасте, когда мне хотелось длинные волосы до плеч. А они росли вверх! (Смеется.) Со временем я бы с удовольствием носил такие же кудри, как у Анджелы Дэвис. Я мог и распрямить. Когда были гламурные времена, меня спрашивали: «Ну, ты че там не распрямляешь волосы?» А я не мог понять, зачем.

– У вас раньше да и сейчас очень насыщенная гастрольная жизнь. Тяжело, наверное, артисту устроить свою личную жизнь, когда ты постоянно в разъездах?

– Тяжело, но мне это удалось. Рядом со мной женщина, которую я люблю и которая отвечает мне взаимностью. Жена была связана с миром шоубизнеса, но я ее оттуда выгнал. Она у меня пела, танцевала, я ее оттуда «увел». У нас вообще такой семейный подряд, так как ее родная сестра – жена моего давнего друга Володи Маркина. Я вообще считаю, что женщина в первую очередь должна заниматься домом, мужем, семьей, а если у нее случается «забекрень» или попросту денег не хватает, тогда она может пойти работать. Когда меня спрашивают, почему жена не работает, я говорю: «Вы представляете, сколько вместо нее мне придется народу нанять: водителя, парикмахеров, костюмеров, экономок, кухарок. А я не хочу никого нанимать». Не потому, что я такой жадный, просто не хочу, чтобы этим занимался посторонний человек.

– Вы диктатор в семье?

– Я всегда пытаюсь договориться. У меня жена, кстати, тот еще диктатор. В нашем случае, получается, нашла коса на камень. Она скорее меня склонить может к своему мнению, чем я ее. У нее более правильный взгляд на жизнь, а меня иногда заносит. Как я говорю, «мужчины – это чудом выжившие мальчики» (смеется).

– Сегодня многие известные люди ходят к психологам, чтобы те решили их семейные и личные проблемы. Вы из их числа?

– Конечно, у меня иногда появляется желание сходить к психологу. Но потом я понял, что к врачам надо обращаться, когда есть патология. А если у человека наблюдаются такие душевные терзания советской интеллигенции – это совершенно другое. Для того чтобы успокоиться, достаточно просто побеседовать с близким человеком. Это лучше, чем идти к какому-то чужому дядьке и за деньги рассказывать о своих болячках. Мне в этом плане гораздо лучше помогает не общение, а одиночество. После этого полегче дышится.

– У многих жизнь артиста ассоциируется, как правило, с обильными возлияниями…

– Сейчас у меня практически нет отношений с зеленым змием. А в молодости, конечно, было. Должен сказать, что ничего хорошего от этого в жизни не прибавляется. Мы всегда это знали. Все, кто злоупотребляет, сами это понимают. Всегда больше смущает, когда увлечение алкоголем начинает выпячивать и показывать, какие мы крутые, ведь мы пьем. И вы, мол, такими же будьте. Вот это опасно! Не думаю, что звезды увлекаются спиртными напитками больше, чем обычная молодежь. Это не так. Другое дело, что молодые люди смотрят на звезд и копируют их во всем. Мне кажется, помочь в борьбе против этого должно государство. А церковь уже этим занимается много лет. А ведь всего-то надо сказать детям, что тридцать граммов спирта – это яд! И все! Слава Богу, в молодости у меня никаких «перезагибов» не было. Я стараюсь этого избегать и в связи с этим потерял много контактов.

– Под словом «контакты» вы имеете в виду друзей?

– Нет, друзья – это те, с которыми хорошо и в горе, и в радости, и без бутылки. Друзья у меня не из шоубизнеса. Мы в этой профессии все такие эгоисты! Но постоянно с этой звездностью жить нельзя. Увы, есть такие, кто никогда не выключают «звезду».

– Кто же это?

– Возьмите любого тупого и глупого певца или певицу, кто рот не раскрывает. Это идеальные звезды. Но я прекрасно понимаю, что без таких шоубизнес существовать не может. Поэтому, как я говорил и сейчас скажу: я – не звезда. Звезды – это Александр Серов, Владимир Пресняков, Леонид Агутин.

– А я почему-то про Филиппа Киркорова подумала. Вот уж кто «звезду»-то никогда не выключает…

– Я недавно сделал пародию на песню Филиппа «Ты, ты, ты». Она называется «Я, я, я». Мне кажется, у него такая проблема: мамы рядом нет, мудрой женщины, которая бы смогла его успокоить, научить. Потому что его агрессия пробивается иногда, как у мальчишки. Он не сдерживается, потом страдает, переживает. Молодежь ему может действительно оскорбительные вещи сказать. Надо уметь «проглотить» все это, а он не может. Поэтому и получаются такие неприятные истории.

– Сергей, в следующем году у нас выборы…

– Боже мой, да вы что, правда?

– Да, честное слово. Так вот, в 1996 году ваш ролик «Голосуй или проиграешь» крутили по всем каналам. Объясните, зачем вам понадобилось за Ельцина-то агитировать?

– Там была другая история. Я ведь Ельцина не выбирал. Послушайте мой текст к той кампании, там его фамилия упоминается всего раз: «Давай, старик, вперед. Давай, Борис, борись!» Но я не говорил, что за него надо голосовать. Вы не найдете у меня слов в его поддержку. Я не такой дурень, чтобы себя подставлять. Там ведь был еще второй персонаж – Геннадий Зюганов. За него я никак не смог бы проголосовать. Если бы я это сделал, мне пришлось бы сразу уехать из страны, я стал бы изгоем. Мы были молодыми ребятами, мы напортачили, прошлись по ним. Мы думали, что если мы с прежней властью расстанемся, если мы эту гидру уничтожим, то придут люди, которые знают, как надо поступать и жить дальше. А оказалось, что никто не пришел. По большому счету то, что происходит в стране сейчас, ничуть не отличается от прежнего времени.

– Вы стали так редко делать пародии. Почему? Нет достойных?

– Очень много артистов, которых уже не переплюнешь. Взять хотя бы моего любимого Колю Баскова. Он же, когда выходит на сцену, уже готовая пародия. Уже все радуются.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания