Новости дня

18 августа, суббота

















17 августа, пятница













16 августа, четверг















Олег Шишкин, соведущий «Магии кино»: Кто может ударить по самолюбию режиссера?

0

Ситуация с кинокритикой на ТВ плачевная. Берман с Жандаревым ушли в общекультурные интервью, «Тихий дом» Сергея Шолохова давно закрылся. О важнейшем из искусств рассказывают Федор Бондарчук, собирающий на СТС друзей по цеху, и Катя Мцитуридзе («Первый канал»), которая больше докладывает о комплиментах, которые ей отвесили гости и участники Каннского фестиваля, а не о фильмах.

Единственной площадкой, где о кино говорят честно, серьезно и в то же время занимательно, остается программа «Магия кино» на «Культуре». Это мы и решили обсудить с одним из ее новых ведущих Олегом Шишкиным (он и Михаил Борзенков пришли в проект в этом году).

– Как думаете, почему телевидение свело кинопроцесс к хвалебно-заказным рецензиям и светской хронике? Поговорить не о чем или просто некому?

– Это следствие того, что дискуссионная, вопросительная часть кино, которая вбрасывается в массовое сознание, оказалась проигнорирована. Создается ощущение, что кино – чистое развлечение. А это не только зрелище, но и, безусловно, трибуна для решения важных вопросов.

Россия переживает подъем интереса к кино. На фоне жесткой конкуренции с американским кинематографом наше кино постепенно оживает в совершенно разных форматах. Поэтому складывается ситуация, когда нужны дискуссии разных личностей. Мне представляется, что столкновение наших с Михаилом противоположных взглядов, поколенческих особенностей является благом для программы. У меня нет никакого желания бросить камень в Сэма Клебанова или Василия Пичула, которые вели «Магию кино» до нас, но раньше программа была достаточно узконаправленной, рассчитанной на профессиональную публику. Мне кажется, нам удалось сделать разговор о кино доступным для широкого круга зрителей, к которому кино в основном и обращается.

– Со стороны кажется, что вам как ведущему даже нравится, когда гостям от ваших вопросов становится неуютно.

– Это хорошо. Я думаю, множество настоящих киноманов могли бы задать актерам и режиссерам точно такие же вопросы, будь у них такая возможность. В какой-то степени мы являемся их представителями. Вопрошаем (говорит иронично) у творцов, которые нисходят на нашу бренную твердь. И получаем ответы. А иногда не получаем…

– Кстати, как отбираете гостей? Это обязательно авторы прокатных фильмов?

– Совсем нет, иногда приглашенный может быть вообще не связан с текущим процессом. К нам, например, приходил Марлен Хуциев – до сих пор блистательный режиссер. Да, у него нет денег, чтобы закончить «Невечернюю», но я видел отрывки из его нового материала и поражен удивительным сходством персонажей с их прототипами – Горьким, Чеховым, Толстым. Это реконструкция и режиссура высочайшего типа. Таких профессионалов по пальцам пересчитать не только у нас – в мире. Я был потрясен…

– А за деньги есть шанс к вам попасть?

– Программа некоммерческая. «Магия кино» выходит через 2–3 недели после того, как фильм уже прошел в прокате. На что мы можем повлиять? На кассу – нет. На распространение дисков? Ну, может быть.

– Еще по самолюбию можете ударить.

– Если самолюбие есть, то да. А то и по-другому бывает… С другой стороны, кто же еще сегодня, кроме нас, может ударить по самолюбию режиссера? Хотя цели «обидеть художника» мы, поверьте, не ставим.

– Но Угольников и Деревянко были явно раздражены вашими обвинениями в отсутствии у «Брестской крепости» патриотического духа.

– В связи с их фильмом мы подняли очень важную тему, которая часто зависит от тех векторов, которые выбирает власть. Сегодня она хочет говорить о патриотизме. А что такое патриотизм? Отличается он от советского? Конечно. А чем? Мы не знаем. Так скажите нам это!

Данный вопрос даже не к Угольникову и, конечно, не к Деревянко. Это вопрос к тем, кто пытается понять, что такое современное российское государство. Здесь нас с вами еще ожидает большой лабиринт…

– Может, Угольников просто для вас менее авторитетен, чем Хуциев?

– Влияет скорее харизма. А она не связана ни с интеллектом, ни с авторитетом. Человек приходит и вдруг меняет всю ситуацию на площадке. Бывают такие женщины… не буду называть их, это хорошие актрисы. У них есть некая аура. Из мужчин я бы, безусловно, привел в пример Михалкова. Он умеет вести интервью. Думаю, смутить Никиту Сергеевича может только Татьяна Толстая. У других вряд ли получится.

– Какие темы вы считаете обойденными вниманием российского кино?

– Для нынешней России была бы актуальна социальная драма, которой мы не видим вообще. Возможно, философские полотна – ведь и Тарковский у нас был, и вроде бы до сих пор есть Кончаловский…

– А был за последнее время фильм, посмотрев который вы захотели пригласить его автора и пожать ему руку?

– «Овсянки», «Как я провел этим летом» – молодое некоммерческое кино подает очень обнадеживающие сигналы. Создатели этих фильмов были у нас в студии.

А насчет пожатия руки… самое интересное с нашими гостями происходит порой за кулисами. Встречаются, например, в гримерной программы режиссер фильма «Сволочи» Александр Атанесян и Отар Иоселиани. Оба в прошлом жители Тбилиси, но люди и режиссеры до такой степени разные… Представьте себе диалог между ними за кулисами.

– О чем он?

– В том-то и дело, что его не было. Ни по-русски, ни по‑грузински.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!