Новости дня

20 октября, пятница



















19 октября, четверг
























Охлобыстин о Николае II: Не самый удачный царь, но все равно священномученик


Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

Иван Охлобыстин написал новую книгу «Магнификус II», но на встрече с читателями рассказал не о ней, а о Николае II.

А заодно о Цое и русском роке. 

Эта встреча с читателями была, наверное, самой стремительной в истории – Охлобыстин уложился в двадцать минут, извинившись: 

– Я бы до ночи с вами сидел, но у меня жизненный вопрос решается. Квартирный, по жилплощади. Я же многодетный отец, и это удавка, ничего не сделаешь. Мне, как дракону, яйца надо высидеть. Поэтому простите, бога ради, но мне надо пораньше удрать.

Поскольку это юбилейный год для Цоя, Охлобыстин рассказал о своем отношении к «Кино» и вообще к року. 

– Мы дружили с Цоем. Я знаю его еще со времен ВГИКа. Он хороший, деликатный, хоть и смурной был человек, а главное, бесконечно талантливый. Цой вплетен в мою жизнь. Я вырос на роке. В те времена, когда я формировался как личность, рок был одной из необходимых составляющих жизни – как литература примерно. Помню, после армии меня позвал в гости сын Высоцкого Аркаша. Приезжаю к нему на «Белорусскую», а там сидят Шевчук, Сукачев, Гребенщиков, Цой, Башлачев. У меня был культурный шок. Я этого ничего не видел и весь вечер просидел открыв рот – напитывался. Это сейчас в роке стоит звонкая тишина. Видимо, рокеры не могут определиться, что главное – истина или шабашка. Таких, как Цой, нет, а те, что есть, больше страдают по деньгам, сами понимаете. Такая историческая ситуация. Хотя странное это молчание – чего испугались-то? 

– Вы, как священник, можете объяснить, за какие такие заслуги русская церковь канонизировала последнего русского царя?

– Я не могу анализировать Николая II, но признаю, что он не самый удачный царь и что Романовы чистые немцы были. Все знаю, но для меня он все равно священномученик. Когда на синодальном уровне приняли решение о его канонизации, были те, кто против. Но у нас принято смиряться перед мнением святой церкви. Некоторые вещи в жизни я вообще не могу объяснить. Это промысел Божий. Как я встретил жену, почему я многодетный отец. Ничего ведь не предполагало этой «катастрофы», честно говоря. (Иван, разумеется, шутит. – Ред.) В десятом классе я представлял свою жизнь, как в рекламе одеколона «Балдесарини»: океаническая яхта и я в окружении пламенных латиноамериканских красоток плыву под звуки регтайма. А получилось Тушино, крупа, дети, пеленки, хаос, болезни, но это лучше, чем «Балдесарини» – я бы там от тоски удавился, наверное. 

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №38-2017 под заголовком «Охлобыстина настиг русский рок».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания