Новости дня

24 октября, вторник



















23 октября, понедельник

























Фото с историей. Как Собчак и Ростропович кашу делили


Фото: Валерий Плотников

Это фото сделано весной 1996-го: мэр Петербурга и великий музыкант дома у известного фотографа едят гречневую кашу. 

Подробности того вечера вспоминает Валерий Плотников, хозяин дома и автор фото.

«Принесла мужу на пашню обед»

– Это был период, когда Мстислав Ростропович репетировал в Петербурге концертное исполнение оперы Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда», – вспоминает Плотников. – Я знал его очень давно, много раз снимал, и мы договорились, что по ходу репетиций сделаем иллюстративный материал, который, возможно, потом войдет в буклет. Договорились и о портрете у меня в студии на Пушкинской улице. Мстислав приехал ко мне прямо с репетиции – он тогда репетировал каждый день.

Приехал Ростропович не один – его привез на съемку Анатолий Собчак. Чуть раньше в студии появилась Людмила Нарусова с необычным для супруги мэра грузом: она привезла закутанную кастрюлю с гречневой кашей, чтобы вернувшиеся с работы мужчины не остались голод­ными.

– Прямо как жена крестьянина, которая принесла мужу на пашню обед, – рассказывает Валерий Плотников. – У меня все было готово для съемки, стоял свет, и Мстислав Леопольдович с Анатолием Александровичем, чтобы не тянуть время, сразу сели за стол. Люда увидела на столе миску, положила горячую кашу, выдала ложки – были только такие, маленькие, – и они стали есть. Мне этот момент показался каким-то человеческим, трогательным: как два бойца в окопе у общего котелка. Я быстро переставил свет и сделал несколько кадров, в том числе этот.

«Они были разные, но дружили»

Анатолий Собчак и Мстислав Ростропович крепко дружили, хотя по характеру и отношению к жизни были совершенно разными. Валерий Плотников вспоминает первую встречу с Собчаком:

– Нас познакомила Алла Пугачева. Как-то она пригласила меня на ужин в гостиницу, где они тогда жили с Филиппом – они уже были женаты. Гостиница принадлежала нашим общим знакомым. За столом сидели Алла, Филипп, Саша Розенбаум с Беллой (Белла Купсина, продюсер Розенбаума. – Ред.), Собчак, еще два человека и я. Анатолий Александрович весь был поглощен Аллой, в меньшей степени Розенбаумом и Филиппом и совсем не обращал внимания на меня – ну, сидит молодой какой-то парень. При этом его удивляло, как по-дружески Алла со мной разговаривает. Когда она нас представила, он совершенно переменился. Анатолий Александрович, к сожалению, был несколько предвзят по отношению к «простым» людям.

Впоследствии Плотников много раз снимал Собчака, в частности сделал ему мэрский официальный портрет, который тот подписывал и дарил в рабочих поездках. Ростропович, по воспоминаниям фотографа, был совершенно другим человеком:

– Он обожал всех, целовался со всеми. Вишневская даже шутила: «Я всегда найду Славу по звукам поцелуев». Он хорошо относился к жизни, любил людей, если они не были совсем гадкие. Хотя, конечно, держать в уме многотысячную толпу, которая обожала его и с которой он был знаком, физически было невозможно. И тем не менее Ростропович и Собчак дружили. Надо отдать должное Анатолию Александровичу, он вытащил наш город из «уездной» колеи и выводил на европейский уровень в том числе благодаря потрясающему и очень высокого уровня кругу знакомств. Москва скрежетала зубами, когда именно к Собчаку в Петербург приезжали знаменитости, королевские персоны и политики – Клинтон, например. Собчак умел очаровывать. И он, в отличие от нынешних руководителей, действительно любил искусство, а если появлялся на концерте или юбилее, то поздравлял и оставался, а не уходил, как это сейчас бывает. С Ростроповичем они действительно были близки, и на фото, где они едят кашу, это видно.

Вокруг едоков все выглядит так, как было в студии Плотникова на самом деле – никакой постановки. За спиной у Ростроповича пакеты, в которых фотограф хранил документы, за Собчаком – старые альбомы по искусству. На столе лежит камера Валерия Плотникова и очки для съемок, которые он иногда просил надевать даже тех героев, которые в реальной жизни на зрение не жаловались. На всякий случай перед гостями поставили сахарницу и конфетницу (что внутри, хозяин студии не помнит), хотя чай в тот раз они не пили – некогда было. А вырезка на столе – из журнала «Крокодил».

– Там была рубрика «Нарочно не придумаешь», где печатали казусные объявления, – вспоминает Плотников. – Это одно из них, его для меня пересняли и увеличили – кстати, сделали это ребята из фотоотдела «Собеседника». Написано там следующее: «Если вам нужно увеличить семью, наш фотограф это сделает моментально».

Пальто Собчака

Закончив с кашей, гости студии на Пушкинской приступили к съемке. Правда, фотографу не понравилась одежда Ростроповича.

– Мстислав Леопольдович, как многие гениальные люди, одевался достаточно небрежно, – вспоминает Валерий Плотников. – И даже Вишневская ничего не могла с этим поделать. Но мне в тот раз повезло: был Анатолий Александрович, который, напротив, одевался очень тщательно, со вкусом. Полностью переодеть Мстислава было нереально, поэтому я попросил у Собчака его замечательное стильное пальто.

Ростропович уселся верхом на старинный венский стул, сложил на его спинке свои знаменитые руки. На плечи ему накинули пальто Собчака. Плотников сделал портрет.

– Потом я пригласил Анатолия Александровича в кадр, а после и Люду, которая так заботливо накормила моих гостей. Если бы не она, не было бы этой фотографии, на которой два выдающихся человека по-товарищески едят простую кашу. 

Теги: Собчак

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания