Новости дня

15 октября, понедельник













































Елизавета Боярская: До сих пор живу «Адмиралом»

0

Роль возлюбленной Колчака Анны Тимиревой в телеверсии «Адмирала» («Первый канал») исполняет Елизавета Боярская.

– Я очень соскучилась по «Адмиралу», – рассказала «Собеседнику» актриса накануне премьеры телеверсии (со времени выхода кинокартины прошел ровно год. – Ред.). – Этот фильм мне дорог, хочется вновь пережить то, что я испытала на съемках. Материал телеверсии очень интересен. Все происходит более планомерно, есть обаяние подробностей. Если фильм напоминает снежный ком, который невозможно остановить, то здесь можно прочувствовать послевкусие от каждого эпизода.

– Каким важным для вас сценам, «выпавшим» из фильма, нашлось место в телеверсии?
– Есть такие, и я их очень жду. Например, эпизод, когда Анна и Колчак впервые вместе – она к нему приехала в Харбин. Это, пожалуй, единственный момент, когда они по-настоящему счастливы. Их не подстерегают опасности, они наслаждаются друг другом… Еще мне очень дороги сцены, где есть наши дети – Ростислав и Володя. Их всего две: когда мы на пляже и когда катаемся на санках. Важно, что у моей героини есть полноценная, с мужем и детьми, семья.

– Вы как-то признались, что два года жили образом Анны. Что это значит?
– Когда после съемок приходила домой, не переставала смотреть на жизнь сквозь призму моей героини. Мне нравилось быть ею даже в жизни. Хотелось разговаривать, двигаться, поступать по-другому. Я себя настолько органично чувствовала в этой роли…
Прочитав историю адмирала, я заболела ею по-настоящему. Меня очень долго, где-то полгода, не утверждали. Первый раз пришла на пробы 19 декабря 2005 года, утвердили же только 12 мая 2006-го. Помню все даты, потому что считала дни, буквально отрывала календарные листы. Эти полгода я ни о чем другом, кроме Анны, не могла думать. Мне казалось, это то, ради чего я родилась. Конечно, громко сказано, но роль Анны – то, что обязательно должно было со мной случиться. Я это чувствовала.
Когда утвердили, не было предела счастью. Я погрузилась в материал с головой и вынырнула… если вынырнула… Было очень тяжело, когда закончились съемки. Мне казалось, жизнь кончилась. Я думала: куда все делось, где все, где мой любимый человек? Мир, который я так долго строила, вдруг исчез. Потом все успокоилось, но началось озвучивание картины, и во мне снова все всколыхнулось. Затем была премьера фильма, началась новая волна. Потом озвучивание телеверсии… Бесконечный маятник. Сейчас я спокойно о своей работе рассуждаю, но больше чем уверена: посмотрю первую серию – и все переживания вернутся.

– Вы с Хабенским дважды играли влюбленных – в «Иронии судьбы-2» и «Адмирале». О романе между вами говорят все чаще…
– Сначала очень переживала по поводу вранья в желтой прессе. Потом стала относиться с юмором и скорее даже равнодушно. Если каждый раз переживать… лучше нервы где-нибудь в другом месте тратить – на съемочной площадке или на сцене.
Доходит до того, что просто постою рядом с человеком – всё, уже обязательно роман. Невозможно же из-за этого сторониться всех друзей. Я человек, открытый в своих эмоциях. Даже страшно представить, что напишут, если я подойду и расцелую своих одноклассников (смеется)!

– В трех больших фильмах – «Адмирале», «Я вернусь» и «Иронии судьбы» вы снимались параллельно. По идее после такого всплеска должна быть пауза…
– Она была, и я даже хотела, чтобы она случилась. За последнее время я снялась в небольшой роли у Аллы Суриковой («Человек с бульвара Капуцинок»), в фильме «Луна-луна». В этом августе у меня была работа в картине с небольшим бюджетом, но очень интересным материалом – «Не скажу». Это фактически пьеса на двоих – девушку и молодого человека. Очень ответственно, когда на протяжении всей картины только два человека в кадре… Больших же проектов у меня не было уже два года.

– В народе говорят: «Почему одним всё, а другим ничего?» Под первыми понимают и вас – с фамилией, внешностью, умом. У вас действительно всё в шоколаде или мы чего-то не знаем?
– Я никогда не скажу, что у меня всё в шоколаде: по сути своей я ужасная самоедка. Мне кажется, это очень важно для артиста. Когда актер начинает быть довольным собой, он перестает развиваться. Артист всегда должен быть до конца в себе не уверен, стремиться вверх, потому что потолка в этой профессии нет. Не найдешь его ни в 20 лет, ни в 40, ни в 80 – никогда… Я могу заесть себя до изнеможения. Все время нахожусь в состоянии хорошей тревоги, на низком старте, чтобы начать делать что-то новое.
Что касается фамилии, конечно, предубеждение существует. Прекрасно понимаю: была бы не Боярской – ко мне бы много лучше относились. Не сержусь на это, просто уже смирилась, что фамилия – это и гордость, и то, чем многие понукают, именно ее считая залогом моего успеха и моим билетом в кинематограф. Но если бы я ничего собой не представляла, не работала в театре, не бегала на кастинги, главных ролей в кино у меня бы тоже не было.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Внимание! Акция на подписку