Новости дня

17 октября, вторник














16 октября, понедельник





























"О смерти думать он меня не заставит": "Волшебная гора" в "Электротеатре"


Константин Богомолов (справа) – самый «возмутительный» режиссер российского театра // Фото: Олимпия Орлова

Sobesednik.ru побывал на премьере нового спектакля Константина Богомолова в электротеатре «Станиславский».

Режиссер Константин Богомолов, тот самый, за спектакль которого «Идеальный муж» к дверям МХТ подбрасывали свиную голову, снова возмутил почтенную публику. Выдал новую постановку «Волшебная гора». 

Смотреть спектакли Богомолова и разбираться, что в очередной раз взбесило добропорядочных зрителей, в миллион раз интереснее, чем вникать в тягомотину прокурорских страстей по «Матильде». Едва ли, впрочем, к порогу Электротеатра «Станиславский», где состоялась премьера, оскорбленные активисты что-то подбросят. В «Волшебной горе», поставленной по книге Томаса Манна, практически ничего не происходит. Кроме смерти. 

Смерть как предмет осмысления и место действия, туберкулезный санаторий, – это то, что есть в постановке из романа. В углу неподвижно сидит Богомолов. Там же сидит скрючившись актриса Елена Морозова. Она непрерывно кашляет (ее туберкулезный кашель звучит из динамиков задолго до начала). Сидят они так долго, зрители изводятся, мучаются, хихикают, елозят, копаются в телефонах, начинают тоже кашлять, передразнивая... Кто-то выкрикивает, чтоб начинали уже, хватит издеваться. И вот когда публика уже на грани хамства, в «санатории» становится темно и тихо. Из темноты и тишины выходит актриса и читает стихотворение. Потом она идет обратно, и все равнодушно повторяется – до следующего выхода из темноты, до нового стихотворения. Публика шушукается, раздражается, хмыкает и, хотя чувствует провокацию, не понимает, что она – участник этого только на первый взгляд бессобытийного спектакля. 

Кто-то уходит. Это зря. Вторая половина спектакля уже состоит из текстов Богомолова. Про мальчика в голодном городе, съедающего свою подружку сразу, как только она умирает. Про женщину, сжигающую детей. Про старуху, думающую, что она беременна, и пришедшую делать аборт, потому что ей хочется «пока еще пожить для себя», но на самом деле у нее в животе огромная опухоль. Богомолов смотрит вверх и спрашивает, дать ли ей обез­боливающее. «Зачем, пусть думает, что рожает. Смешно же», – отвечает сверху голос. Смешно, соглашается Богомолов. 

На поклоны актеры не выходят. В очереди в гардероб моложавая дама с сожалением говорит про Богомолова: «А ведь приличный был человек, нормальные спектакли ставил. Нет, о смерти думать он меня не заставит». 

Прямая речь

«Пока я могу сделать то, что вызывает недоумение или злость непонимания... пока я могу сделать так, что почтенный зритель вертит предмет спектакля в руке, не понимая, к какому месту его приложить, пока я могу делать так – я не скурвился».

Из фейсбука Константина Богомолова

* * *

 

Материал вышел в издании «Собеседник» №39-2017 под заголовком «"А ведь приличный был человек"».

Теги: Поклонская / "Матильда"






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания