Сабурова Ольга
21.05.2021

Ведущий ОТР Юрий Алексеев: Ищем болевые точки россиян

Ведущий ток-шоу "Прав!Да?" на канале ОТР Юрий Алексеев дал эксклюзивное интервью Sobesednik.ru

19 мая Общественному телевидению России (ОТР) исполнилось 8 лет. Ведущий ток-шоу «Прав!Да?» Юрий Алексеев рассказал о работе на канале в эксклюзивном интервью Sobesednik.ru.

– Ток-шоу – один из самых популярных жанров на ТВ. Ваша программа выделяется тем, что в ней нет истошных криков экспертов, а темы не замыкаются на ненависти к США и Украине. Как вам удается вскрывать внутрироссийские проблемы, а не ограничиваться международной повесткой, которая правит бал на остальных телеканалах?

– У нас не только ток-шоу отличается от контента других каналов, но и весь канал ОТР. И в контексте того, о чем говорит весь канал ОТР, мы и делаем наше ток-шоу.

Дискуссии в нашей студии бывают эмоциональные, и я не против этого – людям интереснее смотреть на тех, кто отстаивает свои позиции. Но это, конечно, не та эмоциональность, о которой вы говорите.

Что касается ненависти к Америке и Украине, у нас такие темы не затрагиваются в принципе. ОТР – канал про нашу страну, про то, что беспокоит граждан России. И ток-шоу мы делаем ровно про это. Темы мы выбираем самостоятельно. Мы говорим о важном, наболевшем для наших зрителей.

Я знаю, что жизнь внутри страны – причем не только федеральная, но и региональная повестка, – интересует россиян не меньше, чем международные отношения.

Во многом проблема современной журналистики в том, что мы как-то увлеклись международными отношениями и забыли, что у нас под носом. А главное, стали забывать, как можно говорить на такие темы интересно. Мы стараемся реанимировать эту историю. Первостепенная задача для нас – говорить с людьми о том, что они видят из окна.

Наша аудитория – люди очень разных взглядов, и мы стараемся нащупать интонации, понятные всем. Общество вообще атомизировано: молодые, среднего возраста, постарше, с разными доходами. Наша задача – нащупать общие болевые точки. Это нелегко, но мы в этом направлении работаем.

Порой руководство просит сохранять спокойные интонации в ток-шоу «Прав!Да?». А я, будучи ведущим и руководителем программы, порой добавил бы некоей эмоциональности. Современные зрители немного «избалованы» тем уровнем крика, который есть на других каналах, они к нему привыкли, поэтому наша манера обсуждения новому зрителю порой кажется в диковинку. У нас сейчас четыре эксперта в студии, и хронометража достаточно, чтобы люди и высказались, и поспорили друг с другом, и проверили убеждения друг друга на прочность и принципиальность. Мы сохраняем взвешенность позиций, представляем разные точки зрения. В этом русле идем и сворачивать не намерены.

– Как давно ведете ток-шоу «Прав!Да?» и руководите этой программой?

– Руковожу с августа прошлого года, а веду года 2,5. На телеканале ОТР я с первого дня его существования, пришел сюда в апреле 2013-го. До этого я работал корреспондентом в «Военной программе» Александра Сладкова на канале «Россия 1», редактором-международником в «Вестях», писал сценарии для документальных циклов. Почувствовал, что уперся в потолок, и решил уйти на ОТР – туда, где ничего не было, где риски колоссальные, но где можно начать с нуля и чего-то достичь. Пришел обычным корреспондентом, а сейчас руковожу праймовым ток-шоу. И очень признателен тем, кто поверил в меня и назначил на эту должность.

– Весь ковидный период был на вас?

– Первую ковидную волну мы не работали вообще, по-честному сидели на самоизоляции, ожидая момента, когда сможем вернуться в эфир. Когда в августе меня поставили у руля программы и пандемия стала стихать, я понимал, что все может повториться, и стал думать, как мы будем действовать в случае второй волны коронавируса. Просчитывали шаги, закупили оборудование для студии, чтобы была возможность виртуального общения с нашими гостями, и это сработало. Вторую волну мы уже отработали штатно.

– Как у Путина на компьютере: масса окон на экране с подключенными министрами? В вашем случае – экспертами...

– Да, несмотря на то, что ведущий все время «разговаривал с телевизором» и медленно начинал сходить с ума (смеется. – Прим. Sobesednik.ru), по цифрам мы снижения зрительского интереса не заметили. Рейтинги в этом формате остались прежними.

С другой стороны, у нас значительно расширилась география, на связи с нами оказался весь мир. Подключались наши соотечественники из Скандинавии, Европы, даже было включение из Арктики. Увидеть наших гостей, обычно одетых в костюмчики, в домашней обстановке, было забавно. Это тоже добавило градуса эмоциональности и сопереживания. Кошечки, собачки, детишки на заднем плане – это все было.

– Как, по вашим наблюдениям, изменились настроения и тревоги россиян в прошедшем году?

– Проблемы, в общем, одни и те же. Что-то решается, что-то нет. Всех беспокоят вопросы здоровья, образования, работы, пенсии – в рамках этих тем мы и работаем, формируем повестку. По актуальным темам, событиям больше работают наши коллеги в программе «ОТРажение». Задача ток-шоу «Прав!Да?» – освещать эти вопросы более глобально.

– На решение проблем влиять удается?

– Да, у нас, например, много программ про проблемы здравоохранения: мы разбираем, какими должны быть управленцы в больницах, почему доктора уходят из системы здравоохранения либо вообще, либо из государственной в частную, что происходит с организацией системы здравоохранения в глубинке.

В одной из программ мы разбирали конкретный кейс. Доктор по прямой связи рассказал нам, что его больница, перейдя на ковидный режим, оказалась в ситуации, что остальная помощь больным просто встала. То есть чтобы получить помощь, людям с онкологией или беременным приходится ездить в соседний райцентр. Мы посмотрели по карте: это 80 км!

После выхода этой программы в эфир в районе поднялась буча, фрагмент нашего выпуска растиражировали местные соцсети, телеграм-каналы, областные СМИ. Это то, что действительно волнует людей. Обеспокоилась администрация этого региона, министерство здравоохранения, начались гонения на нашего доктора…

– Его не уволили?

– Нет, мы постоянно с ним были на связи. Федеральный министр по следам нашей программы поручил провести проверку в этой больнице. Репрессий никаких в отношении доктора не последовало, наоборот, он стал героем региона, так как набрался смелости высказаться.

Проверка обнаружила нарушения, их предписали ликвидировать. И главврача этой больницы, насколько я знаю, все-таки сменили.

– Как хочется развивать программу дальше?

– Особенность ток-шоу «Прав!Да?» заключается в том, что оно не выходит в прямом эфире. И дело не в препятствиях, которые нам ставит руководство: вдруг кто-то из гостей скажет что-то не то, поэтому давайте-ка лучше в записи. Совсем нет. Просто с технической точки зрения мы парализуем производство других программ, если будем выходить в прямом эфире, так как все цикловые программы выходят из одной студии, а к прямому эфиру надо готовиться.

У нас был опыт работы в прямом эфире летом, когда другие программы ушли в отпуск, и мы поняли, что можем это делать.

Сейчас мы снова не можем выходить в эфир в прямом эфире, но тем не менее я с августа рассматриваю разные варианты того, как сделать так, чтобы мы в реальном времени видели реакцию наших зрителей, которые смотрят нас по телевизору или в Интернете: согласны они или нет с тем, что говорит конкретный эксперт в студии.

Потому что экспертность – это, конечно, хорошо, но когда зритель в реальном времени может давать оценку словам специалиста, это, на мой взгляд, значительно добавляет драматургию в программу. Хочу, чтобы реакция зрителей по-честному отображалась на экране.

– Ключевое слово: по-честному. А то когда смотришь «отзывы зрителей» в рамках некоторых ток-шоу на центральных каналах, создается впечатление, что это либо тролли пишут, либо редакторы программ специально дают комментарии на грани экстремизма.

– Я за то, чтобы это было только по-честному. Возвращаясь к «ОТРажению», скажу, что многие в регионах знают этот проект и ценят именно за то, что он, во-первых, актуальный, во-вторых, потому что дает возможность высказаться реальным людям.

Мне иногда задают вопрос: «А чего ты не уйдешь на НТВ, на «Первый канал»? Звучит же!» Я всегда отвечаю: на ОТР за восемь лет работы у меня ни разу не было необходимости пойти на сделку с совестью. Видя, в каком режиме работают коллеги в других СМИ, понимаю, что работаю спокойно, с душой.

«Береги честь смолоду» – этот тезис для меня важен. Мне не стыдно за то, что я делаю на ОТР. Это ценно. Не дай Бог что-то произойдет здесь, не знаю, куда пойду дальше… Возможно, придется менять профессию. 

Рубрика: Культура и ТВ

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика