Новости дня

20 апреля, вторник

19 апреля, понедельник

























18 апреля, воскресенье












17 апреля, суббота






sobesednik logo

"Слава, жить можно где угодно, а умирать надо на родине": Прощальный юбилей Ростроповича

08:16, 27 марта 2021

"Слава, жить можно где угодно, а умирать надо на родине": Прощальный юбилей Ростроповича
Ильхам Алиев, Владимир Путин, Мстислав Ростропович и Галина Вишневская // Фото: Юрий Феклистов
Ильхам Алиев, Владимир Путин, Мстислав Ростропович и Галина Вишневская // Фото: Юрий Феклистов

Легендарный музыкант Мстислав Ростропович умер спустя месяц после своего 80-летнего юбилея.

Друзья, собравшиеся 27 марта 2007 года на торжество в Кремль, предчувствовали, что видят его в последний раз...

О том, как это было, рассказывает фотокорреспондент Юрий Феклистов.

«Жить можно где угодно, а умирать надо на родине»

Музыканта настолько почитали во всем мире, что провести его юбилеи у себя считали за честь главы многих европейских государств. Так, по случаю 70-летия Мстислава Ростроповича президент Франции давал ужин в Елисейском дворце в Париже, а прием в честь 75-летия выдающегося виолончелиста устроила королева Великобритании в Букингемском дворце...

– После тех торжеств Владимир Путин предложил Ростроповичу отметить 80 лет в Кремле, – рассказывает Юрий Феклистов, который присутствовал на приеме в Лондоне. – Ростропович ему это пообещал. А летом 2006-го виолончелист заболел. Находился тогда он в своей квартире в Париже. Французские врачи поставили Мстиславу Леопольдовичу страшный диагноз: рак в последней стадии. А когда стали уходить, признались Галине Вмшневской: «Мадам, мы хотим принести вам свои соболезнования: вашему супругу осталось жить месяц»... Певица тогда сказала мужу:

«Слава, жить можно где угодно, а умирать надо на родине».

Бизнесмен Давид Якобошвили дал им свой самолет, чтобы перевезти Ростроповича в Москву. А когда они летели, тогдашний президент Франции Жак Ширак позвонил Владимиру Путину, рассказал, что Ростропович умирает, летит в Москву.

Музыканта сразу приняли в онкоцентр им. Н. Н. Блохина на Каширку, операцию ему делал сам глава РОНЦ академик Михаил Давыдов. На третий день к нему в палату пришел Владимир Путин.

Ростропович перенес две операции и прожил намного больше месяца, который ему отпустили французские врачи. Ему, по воспоминаниям близких, было очень важно дожить в том числе и до юбилея, он так и говорил:

«Доживу, я Путину пообещал, что буду праздновать свой день рождения в Кремле».

«Буратино» и ландыши

После тяжелой операции Ростропович находился в доме отдыха «Барвиха», оттуда его и привезли на юбилей, который проходил в банкетном зале Кремлевского Дворца съездов. Вся семья готовилась к этому дню.

– Я дружил с Мстиславом Леопольдовичем, – рассказывает Феклистов, – и меня семья попросила снимать на этом торжестве. Так я туда попал. Из гостей там были Никита Михалков, Юрий Лужков, Наталья Солженицына, Иосиф Пригожин с Валерией, Ильхам Алиев (потому что Ростропович в Баку родился), многие другие... И, конечно, Владимир Путин – он и главный гость, и как бы организатор приема в честь 80-летия музыканта.

Когда гости сели за столы, – продолжает фотограф, – там уже стояли традиционные букетики ландышей, соленые огурцы и деревянные куклы Буратино. Огурцы и ландыши – в память об обстоятельствах знакомства Ростроповича и Вишневской, а Буратино – потому что так дома звала музыканта певица. Этот набор всегда был на столах гостей в дни торжеств супругов – и на золотой свадьбе, и на 75-летии Ростроповича.

«Повара Путина» тогда мало кто знал в лицо

– Начиная с золотой свадьбы Вишневской и Ростроповича все торжества пары оформляла компания «Конкорд» Евгения Пригожина, которого тогда практически никто не знал, – вспоминает Юрий Феклистов. – Кстати, тогда произошло смешное недоразумение. Все сели, ходить вроде как нельзя, меня незаметно подозвала дочь Ростроповича Елена и попросила передать Пригожину, чтобы посадил кого-нибудь за стол к Юрию Лужкову, а то он остался один. Я подошел к Иосифу Пригожину с Валерией и передал им просьбу Лены. Тот с недоумением воскликнул: «Я-то тут при чем? Может, тебе Евгений Пригожин нужен?» Я спрашиваю: «А кто это?» Продюсер мне объясняет: «Это тот, кто тут всем заправляет». Разобрались. Я нашел «правильного» Пригожина, передал ему просьбу Лены, и к Юрию Михайловичу посадили Никиту Михалкова.

Евгений Пригожин, по воспоминаниям Феклистова, всегда брал только своих официантов, из Питера привозил свою мебель, декорировал зал... Впрочем, флористику, кажется, они на месте заказывали. Но главным, конечно, было не только все оформить, но и всех накормить, все блюда подать вовремя...

– Это, кстати, сложно – чтобы 200 гостей горячее получили сразу, – уточняет Феклистов. – Я потом его спрашивал: «А как вы это делаете – чтобы и рыку, и каре ягненка, и чтобы всем одновременно и все горячее?» Он отшутился: «Это наше ноу-хау»… А в конце вечера все гости получили подарок: в холщовых мешочках тыквенные семечки и шкалик водки «Ростропович в Амстердаме» (в честь концерта, который он когда-то дал в Амстердаме).

И вот, когда все гости расселись за столы, – продолжает Феклистов, – зазвучала музыка, в зал вошел Мстислав Леопольдович. Лицо у него было исхудавшее, желтоватое, видно было, что не очень хорошо себя чувствовал. С одной стороны его поддерживала Галина Павловна Вишневская, с другой – Владимир Путин. Ростропович сел за стол, грустный такой... Путин тоже был грустный... Вот тогда я и сделал этот кадр.

Прощание с мэтром

– Был и концерт, – говорит Юрий Феклистов. – Как всегда, выступали известные артисты, были тосты... А потом, когда настало время прощаться, Мстислава Леопольдовича члены его семьи взяли под руки и помогли ему медленно выйти из зала. Помню, все встали. И вот стоят вдова и сын Дмитрия Шостаковича, Наталья Солженицына с сыном Ермолаем, другие гости... Звучит музыка, Ростопович уходит, они ему смотрят вслед, аплодируют, как бы провожая его... И у всех в глазах слезы. Я потом подошел к Наталье Дмитриевне Солженицыной, спросил ее: «Такое впечатление, что вы с ним прощались». «Так оно и есть», – ответила она мне.

Ровно через месяц, 27 апреля Мстислав Леопольдович. За четыре дня до него скончался Борис Ельцин. Их похоронили рядом на Новодевичьем кладбище. Галина Павловна дружила с Наиной Иосифовной, и сказала тогда вдове первого президента России: «Теперь будем здесь встречаться».

«Галина» есть, «Славы» так и не случилось

– Владимир Чернов, который с 1998 по 2003 годы был главным редактором «Огонька» хотел вместе с Ростроповичем написать книжку его воспоминаний, которая называлась бы «Слава» (по аналогии с изданием Вишневской «Галина»), – вспоминает Юрий Феклистов. – Он нашел деньги, издателя и просил меня познакомить его с Мстиславом Леопольдовичем. Это получилось в 2002-м, когда мы с Владимиром Черновым поехали на 75-летие музыканта в Лондон. Ростропович идею написать такую книгу принял, и кое-что им даже удалось сделать (мы в «Огоньке» напечатали несколько историй), но по большому счету у музыканта никак не получалось найти время наговаривать свои воспоминания на диктофон. К идее мы пробовали вернуться, когда он лежал в больнице после операции. По крайней мере Мстислав Леопольдович все надеялся на это: «Вот, – говорит, – поправлюсь, и будем писать». Увы, он так и не поправился.

 

Рубрика: Культура и ТВ

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^