Новости дня

24 августа, суббота




23 августа, пятница































22 августа, четверг










"Унесенные ветром": подумаем об этом сегодня

06:06, 12 августа 2019
«Собеседник+» №07-2019

Кадр: фильм «Унесенные ветром»
Кадр: фильм «Унесенные ветром»

В этом году исполняется 80 лет фильму «Унесенные ветром», в котором сыграли Вивьен Ли и Кларк Гейбл. Эта картина стала символом Америки наравне со статуей Свободы и звездно-полосатым флагом. 

История этого шедевра не была простой – начать хоть с того, что книгу, по которой был снят фильм, Маргарет Митчелл писала и собирала по частям лет десять. Роман вышел в 1936-м, стал сенсацией и сразу получил Пулитцера. Маргарет, бывшая журналистка, дерзкая бунтарка и феминистка, только за первый год на этой книжке заработала 3 миллиона долларов. 50 тысяч из них она получила за право экранизации от кинопродюсера Дэвида Селзника, сделавшего к тому времени себе имя на создании «Кинг Конга». Да, ходили слухи, что роман Митчелл (к слову, единственный) – хорошая обработка дневников ее бабушки. Ну так что ж, рассудил опытный Селзник, оно и к лучшему: больше настоящей жизни, больше реализма, хорошее кино будет!

Так и оказалось. Фильм получился даже лучше, чем книга. Во всяком случае, он ни в чем не уступает ей.

Хорошее скорым не бывает

К весне 1938-го ни актеров на роли Скарлетт О’Хара и Ретта Батлера, ни готового сценария не было. Митчелл наотрез отказалась участвовать в работе, поэтому Селзник, чувствуя, так сказать, моральное право, наконец решился выкинуть из будущего фильма ощутимую часть персонажей, включая первых двух детей Скарлетт. Впихнуть невпихаемое в хронометраж помог не кто иной, как сам Фрэнсис Скотт Фицджеральд!

Но как только все более-менее утряслось, так сразу кончилось финансирование от голливудских боссов. Селзника спас Bank of America, дав продюсеру миллион. Он был ох как нужен, потому что Селзник задумал сделать цветной фильм, а в то время цветная технология стоила невероятных денег.

Ну а дальше началась чехарда с режиссерами. Их было четыре! Основной массив снял Виктор Флеминг. Причем съемки начались без Скарлетт. Точнее, в полном неведении, кто же будет ее играть.

Виктор Флеминг получил «Оскара» за режиссуру. Всего у фильма их десять!
//  фото: Global Look Press

Скарлетт нашли в ресторане

Селзник прекрасно понимал: с выбором актрисы на главную роль в таком фильме ни в коем случае нельзя ошибиться – и стал самым дотошным в мире отборщиком. Это, наверное, были самые трудные и долгие пробы в истории. Прослушивание прошли 1400 актрис, из них выбрали 400 для финальных проб.

На самом деле внутренне Селзник давно выбрал британскую актрису Вивьен Ли. Ее к Дэвиду привел его младший брат, тоже продюсер, после того как увидел Вивьен в ресторане, где она ужинала со своим будущим мужем Лоуренсом Оливье. «Вот я привел тебе твою Скарлетт», – торжественно заявил он брату. 

Но Селзник тянул время, потому что не решался утвердить иностранку на роль стопроцентной американки, опасаясь гнева голливудских актрис. А ведь на пробы приходили и Бетт Дэвис, и Кэтрин Хепберн (ее особенно продвигала Митчелл). Практически утверждена была жена Чарли Чаплина Полетт Годдар. Но в конце концов Селзник объявил, что «Вивьен Ли – та, кого я так долго ждал». Актриса неожиданно получила поддержку от конфедерации южан. Они сказали, что пусть лучше уж плантаторшу Скарлетт играет англичанка, чем кто-то из вульгарных янки. В общем, отстояли. А сейчас Вивьен Ли воспринимается как символ «фабрики грез».

Ретт-выпендрежник

А вот Кларк Гейбл, которому на тот момент было 38 лет, был утвержден на роль Ретта Батлера практически сразу, хотя вообще не хотел сниматься в этой «женской чепухе». Он был самой яркой звездой того времени, и Селзнику пришлось заплатить ему бешеный гонорар, чтобы затащить в свой проект. Целых 120 тысяч – это было очень много (гораздо больше, чем заплатили Вивьен Ли), и Гейбл, конечно, «включил звезду» на полную катушку. Именно из-за него из проекта ушел один из режиссеров. Потом чуть не ушел сам Гейбл, потому что его «заставляли плакать» после выкидыша Скарлетт. Чудом удалось выжать из него слезу. Селзнику, кстати, пришлось заплатить за Гейбла 5 тысяч долларов штрафа – за грубиянскую реплику его героя. Хотя это продюсер сделал в общем-то и по своему желанию, уж так осточертели ему претензии от цензоров: и слово «негр» нельзя говорить, и Ку-клукс-клан нельзя показывать. Кто бы мог подумать, что пресловутая политкорректность доводила голливудских киношников до бешенства уже тогда, 80 лет назад, в относительно нормальные времена.

Страстные поцелуи с запахом лука

Сыгравшие страстную влюбленную пару Кларк Гейбл и Вивьен Ли на самом деле не испытывали друг к другу ничего, кроме холодного раздражения. Вивьен злило, что она выкладывается по 16 часов в сутки, а Гейбл постоянно звездит и уходит ровно в шесть. «Как какой-то клерк», – вспылила однажды усердная Вивьен.

Полгода она жила своей героиней, уже нельзя было разделить, где Вивьен и где Скарлетт О’Хара. От утомления и напряжения у нее даже появились морщины, а ее партнер выглядел холеным усатым котом-ловеласом. 

Селзник, конечно, знал о том, что между главными актерами нет симпатии, и был, как ни странно, страшно рад этому обстоятельству, полагая, что прирожденные актеры так устроены, что чем меньше притяжения между ними в жизни, тем лучше они его сыграют перед камерой. 

Так оно и вышло. От поцелуев Скарлетт и Ретта мужчины краснели, а у юных барышень в животе порхали бабочки. А Вивьен Ли жаловалась, что ей ужасно неприятно было целоваться с Гейблом. Она подозревала, что он назло ей ест перед съемками лук. Но сама Вивьен, между прочим, курила, поэтому не исключено, что и Кларк Гейбл испытывал во время поцелуев не самые приятные ощущения.

Цензура старая и новая 

Фото: Global Look Press

Премьера состоялась в Атланте в декабре 1939 года. На той самой воспетой в романе Персиковой улице, где жила Маргарет Митчелл и которая есть в Атланте до сих пор. Атланта в полном составе хотела посмотреть эту историю, так что губернатор объявил в городе выходной день. 2,5 тысячи билетов разлетелись вмиг, хотя в честь премьеры они и стоили по 10 долларов (а у спекулянтов и все 200!). Кларк Гейбл где-то там, в праздничной толчее, по неосторожности чуть не отдавил ногу очень миниатюрной даме в розовом платье – это была Маргарет Митчелл, которую Гейбл не знал в лицо, попросту не удосужился познакомиться. Селзник, счастливый от успеха, вручил Митчелл чек еще на 50 тысяч. А довольная Маргарет, забыв о Хепберн, говорила: «Я знала, что Вивьен Ли – идеальная Скарлетт». Может, потому, что Вивьен Ли в фильме довольно сильно приглушила сентиментальность книжной героини, интуитивно сделав ее более самонадеянной и дерзкой, какой была сама Митчелл. 

Общую радость портили только цензоры, наложившие ограничения на прокат за «низкие моральные устои» и «разлагающий пример».

Пару лет назад, в самый разгул политкорректности и толерантности, дошедших уже до абсурда, случился скандал. На одном из фестивалей в штате Теннесси запретили показывать «Унесенных ветром». Зрители вдруг усмотрели расизм и оскорбительное отношение в том, как показаны черные персонажи картины. Аудиторию не утешило даже то, что, например, Мамушка, большая чернокожая служанка Скарлетт, вообще-то больше похожа на домоправительницу, а сыгравшая ее актриса Хэтти Макдэниел стала первой в истории кино черной актрисой, получившей «Оскара».

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник+» №07-2019 под заголовком «"Унесенные ветром": подумаем об этом сегодня».

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также