Новости дня

26 августа, понедельник










25 августа, воскресенье



























24 августа, суббота








Наталья Синдеева: Независимость "Дождя" – уже фактор риска

20:05, 07 августа 2019
«Собеседник» №29-2019

Наталья Синдеева // фото: Global Look Press
Наталья Синдеева // фото: Global Look Press

Кажется, что телеканал «Дождь» и федеральные телеканалы работают не просто в разных странах, а вообще на разных планетах. В то время как главные «кнопки» стараются в упор не видеть событий, связанных с московскими протестами, «Дождь» показывает картину происходящего в режиме реального времени. Его корреспонденты ведут репортажи с митингов, а прямой эфир в интернете телеканал решил открыть для всех, а не только для подписчиков. О том, как теперь работает «Дождь», мы расспросили его гендиректора Наталью Синдееву.

Досье

Телеканал «Дождь» был запущен в эфир в 2010 году и начал освещать в том числе протестное движение в России, о котором молчат федеральные каналы. Спустя три года его просмотр стал платным. В 2014 году после опроса о блокаде Ленинграда большинство кабельных сетей под прессингом властей отказались от вещания «Дождя». 

Нужно что-то изменить

 – Наталья, когда и почему вы приняли решение открыть эфир «Дождя» для всех?

– Мы открыли эфир в пятницу, 26 июля, точнее в четверг ночью, когда наши журналисты дежурили возле здания Московского избиркома, когда сложилась вся эта невероятная ситуация с Любовью Соболь. В общем, мы поняли, что нам нужно что-то изменить, потому что этого требовали события, развивающиеся сейчас в Москве и касающиеся всех жителей России без исключения. То, что происходит в последние дни, адски неприятно, и мы понимаем, что единственная сила, способная победить несправедливость и ложь, – это открытость. Мало просто открыть эфир, мы должны транслировать его везде, выкладывая полностью в YouTube и во все соцсети, чего раньше не делали. В общем, это было непростое решение.

Финансово непростое?

– Да. Для нас подписка – основной источник финансирования, 60 процентов нашей выручки. Но в острые социальные моменты – а так бывало уже не раз – нам говорят, что информация, которую мы даем, должна быть открыта для всех, что это просто необходимо. И мы что-то открывали, потом закрывали. Но это бьет по карману, потому что каждый раз, как только ты делаешь эфир общедоступным, ты, конечно, сразу получаешь большой охват, приходят новые люди, но подписку ты просто теряешь. Да к тому же мы сейчас перешли в такой режим работы, который в общем-то не можем себе позволить. Для постоянного, почти круглосуточного живого эфира нужны гораздо большие ресурсы, и человеческие, и финансовые.

Не ожидали прихода полиции

В субботу, когда «Дождь» давал прямой эфир из разных точек митинга, к вам в студию ворвался ОМОН. Вы были готовы к этому?

– Нет-нет. Не ворвался. Внешне все было спокойно, это была полиция. Их было шесть человек, большинство в полной амуниции. Пришли, чтобы вручить повестку главному редактору Саше Перепеловой явиться на допрос в качестве свидетеля. Это, конечно, было странно и неприятно. Повестку мог вручить и один человек. Мы не ожидали прихода полиции, готовы не были. Именно в это время вся редакция работала на митинге.

А какие у полиции были вопросы к главреду «Дождя»?

– Сашу на допросе спрашивали об организаторах – знакомы мы с кем-то или нет. Но в основном их вопросы касались того, как мы освещали митинги. В общем-то никто нам внятно причину допроса не объяснил, но мы думаем, что это было связано с уголовными делами по статье о массовых беспорядках, которые завели на участников акции.

Вы поддерживаете связь со зрителями? Как они реагировали на ваши эфиры о протестах?

– Реакция и зрителей, и подписчиков была положительная. Все понимают важность открытия эфира. Время смотрения и на сайте, и в приложениях сильно увеличилось. Наверное, самый заметный рост – на YouTube. Там 2 миллиона подписчиков за пять дней и огромное количество просмотров – миллионы. Это ощутимо. До этого наш эфир никогда полностью в YouTube не транслировался, мы выкладывали только отдельные эпизоды или программы, но чтобы полностью – это впервые.

Попробуем жить в эксперименте

Ну а финансово система донейтов (донейт (или донат) – добровольная, безвозмездная передача денежных средств телеканалу в соответствии со статьей 572 Гражданского кодекса РФоказалась эффективнее, чем подписка? Насколько известно, сутки прямого эфира «Дождя» обходятся в 680 тысяч рублей. Это зарплата, содержание офиса и техподдержка. За пять дней вы собрали больше шести с половиной миллионов – этого должно хватить на десять дней.

– Нет, не эффективнее. Подписка дает гарантированную постоянную выручку, а отправить каналу донейт – это эмоциональное решение. Сейчас донейт компенсирует потерю дохода от подписки, закрывает наши текущие потребности. И да, собранная сумма позволяет какое-то время держать эфир открытым. Но подписка – все равно основной источник дохода для канала.

В идеале хочется найти понятный и приемлемый способ соединения этих двух моделей. Мы открыли эфир, но архив остается закрытым, то есть только для подписчиков. Мы будем придумывать для своих подписчиков какие-то дополнительные преференции и бонусы, делать для них что-то эксклюзивное. Они – наша надежная, ядерная, лояльная «Дождю» аудитория, которая с интересом и уважением относится к тому, что мы делаем, независимо от эмоционального фона: держать все время высокий градус и невозможно, и неправильно.

Но если протесты будут продолжаться, вы же не закроете эфир?

– Попробуем жить какое-то время в эксперименте, но сказать, надолго это или навсегда, я сейчас не могу. Если у нас не будет денег, нам просто не на что будет делать нашу работу, вот и всё.

А рекламодатели? Кто-то из них может уйти от «Дождя» из-за того, что вы честно освещаете все события?

– Все может быть. Мы уже такое проходили, когда была первая волна прессинга, когда нас отключали от эфира, и многие рекламодатели ушли. Рекламодатели – живые люди, и ситуации каждый раз не абстрактные. Кто-то понимает важность происходящего и, наоборот, размещает рекламу именно сейчас, а кто-то, возможно, будет и опасаться.

Мы не должны думать о прессинге

Не хотелось бы, но все-таки: может случиться и новая волна прессинга на телеканал?

– Это понятно, но невозможно жить в ожидании того, что будет плохо... Ну невозможно! Просто факт того, что мы независимые, что у нас нет цензуры и мы не управляемся ни из каких кабинетов – это в нашем контексте уже фактор риска. Так что не о прессинге мы должны думать, а как сделать хорошо свою работу. А о том, чем это может закончиться, думать невозможно и не хочется.

Многие из ваших спикеров, кого вы звали в свои программы, за последние дни определились со своей позицией по отношению к власти. Многие высказались, обозначив свои свежайшие убеждения. Вы будете их снова приглашать в эфир и спрашивать на тему протестов?

– Я не знаю, как наш нынешний прямой эфир повлияет на наших гостей с разными убеждениями, но конечно же наблюдать за тем, как сейчас высказываются различные люди, очень интересно. И конечно, если будет возможность, нам будет интересно их об этом спрашивать. Правда интересно это понять! Но знаете, я здесь стараюсь относиться с пониманием. У всех разные ситуации: кто-то искренне во что-то верит, а кто-то вынужден такую публичную позицию занимать. И мы точно не должны это ни осуждать, ни оценивать, а должны задавать вопросы как журналисты.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №29-2019 под заголовком «Наталья Синдеева: Независимость "Дождя" – уже фактор риска».

Теги: Выборы в Мосгордуму – 2019

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также