Новости дня

17 июня, понедельник



























16 июня, воскресенье


















"Красный вестерн": 45 лет фильму "Свой среди чужих, чужой среди своих"

17:02, 19 мая 2019
«Собеседник» №17-2019

Фильм «Свой среди чужих, чужой среди своих»
Фильм «Свой среди чужих, чужой среди своих»

45 лет назад на киноэкраны страны вышел фильм «Свой среди чужих, чужой среди своих». История о том, как чекисты спасают буржуйское золото и  драгоценности, тогда не стала популярной в народе. Только спустя годы этот фильм назвали классикой советского кино. 

Роль спасла Калягина от депрессии

Сюжет для сценария Эдуард Володарский и Никита Михалков позаимствовали из журнальной заметки. Там описывались реальные события, когда золото белогвардейцев большевики отправили из Сибири в Москву. За долгое путешествие ценный груз несколько раз переходил из рук чекистов белогвардейцам, потом – бандитам, опять – чекистам, и так – снова по кругу. Михалков, которому тогда нравились американские вестерны с Клинтом Иствудом, задумал снять нечто подобное. Ему тогда было 27. Несмотря на молодость режиссера, который был известен как актер, но не постановщик, сценарную заявку Михалкова и Володарского одобрили. Уже сделали фотопробы, подобрали актеров, выбрали натуру для съемок, но… Никите Сергеевичу пришла повестка в армию, и он уехал служить на Дальний Восток. 

– Меня утвердили на роль командира Забелина. И я, помню, ждал месяца два вызова на съемки. А их все нет и нет, – вспоминает актер Сергей Шакуров. – И только потом я узнал, что Никиту призвали. Все члены съемочной группы отважно ждали его приезда.

По словам Михалкова, почти всех актеров он знал до этих съемок, с кем-то приходилось уже работать, поэтому заранее решил, кого на какую роль пригласит. 

– Если честно, я не хотел сниматься в то время, – рассказывает Александр Калягин, исполнитель роли начальника железнодорожной станции Ванюкина. – В моей семье произошла беда, умерла супруга. И мне хотелось побыть со своей дочкой, какие тут съемки! Но Никита меня уговорил, и я благодарен за это. Он просто спас меня от депрессии, да и работа оказалась интересной.

Роль атамана Брылова Михалков сразу писал для себя, а киногероя создавал по западному образцу. Он придумал ему пижонские жесты и щегольской внешний вид в стиле бандитов из любимых вестернов. Режиссер знал, что цензура может придраться к Брылову, поэтому на всякий случай сочинил оправдание – это же отрицательный персонаж, вот поэтому у него такие яркие буржуазные черты. 

Снимали в Москве, в подмосковном Марфино, в пригородах Баку. Но для основных съемок выбрали натуру в Чечено-Ингушской АССР. Как гласит легенда, место подсказал друг отца Никиты – Сергея Михалкова (кстати, тогда писатель был депутатом от Чечено-Ингушской АССР) – танцор Махмуд Эсамбаев.

«Этих джигитов было не остановить»

Сами съемки получились не менее экстремальными, чем того требовал сюжет. Экспедиция на Северный Кавказ началась с трагедии – сгорел пьяный маляр, который решил покурить в автобусе, где было много краски и горючей смеси. Был момент, когда на Никиту Михалкова хотели завести уголовное дело.

Директор картины написал объявление для местных жителей: мол, требуются люди для съемок массовых сцен. И указал:  «Пешие – по 5 рублей, конные – по 10. Приходить с паспортом». На следующий день выстроилась целая очередь, чтобы сниматься в кино. Люди сдавали паспорта. Когда же директор заглянул в них, в каждом лежали деньги. Все подумали, что им нужно платить, чтобы взяли сниматься. Об этом узнали люди из ОБХСС, разразился скандал, режиссера и директора обвинили во взяточничестве. Уладить помог Сергей Михалков. 

Кстати, режиссеру пришлось изрядно помучиться с массовкой.

– Построил я всех в ряд и говорю: «На первый-второй рассчитайсь», – вспоминал Никита Сергеевич. – Потом сказал, что первые будут играть людей в поезде, а вторые – бандитов, которые грабят состав. Что тут началось! Чеченцы не хотели играть тех, кого грабят, для них это позор!

Многие из них приходили на съемки с настоящим оружием, обижаясь, что им дают стрелять холостыми патронами.

– Этих джигитов сложно было остановить. Начиналась съемка, они дрались между собой по-настоящему, стреляли, скакали. Не обращая внимания на команды режиссера, куражились сами по себе, – смеется актер Сергей Шакуров.

Константин Райкин, пожалуй, единственный в фильме актер, который все трюки исполнял сам. Самый страшный – падение с обрыва, с 12-метровой высоты, в бурлящую реку Аргун. Главное, что неправильно измерили глубину под обрывом. Река в этом месте оказалась вдвое глубже, чем рассчитывали. Актера из-за сильного течения (12 метров в секунду!) чуть не затянуло под скалу. 

– Конечно, было страшно, – смеется сегодня Константин Аркадьевич. – Попадаешь до колена в воду ногой, тебя тут же сбивает, словно дали подсечку, и уносит в водоворот. А вода – ледяная, плюс 3 градуса! Помню, когда нам соорудили нечто вроде плота, на котором мы должны плыть по бурлящей реке, все принялись нас хоронить – по Аргуну плоты никогда не ходили. После съемок в чеченской водичке у меня начался страшный фурункулез.

В некоторых сценах актеров подменяли чеченские подростки, которые знали, как справиться с этой рекой. 

Порой актерам приходилось скакать на лошадях самим. Особенно мастерски это получалось у Сергея Шакурова, который еще в юности увлекался верховой ездой. 

– Я и сейчас могу свободно скакать верхом без седла, – с гордостью говорит Сергей Каюмович. – Поначалу со своей лошадью на съемках я чуть-чуть помучился. Досталась мне капризная, строптивая, постоянно хотела куда-то убежать. Было трудно. Но потом я ее прикормил яблоками и сахаром, и мы подружились.

Кто-то дрессировал барана, а кто-то спал на базаре

В свободное от съемок время актеры отдыхали, как говорится, по-настоящему. Например, Солоницын и Пороховщиков любили ходить на местный рынок. 

– Я покупал длинные фаршированные баклажаны, по четыре штуки, а Толя Солоницын бежал в магазин и покупал две бутылки коньячного напитка. Жуткого вкуса, надо сказать, было питье, а коньяк покупать было дороговато. И через раз мы с Толей просыпались на этом базаре под утро. Над нами стояли бабки, а мы лежали на каких-то циновках. Эти сердобольные старушки нас уже выучили наизусть и добровольно взяли на себя заботу о нашем здоровье, – вспоминал в свое время Александр Пороховщиков.

Александр Кайдановский приручил местного барана, обучал его командам и водил с собой, как собачку. А вот Никита Михалков устраивал личную жизнь – в Грозном он сыграл свадьбу с московской моделью Татьяной Соловьевой. Кстати, в фильме, в эпизоде сна героя Михалкова, можно увидеть и саму Татьяну. 

Настоящим украшением фильма стала музыка. По воспоминаниям композитора Эдуарда Артемьева, он сочинил ее легко и быстро. После встречи с режиссером, который на словах рассказал, чего хочет, и продемонстрировал примеры из американского кинематографа, Артемьев практически с ходу «просто сел и сыграл» главную музыкальную тему фильма. Кстати, эта музыка звучала не так давно на закрытии зимних Олимпийских игр в Сочи. 

Досье

«Свой среди чужих, чужой среди своих», 1974, «Мосфильм»

Хронометраж – 93 минуты

Бюджет – 501.599 рублей

В первый год проката занял 22-е место (23,7 млн зрителей)

Авторы сценария: Эдуард Володарский и Никита Михалков

Режиссер: Никита Михалков

В ролях: Никита Михалков, Александр Кайдановский, Сергей Шакуров, Юрий Богатырев, Константин Райкин, Анатолий Солоницын, Александр Пороховщиков, Александр Калягин и другие

Награды: премия жюри на МКФ в Дели (1976)

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №17-2019 под заголовком «Красный вестерн».

Теги: Михалков

поделиться:


Колумнисты


Читайте также