Новости дня

20 апреля, суббота





19 апреля, пятница
















18 апреля, четверг


















17 апреля, среда






"Все строилось на доверии": дочь Михаила Ульянова – об отношениях в семье

«Собеседник+» №03-2019

Дочь артистов Елена Ульянова бережно хранит память о родителях // фото: Михаил Озерский / ТАСС
Дочь артистов Елена Ульянова бережно хранит память о родителях // фото: Михаил Озерский / ТАСС

Елена Ульянова рассказала об истории любви родителей – народного артиста СССР Михаила Ульянова и дочери профессора Аллы Парфаньяк.

«Вы знаете, что у него роман с Юлией Борисовой?»

– При мне родители не позволяли себе ссориться и выяснять отношения. Впрочем, как и особых нежностей не проявляли, – вспоминает Елена. – Но я знала, чувствовала, что родилась в большой любви. Вся эта сдержанность лишь внешняя, а внутри они глубоко нежные, любящие друг друга и меня. Никогда я не видела, чтобы возникала у них какая-либо ревность. Все строилось на доверии. Помню, когда жила уже отдельно от родителей, взяла такси и поехала к ним домой на Пушкинскую площадь. Только подъезжаем к дому, таксист мне говорит: «О! Здесь живет Михаил Ульянов… А вы знаете, что у него роман с Юлией Борисовой?» Я лишь усмехнулась и промолчала. Слухи об их романе действительно ходили. В театре папа с Юлией Константиновной часто играли влюбленных. Но я-то знаю, что никаких отношений у папы на стороне не могло быть. Впрочем, как и у мамы.

Зашмыганный пацан и прима-красавица

Они познакомились в начале 1950-х в Театре имени Вахтангова, где вместе играли в труппе. Уроженец Омской области Михаил Ульянов тогда только закончил Театральное училище имени Щукина, а актриса Алла Парфаньяк уже вовсю блистала на сцене. Звезда, королева, фантасмагорическая красавица!

– Коренная москвичка, она родилась на Арбате, – рассказывает о матери Елена. – По линии своей мамы – полячка, аристократка. А ее отец, мой дед, был профессором математики.

Алла Петровна была старше Ульянова на три года. К моменту их знакомства уже сыграла главную роль в популярном фильме «Небесный тихоход». В свое время за ней ухаживали самые шикарные мужчины: Александр Вертинский, Леонид Утесов… Но безрезультатно. Был у нее скоротечный роман с Марком Бернесом.

– О ее расставании с Бернесом я знаю лишь, что это она проявила инициативу. Ей показалось, что ее недостаточно любят. Не знаю, жалела ли потом… На съемках «Небесного тихохода» мама познакомилась с Николаем Крючковым. Они поженились. В браке родился сын Коля. Когда мама ушла от Крючкова, забрала сына. К сожалению, о его судьбе я ничего не знаю.

Коля рано перестал общаться со своими родителями, и его следы затерялись вроде бы в Германии. Сейчас ходит легенда, мол, Ульянов увел жену у Крючкова. Это неправда. Мама рассталась с Крючковым до отношений с отцом. 

До сих пор я гадаю, почему дочь профессора ответила на ухаживания сибирского зашмыганного пацана, в единственных, топорщащихся на коленях брючках, в единственной рубашонке, без денег, без жилья. Актриса Вахтанговского театра Галина Коновалова вспоминала, как узнала об их отношениях: «Я как-то стою за кулисами, смотрю репетицию спектакля. Подходит ко мне Алла и говорит: «Слушай, Галь, видишь этого парня?» – «Ну, вижу». – «Как он тебе?» Отвечаю честно: «Вообще никак!» И тут Алла прошептала: «А я с ним живу. Уже год». Я была удивлена». 

Со временем отец дал понять, на что он способен. Его талант заблистал, и никому уже не приходило в голову удивляться, что в нем нашла сама Алла Парфаньяк.

Родители расписались в 1959 году, мама была уже беременна мною. А когда я родилась, папа был на гастролях. О том, как он меня впервые увидел, мне рассказал Владимир Абрамович Этуш. Они прилетели в Москву, папа ступил на трап, а внизу стоит мама и протягивает кулек со мной. Отец остановился и заплакал. Этуш говорил, что это было очень странно – видеть плачущего Михаила Ульянова.

6-часовые выговоры у шкафа

– Маленькой я долго болела, были проблемы с почками. И маме пришлось часто отказываться от работы, чтобы быть рядом со мною, – продолжает Елена. – Мама пропускала один спектакль, другой... В конце концов она стала обычной домохозяйкой и полностью посвятила свою жизнь мне и папе. Редко, но все же она признавалась, что переживала чудовищно. Ей хотелось играть… Кстати, на папины премьеры она практически не ходила.

Отец был сдержанным человеком. Но, если его довести, с папиным гневом ничто не могло сравниться. С мамой было легче: она взрывалась моментально. Крики, вопли! Но через час остывала, забывала, и жизнь продолжалась дальше. Меня это устраивало, я умела подлаживаться под маму. А вот папин гнев долго собирался в одну чашу.

Отец молчал. Один мой ляп, второй – молчит. Будто ничего нет. Третий, четвертый, пятый. Ты расслабляешься. Шестой. И всё! Это была последняя капля. «Ну-ка, иди сюда! – приказывал отец голосом маршала Жукова. – Встань!» Я молча притулялась к шкафу. Перечить ему было категорически нельзя. Нет, ни он, ни мама меня никогда не били. Зато выговоры, стоя у шкафа, я выслушивала часа по два, по четыре, по шесть… Один раз я даже в обморок упала. Сползла по шкафу. Отец испугался, подхватил на руки.

Пить и курить бросил в один день

– Папа был сильным человеком. Помню, когда я была еще совсем девчонкой, он бросил пить, – делится дочь актера. – В свое время эта пагубная привычка не обошла и его стороной. Но он сказал себе: «Всё». И не выпивал до конца своей жизни. Такая сила воли. Бывало, на банкетах он украдкой от всех наливал в стопку обычную воду и чокался, изображая, что там водка. Также в один день бросил и курить.

Жили мы скромно. То есть на все нужное, конечно, хватало, но без роскоши. И я, как все мои сверстницы, стояла в очереди за ливерной колбасой, за сыром, за маслом… Разве что иногда папа ходил в магазин и «под свое лицо» получал треску или судака. Еще родители любили антикварную мебель – но в те времена ее можно было купить очень дешево. Что же касается дачи – она была у нас точно такая же, как у обычных советских людей в те времена: участок 12 соток и небольшой домишко. Мама ездила на дачу довольно часто и с утра до вечера копалась в грядках. Папа выбирался реже и сразу начинал косить! Не только траву, а все, что под руку попадется. Бывало, и мамины посадки уничтожал, тогда на всю округу раздавался ее возмущенный крик. Как сейчас вижу папу в военном кителе, в стареньких джинсах и с косой!

Однажды приехала домой к родителям, и мама сказала: «Знаешь, папа вчера упал, и я вынуждена была вызвать скорую». Я поехала в больницу. Это был конец февраля. Ну, ничего – лежит папа, в сознании. А 1 марта моя дочка Лиза родила двойню: Настю и Игоря. Я примчалась к отцу, говорю: «Ты представляешь?!» Он страшно обрадовался, но правнуков так и не увидел... Вскоре отцу стало хуже, он уже не встал... Сейчас я думаю, что все не просто так: чтобы заменить на этом свете такую мощную, масштабную личность, как отец, Бог послал целых двух новых человек.

Под руку с внучкой Лизой. Правнуков актер не успел увидеть // фото: Global Look Press

Через несколько дней после его похорон позвонила маме. Спрашиваю: «Что делаешь?»  «Знаешь, Лен, я фотографии рву, чтобы потом тебе нетяжело было разбирать». Оказалось, мама порвала два больших ящика архивных фотографий. А через два месяца после ухода отца она сама слегла с инсультом. Так и провела последние два года своей жизни.

Похоронили Аллу Парфаньяк на Новодевичьем кладбище рядом с Михаилом Ульяновым.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник+» №03-2019 под заголовком «Увидев дочь в кульке, Михаил Ульянов заплакал».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также