Новости дня

19 апреля, пятница
















18 апреля, четверг


















17 апреля, среда











"Я стал ущербным человеком для нашей страны". Вспоминая Бориса Сичкина

«Только звезды» №04-2019

Борис Сичкин фото: Александр Коряков
Борис Сичкин фото: Александр Коряков

Борис Сичкин ушел из жизни весной 2002 года – почти 17 лет назад. Судьба подарила актеру непростую, но очень яркую жизнь. На пике популярности, зимой 1973 года, любимца публики – всем известного Бубу Касторского из фильмов про неуловимых мстителей – посадили за решетку, а затем выдворили из страны... Мы публикуем одно из его последних интервью. 

К тому времени, когда артист оказался в эмиграции, ему было уже за пятьдесят. (Сичкин родился 15 августа 1922 года. – Ред.) За спиной остались голодное детство в многодетной семье без отца, хореографическое училище, война, пройденная от Киева до Берлина, яркие роли в кино и всесоюзная слава...

– Уехав из страны с женой и сыном в 79-м году в никуда, с сорока долларами в кармане и одним чемоданом, я не знал, что меня ждет, – рассказывал в интервью актер. – Дорога в Америку была не самой сладкой: началось все со сфабрикованного уголовного дела против артистов и директоров тамбовской филармонии, при которой я тогда служил. Меня обвинили в левых гонорарах. На самом же деле денег всегда недоплачивали. Следствие длилось семь лет. Один год из семи я провел в страшной тамбовской тюрьме. Там меня перекидывали почти ежедневно из камеры в камеру, надеясь, что уголовники в какой-нибудь со мной расправятся. Но они, напротив, плакали, прощаясь со мной. С моим уходом они лишались жизненного тонуса. 

Потом дело отправили на доследование в прокуратуру РСФСР, где его вдруг решили закрыть и наказать всех, кто его открывал. Это случилось в 78-м, но жить и работать мне все равно не давали. Из всех картин, в которых я снялся, меня вырезали из титров. Я стал ущербным человеком для этой страны. И меня из нее выставили. 

В фильме "Неуловимые мстители" с Инной Чуриковой

«Олег Видов отдал мне свою роль Брежнева в голливудском фильме»

Но никогда не унывающему Сичкину удалось прижиться и в Америке. Здесь он продолжал оставаться гвоздем программы любых эстрадных представлений, записал несколько пластинок и даже снимался в Голливуде. В Россию он приезжал несколько раз по случаю некоторых проектов и всякий раз говорил, что возвращаться обратно не собирается.

– С первых дней жизни за океаном мне везло: сразу нашлась работа по специальности, обустроился с семьей в неплохой квартирке, сын попал в хорошую школу. А после удачных съемок в Голливуде мне предоставили государственную квартиру в центре Нью-Йорка. (В этой квартире артист провел свои последние дни и умер 21 марта 2002 года. Сперва был похоронен в Америке, но потом по требованию жены его тело эксгумировали, кремировали и переправили в Москву. Но только через шесть лет прах артиста был предан земле на Ваганьковском кладбище. –  Ред.)

Но в Голливуд я попал совершенно случайно. Молодой режиссер картины «Сладкое имя» искал комедийного артиста. И вот, зайдя как-то в книжный магазин на Брайтоне, он поинтересовался у милой продавщицы, не знает ли она какого-нибудь хорошего русского актера-комика. Продавщица, не задумываясь, назвала мое имя, сказав, что лучшего не встречала, и дала режиссеру мой телефон. Так я и получил первую роль.

А потом произошла еще одна история, тоже весьма нестандартная. Как-то в Голливуд на роль Брежнева пригласили Олега Видова. Дело в том, что, когда американцы снимают исторические фильмы, их мало волнует внешнее сходство исполнителей с «оригиналами». Видов пришел на съемки и возмутился: «Да вы что? Есть же Сичкин, зачем вы меня-то пригласили?» И отдал им мои фотографии вместе с телефоном. Удивленные авторы картины вызвали меня и утвердили на эту роль.

«Для Довлатова был скорой помощью»

Главным богатством своей жизни Борис Сичкин называл общение и дружбу с людьми, с которыми его свела судьба. Так, во время войны он дружил с маршалом Жуковым, работая на эстраде, сблизился с Леонидом Утесовым, а во время съемок в «Интервенции» – с Владимиром Высоцким. Подробными воспоминаниями об этих и еще очень многих выдающихся людях артист поделился в своих мемуарах «Я из Одессы! Здрасьте!» А вот об общении с писателем Сергеем Довлатовым в эмиграции Сичкин рассказал мне впервые: 

– Этот остроумнейший и талантливейший человек в жизни был невероятно ранимым и стеснительным и поступки иногда совершал непредсказуемые. Помнится, как-то в августе 1989 года, за год до смерти, он отчебучил следующее. Я тогда только-только отснялся в роли Брежнева, и The New York Times опубликовала обо мне огромную статью с портретом. Сергей радовался так, как будто это про него написали. Разыскав меня, он буквально набросился с поцелуями и объятиями, прыгал от счастья и кричал: «Борис, эту газету можно было найти только в библиотеке! Знаешь, это моя первая кража, но для тебя я ее все-таки украл!»

Виделись мы с ним часто, но, к сожалению, в этих встречах мне чаще всего отводилась роль скорой помощи. Когда Довлатов впадал в очередную депрессию или в запой (Америка так и не стала его родиной), он просил жену вызвать меня. Я прилетал и всячески пытался его развеселить. Иногда мне это удавалось.

«Вырастил сына и выкинул 360 сгоревших чайников»

Будучи весьма любвеобильным мужчиной, Борис Сичкин прожил всю жизнь в браке с одной женщиной. Его не испугало даже то, что танцовщица Галина Рыбак, с которой он познакомился, еще работая в ансамбле народного танца Украины, не была хорошей хозяйкой и заботливой женой. Их единственный сын Емельян Борисович Сичкин стал весьма востребованным в Америке композитором.

– Я прожил долгую жизнь, и в ней было много неприятных минут. Например, я выкинул 360 сгоревших чайников, потому что Галя ставила чайник на включенную плиту и забывала налить туда воду. Но я самый счастливый человек на этой планете. Не потому, что живу лучше всех, а потому, что живу веселее. У меня нет никаких проблем. Если заводятся деньги, я себе что-нибудь позволяю, если денег нет, не трагедия – варю себе кашу. Оптимизмом и веселым отношением к жизни спасаю себя и других. Кто находится рядом со мной – все долгожители. Больно смотреть на людей, которые не живут, а мучаются, все-то у них плохо. От жизни нужно получать удовольствие. Я не хотел бы по блату получить более благополучную и спокойную жизнь.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также