Новости дня

21 сентября, пятница





















20 сентября, четверг
























Монолог над семейным альбомом: Евгений Стеблов

«Только звезды» №18-2018

Евгений Стеблов // фото Виктора Горячева
Евгений Стеблов // фото Виктора Горячева

Сейчас для 72-летнего актера Евгения Стеблова его семья – это супруга Любовь Владимировна. Его единственный сын Сергей, тоже актер по профессии, с отцом связь практически не поддерживает. 

Евгений Стеблов с мамой Мартой Борисовной и отцом Юрием Викторовичем
// фото: из архива Е. Стеблова

– Моей матушке сейчас 93 года, дай ей Бог здоровья, – говорит Евгений Стеблов. – Они с папой познакомились в школе рабочей молодежи в 1943 году. 

Отец актера Юрий Викторович Стеблов умер 18 лет назад. Он был радиоинженером. А мама Марта Борисовна работала учительницей. 

Его дед Виктор Павлович был из дворян, многие годы возглавлял ремонтные мастерские железных дорог СССР. Бабушка Мария Семеновна была ответственным сотрудником Военторга, в побежденном Берлине налаживала работу магазинов и ресторанов для советских офицеров. 

Евгений Стеблов с женой Татьяной и сыном Сергеем // фото: из архива Е. Стеблова

Моей жене Тане с ее пороком сердца рожать было нежелательно, и в общем она совершила подвиг, родив Сережу. Врачи заранее спрашивали: «Если все пойдет плохо, кого оставляем – мать или ребенка?» Много было сложностей, когда Сережа был грудной… Он вырос, окончил «Щуку», потом поступил на режиссерские курсы, снимался в кино, работал у Никиты Михалкова. Написал пьесу, снял несколько короткометражек и один полнометражный фильм. Он три года был женат, но детей они с Леной не нажили. После развода Сережа стал ездить по монастырям трудником – помогать в монастырском хозяйстве, возвращался прямо одухотворенный. По-настоящему верующим человеком сын стал еще в юности. Собирался в семинарию идти... Помню, ему года три тогда было. Мы жили недалеко от Ботанического сада, на проспекте Мира. Зима, мы гуляли с ним. И как-то я отвлекся, и Сережка мой пристроился к проходившей колонне школьников – я оборачиваюсь и вижу только его спину. Тогда я и подумал, что когда-нибудь сын так и уйдет. И вот в 2010-м я потерял их обоих – в январе умерла Таня, а весной Сережа ушел в монастырь. 

Евгений Стеблов: «Я 38 лет прожил со своей Танечкой, всякое было,
но любовь над всем доминировала»

Таня была очень мужественным человеком, в 1992 году перенесла радикальную операцию на открытом сердце – у нее был врожденный порок. И потом за семнадцать лет, оставшихся ей, у нее было три тромбоэмболии. Тромбы попадали в сосуды головного мозга. Было очень тяжело. Таня была, как птица Феникс, преодолевала все невероятными усилиями воли. Но мы с ней понимали, что она уходит, и как-то она, обняв меня, прошептала присказку: «Жили они долго и счастливо и умерли в один день». А я от неожиданности ей и говорю: «Да я еще поживу». Я просто старался облегчить ощущаемый нами обоими трагизм. Она в шутку побарабанила меня кулаками по спине: «Гад какой!» А потом оборвала смех и сказала очень серьезно: «Ты женись». Я отшутился тогда, не хотел на эту тему говорить...

Перед самым уходом она ненадолго очнулась от комы – как будто для того, чтобы попрощаться со мной и Сережей. Я 38 лет прожил со своей Танечкой, всякое было, но любовь над всем доминировала.

Евгений Стеблов со второй женой Любовью // фото: Global Look Press

В 64 года я остался один. И однажды наша с Таней общая подруга решила познакомить меня с Любой. Она финансист, очень занятой человек, и какое-то время мы с ней общались только по телефону. А потом Люба приехала ко мне на дачу. Тогда я увидел ее в первый раз. Она умна, с ней легко общаться, и своим внутренним миром она похожа на Таню. Есть понятие «сердечный ум». Вот у Любы он есть. У нее умное сердце... В общем, я все выполнил, как моя Таня сказала, – женился. Мы с Любой обвенчались в церкви по настоянию сына. Бог послал мне утешение в лице теперешней моей жены. Я очень привязан к Любиным внукам... Но прежнюю жену Таню мне никто не заменит, она всегда со мной.

Сын Евгения Стеблова Сергей // фото: из архива Е. Стеблова

Уже восемь лет, как сын Сережа в Соловецком монастыре. Он инок. Я как верующий человек со смирением принимаю его выбор. Но как земной отец... Понимаете, с уходом сына в монастырь род наш оборвался. Но Сережа говорит, что это понятие относительное. Каждый человек идет к Богу своим путем, на котором бывают разные кризисы и искушения. Ну предположим, был бы я против этого выбора – ну и что толку-то? Потерял бы сына, и все. В Сереже есть какая-то наивность, а с другой стороны – мудрость. И я всегда брал с него пример. 

Я Сереже иногда звоню. У них там у всех есть телефоны, интернеты и скайпы, но просто так там в сети никто не сидит. Сыну телефон нужен для работы – он отвечает за трудников, приезжающих со всех концов страны. Раз в год я к нему приезжаю и живу в монастыре неделю. Внешне Сергей стал сдержаннее. Очень немногословен, сам не начинает разговор, он слушает и отвечает на твои вопросы. И у меня бывает полное ощущение, что я как на исповеди. Его слова очень авторитетны и важны для меня, хотя мы не всегда соглашаемся друг с другом. Когда я бываю в монастыре, ко мне подходят молящиеся и благодарят меня за сына, многие там его знают. И они, верующие, считают, что я очень счастливый человек. 

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания