Новости дня

19 июля, четверг






























18 июля, среда















Вдова Оскара Фельцмана: Если бы муж увидел, как со мной поступили, умер бы во второй раз

«Только звезды» №06-2018

Оскар Фельцман // Фото: Global Look Press
Оскар Фельцман // Фото: Global Look Press

Sobesednik.ru пообщался со вдовой Оскара Фельцмана Ниной Карановой и узнали, как их знакомство переросло в любовь.

«Ландыши, ландыши! Светлого мая привет...» – строки этой песни напевала вся страна, и они до сих пор живы в сердцах миллионов. 

На его знаменитых хитах «Черное море мое», «Огромное небо», «Венок Дуная», «На тебе сошелся клином белый свет» выросло не одно поколение. 

Никто и подумать не мог, что всегда улыбающийся и приветливый музыкант прятал свою боль о сыне...  

«Называла его «роднуленька»

Нина Каранова и Оскар Фельцман встретились, когда у каждого за плечами был свой жизненный багаж.

– Я врач-стоматолог, – рассказывает 93-летняя вдова музыканта Нина Васильевна. – Все композиторы и  члены их семей ходили ко мне лечить зубы. Так мы познакомились и с Оскаром Борисовичем. Также я хорошо общалась с его первой супругой Евгенией Кайдановской (окончила дирижерско-хоровой факультет Московской консерватории. – Авт.). Она знала, что я очень тепло отношусь к ее мужу. В то время она тяжело болела, и я делала ей уколы. Евгения Петровна как будто предчувствовала, что скоро уйдет из жизни, и однажды сказала мне: «Помогай Оскару». К тому времени я уже овдовела, поэтому была свободна. Вскоре Кайдановской не стало (в 2000 году. – Авт.), и она, таким образом, как бы передала его мне на поруки.

Сам Оскар Борисович, как творческий человек, был не приспособлен к быту. 

Слева направо: Оскар Фельцман, Евгения Кайдановская и диктор Центрального телевидения СССР Светлана Моргунова
Оскар Фельцман, Евгения Кайдановская
и диктор Центрального телевидения СССР Светлана Моргунова
// 
Фото: архив редакции

– После смерти супруги ему, видно, пришлось тяжело...

– Однажды утром Фельцман мне позвонил: «Нина, скажи, пожалуйста, как варить манную кашу?» Я ему рассказала, что нужно взять кастрюлю, влить молоко, немножко водички. Когда все закипит, необходимо медленно всыпать манную крупу. И все время помешивать, чтобы не было комочков. На что он мне ответил: «Наверное, не смогу этого сам сделать...» Мы жили на одной лестничной клетке, поэтому мне не составило труда прийти к нему и помочь приготовить завтрак. На следующее утро я у себя дома сварила кашу и принесла ему. Когда Оскар Борисович меня провожал до дверей, то остановил: «Нина, хочу, чтобы ты осталась со мной». Я этим была огорошена и ничего ему не ответила. Потом он еще и еще раз мне звонил. Дальше – больше. И мы сблизились.

– Вы любили его?

– Очень сильно. Не жалела себя, всю энергию отдавала ему. Можно сказать, что продлила его жизнь на многие годы. Он расцвел со мной. Четырнадцать лет мы прожили душа в душу. Никогда ничего не просила у него. У нас и речи тогда  не было, чтобы мы официально зарегистрировали отношения. Просто жили в гражданском браке и наслаждались жизнью. Возможно, надо было сделать все, как полагается.

– Нина Васильевна, а Оскар Борисович вам объяснялся в любви?

– Было восьмое марта, и он сказал, чтобы я взяла деньги и что-нибудь себе купила. На что я ответила, что мне ничего не нужно. Тогда Фельцман взял фотографию, на которой были мы на отдыхе за городом, и написал: «Нинуля, ты для меня самая дорогая, у меня никого нет, кроме тебя. Люблю тебя не только восьмого марта, но и все дни». И подписался: «Оскар Фельцман, вернее роднуленька». Так я его называла.

Роковые «Ландыши»

– Кто бы мог подумать, что выпускник Московской консерватории имени П. И. Чайковского Оскар Фельцман вдруг станет писать шлягеры... 

– В консерватории его учили серьезной музыке, и он не думал, что будет заниматься чем-то иным, кроме классики. Однажды приятель пригласил его в оперетту. Фельцману так понравилось представление, что он решил посвятить себя так называемому легкому жанру, то есть песне. Он вообще очень скрупулезно относился к тексту. Для него каждое слово было на вес золота. Конечно, не могу не сказать, что современная эстрада удручала его своей бессмыслицей. Когда Оскара Фельцмана спрашивали, какая его песня самая лучшая, то он отвечал: «Они все у меня хорошие». Он сравнивал себя с многодетной матерью, которая одинаково сильно любит каждое свое чадо. Однако кто бы мог подумать, что легендарная песня «Ландыши» сыграет с композитором злую шутку...

– Какую?

– У правительства была задача: найти какую-либо пошлость в любом произведении художника, композитора или писателя. Как сказал Оскар Борисович, один из композиторов намекнул: мол, посмотрите у Фельцмана «Ландыши»! Якобы это произведение чуть ли не подрывает устои советской власти. Что же в ней такого нашли? Радостная, веселая, майская. За нее Оскара Борисовича ругали целых 23 года! И он очень сильно переживал. А сейчас ни один весенний праздник без нее не обходится...

Музыкант ценил дружбу с поэтом Робертом Рождественским
Музыкант ценил дружбу с поэтом Робертом Рождественским
// Фото: архив редакции

Пропасть между отцом и сыном

– У композитора ведь есть сын – известный американский пианист Владимир Фельцман. Как складывались их отношения? 

– Владимир закончил Консерваторию имени Чайковского и эмигрировал в США, так как его первая супруга Анна туда уехала вместе с родителями и братом. Как-то Оскар Борисович мне рассказывал, как он с женой, будучи уже в пожилом возрасте, поехал в Америку навестить сына. Но Анна и Владимир сразу нашли отговорки, чтобы с ними не оставаться. Фельцман понял, что ему не рады, они с Евгенией Петровной поменяли билеты и через несколько дней улетели домой. Вот так сыночек «встретил» отца. Между ним и сыном не было ничего общего, кроме фамилии. За два года до ухода Оскара Фельцмана из жизни Владимир со своим сыном Даниилом (занимается недвижимостью. – Авт.) приехал в Россию и попросил ключи от квартиры отца. Тогда я спросила у него: «Кто же будет ухаживать за Оскаром Борисовичем?» Он ничего не ответил. Дал несколько концертов и на следующий день улетел обратно. Даже не остался, чтобы поговорить с отцом... Просто побыть с ним.

– Видно, эти волнения сказались на здоровье Оскара Борисовича? 

– В первом часу ночи он проснулся и сказал, что у него болит живот. Мы не знали, в чем дело, и я вызвала скорую помощь, хотя он не хотел. Ему поставили капельницы, потом резко упало давление. Сказали, что его нужно госпитализировать в реанимацию. Фельцман отказывался ехать... Врачи пробыли у нас пять часов, потом утром уехали. Вскоре приехала следующая бригада. И его уже забрали в кремлевскую больницу. Доктор позвонил и сказал, что он подключен к аппарату искусственного дыхания. Без пятнадцати три раздался звонок из больницы. Мне сообщили, что медики предпринимали все усилия, но спасти Оскара Борисовича не удалось. Для меня это был невероятный шок! До сих пор не могу оправиться, несмотря на то, что прошло пять лет. 

– А сын так к отцу и не приехал?

– Владимир никогда не приезжал к отцу в тяжелые для него моменты. Когда же Оскара Борисовича не стало, то он прилетел с Даниилом, сразу же поменял замки в его квартире. Я даже не успела оттуда забрать свои вещи и взять что-нибудь на память о Фельцмане. Так как они большую часть жизни прожили в Америке, то у них и менталитет сформировался местный. И для таких людей не существует человеческих отношений, для них самое главное – деньги. Они продали четырехкомнатную квартиру Оскара Борисовича. Даже спасибо мне не сказали за папу... Что стало с его бумагами и черновиками – не знаю... Если бы он был бы жив и видел, как они поступили со мной, то умер бы во второй раз.

– Нина Васильевна, а как вы сейчас себя чувствуете? 

– Все обострилось в результате стресса. Стала плохо ходить. На улице не бываю, еле-еле передвигаюсь с палочкой по квартире. Ко мне приходит помощница из собеса и помогает сиделка, потому что одна не могу себя обслуживать.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!