Новости дня

24 июня, воскресенье

























23 июня, суббота















22 июня, пятница





Что происходит на съемках сериала "Склифосовский"

«Только звезды» №04-2018

Фото: из личного архива Сергея Хрусталева
Фото: из личного архива Сергея Хрусталева

Актер театра и кино Сергей Хрусталев рассказал Sobesednik.ru о деталях съемок популярного сериала «Склифосовский».

– В последние годы на российских каналах очень популярны сериалы на медицинскую тематику. Мне посчастливилось сняться в некоторых из них. Пожалуй, самый знаменитый и популярный – «Склифосовский», который вот уже шесть сезонов радует своих поклонников. 

Я снимался в этом сериале как раз в шестом сезоне. Играю отца (моего персонажа зовут Громов), в которого стрелял его родной сын. Естественно, попадаю в Склиф, где меня поднимают на ноги самые лучшие врачи. Моим «лечащим врачом» был замечательный артист Александр Сирин, его персонаж – Хромов. Я – Громов, мой врач – Хромов, гениальная идея сценаристов. Многие задают мне такой вопрос: съемки сериала «Склиф» проходили в настоящей больнице им. Склифосовского?

Я отвечаю: нет. Бюджет сериала вполне позволял построить павильон и заниматься творчеством в специально отведенном для этого месте. 

Так вот... о смешной истории, которая произошла со мной на съемочной площадке.

Те, кто постоянно смотрит этот сериал, знают, что авторы и режиссер очень любят показывать правду жизни, я имею в виду, когда крупным планом кровь, раны и то, что происходит на операционном столе. Естественно, это все не настоящее, но благодаря гримерам и реквизиторам на экране смотрится натурально. 

Так вот, артист Хрусталев сидит в гримерке и ожидает своего выхода на площадку. Мне предстояла съемка в операционной, где мой герой лежит на столе и ему должны вынуть пули из живота. Я пью свой кофе, вторую чашку. Раздается команда по рации, что актеров, занятых в сцене операции, просят пройти на площадку. Залпом допиваю свой кофе и двигаюсь в сторону павильона. 

Меня встречают гримеры и реквизиторы, укладывают на операционный стол – и... началось! Дело в том, что чашка кофе действует на мой организм ровно так же, как на вас, уважаемые читатели, действуют пиво, арбузы и т.д. 

Благодаря гримерам и реквизиторам на экране все смотрится натурально
Благодаря гримерам и реквизиторам на экране все смотрится натурально
// Фото: из личного архива Сергея Хрусталева

Гримеры начинают подготовку, а я чувствую начальные позывы... Ну, думаю, ладно, всего две коротенькие сцены, между ними будет перерыв, и я расслаблюсь.

Лежу на спине, мне на живот кладут большой силиконовый квадратный муляж живота, примерно 50 на 60 см, посередине разрез, в который начинают закладывать силиконовые кишки и всякие внутренности. Естественно, они давят мне на живот, а желание мое сходить в туалет все усиливается! А съемка еще и не думала начинаться! 

Лежу, краем глаза наблюдаю за тем, что вытворяют со мной гримеры, стараюсь думать о чем-то хорошем, но у меня это плохо получается. Наконец-то кишки уложены, гримеры начинают заливать в них «кровь». В это время режиссер Юлия Краснова принимает решение снимать две сцены подряд, через техническую паузу. 

И вот наконец долгожданная команда режиссера: «Мотор!!! Начали!!!»

Один дубль сменяет другой, за ним и третий. Сцена, которую мы снимали, на экране должна была пройти примерно за 45 секунд. Кажется, что там снимать! Но так могут думать только простые обыватели, ничего не понимающие в кино! 

Я понимаю, что мое терпение подходит к концу, но по своей природной интеллигентности я не могу сказать: «Уважаемые господа, позвольте мне сделать маленькую паузу, так как мне приспичило». Я по сцене должен быть под наркозом, то есть лежать абсолютно расслабленным, но с каждой минутой, да нет, пожалуй, уже секундой я теряю терпение...

Фото: из личного архива Сергея Хрусталева

И вот наконец команда режиссера: «Стоп, снято! Перестановка камер, снимаем детали!»

Я понимаю, что вот он – мой шанс! Говорю гримерам, что мне надо отойти. Но их ответ поверг меня в шок:

– Сережа, потерпи, разобрать тебя – большая проблема.

И все уходят. А я остаюсь лежать! Друзья мои, кто-нибудь из вас понимает, что я тогда чувствовал? Через некоторое время съемка во-зобновляется. 

Свет горит, камера работает, режиссер командует: «Мотор! Начали!» И тут оператор говорит волшебные слова, что ему надо заменить аккумулятор в камере. 

Всё, это была последняя капля! Я очень громко сказал, что очень хочу в туалет!!! Гримеры смилостивились, приподняли всю силиконовую конструкцию, лежавшую на мне. Я  кое-как вылез, чтобы не расплескать свое содержимое, и пулей полетел в туалет. 

Друзья мои, через минуту я был самым счастливым человеком на земле! Далее сцену мы отсняли очень быстро и качественно.

Помните эту знаменитую фразу из «Кавказской пленницы» – «Короче, Склифосовский!» Обычно ее произносят, чтобы прервать чью-то затянувшуюся речь. Можете себе представить, насколько она для меня в тот день была актуальной?!

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания