Новости дня

22 июня, пятница










































21 июня, четверг



Драматурги-рейдеры? Театр Вахтангова отбивается от атак Юрия Полякова

«Собеседник» №04-2018

«Евгений Онегин» Римаса Туминаса – один из самых популярных спектаклей России // Фото: Театр имени Вахтангова
«Евгений Онегин» Римаса Туминаса – один из самых популярных спектаклей России // Фото: Театр имени Вахтангова

Ура-патриоты развернули атаку на театры с целью влиять на их репертуар в соответствии со своим вкусом и понятиями.

После очередной серии недружелюбных высказываний директор и главные звезды-вахтанговцы (Этуш, Маковецкий, Князев, Тумайкина) написали Полякову открытое письмо. Артисты театра, ставшего с приходом Римаса Туминаса, пожалуй, лучшей драматической площадкой в России, отказываются называть писателя уважаемым, считают его «тенденциозно и агрессивно настроенным», «занятым исключительно самопиаром» и обвиняют во лжи.

Как выяснил «Собеседник», за активностью Полякова может скрываться желание писателя стать главным драматургом России, в том числе осваивать финансовые потоки из Минкульта. А с учетом его общественных воззрений и статуса (глава Общественного совета при министерстве) угадывается и стремление ура-патриотов влиять на репертуар ведущих театров (а заодно и кинотеатров) страны в соответствии со своим вкусом и понятиями.

Цитаты Юрия Полякова

На что обиделись вахтанговцы

«Может ли современная Россия не интересовать выдающегося литовского режиссера Римаса Туминаса, гражданина страны, пребывающей с нашим отечеством в непростых геополитических отношениях? Вполне. Он имеет на это право. Имеем ли мы, граждане РФ, право удивляться тому, что наша жизнь по барабану худруку русского государственного академического театра Римасу Туминасу? Тоже имеем право. Более того, мы имеем право такое отношение к нам расценить как профессиональную непригодность». («Литературная газета», 2015)

«Туминас в своей трактовке русской классики (современную нашу драматургию он вообще не ставит) порой делает вещи непозволительные... Особенно меня задела сцена, где, произнося авторский текст: «Татьяна (русская душою…)», – актер указует перстом на свой детородный орган... Я воспринял это как откровенную русофобию и написал: г-н Туминас, видимо, полагает, что русская душа помещается не в том месте, где литовская». (О спектакле «Евгений Онегин». «Литературная газета», 2015)

«Я поинтересовался у художественного руководителя Римаса Туминаса: «Вам не интересна современная Россия как гражданину Евросоюза? Тогда зачем вы работаете в русском театре?» Обиделся». («Крымская правда», 2018)

Юрий Поляков
Юрий Поляков // Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

Юрий Поляков: В суровые времена доверять следует не всем

– Это довольно глупая история, – прокомментировал «Собеседнику» скандал Юрий Михайлович. – Мы уже после «обмена любезностями» договорились не выносить эту историю в СМИ. Но я от своих слов не отказываюсь. И сегодня написал бы то же самое, ибо уверен: «театральная кафедра» традиционно имеет у нас в отечестве такое влияние на умы и души, что доверять ее следует людям, горячо приверженным нашим национальным ценностям. Особенно теперь, в суровые времена импортозамещения.

А за «Козленка» ответите

За словами писателя о суровых временах импортозамещения, как выяснилось, может скрываться банальная личная обида.

– Два с половиной года назад, когда Минкульт присоединил к нам, к Вахтанговскому театру, Театр имени Рубена Симонова, мы отказались забирать к себе в репертуар шедшую там пьесу Полякова «Козленок в молоке», – рассказал нам источник в театре, попросивший не называть его имя. – Даже если не говорить о качестве, этот спектакль поставили 20 лет назад и он, конечно, устарел. Но Поляков пытался надавить на руководство через Минкульт – звонил сам министр, спрашивал, отчего наш театр не хочет брать «Козленка в молоке». Мы объяснили, что это архаика и вообще не соответствует уровню Театра Вахтангова. И вдруг через две недели со стороны Полякова начинаются на нас наезды. Сначала его абсурдные фантазии «ниже пояса» о Татьяне в «Евгении Онегине», потом негатив в целом про театр, потом на каком-то радио он разругал нашу репертуарную политику, потом еще и еще. Поэтому театр и написал письмо.

Вместе с тем пожаловаться на ущемление своих драматургических интересов Юрий Поляков не может. Спектакли по его пьесам идут в театрах: «Чемоданчик» и «Хомо Эректус» – в Театре сатиры, «Золото партии», «Как боги», «Грибной царь» и «Контрольный выстрел» – в МХАТе имени Горького, «Он. Она. Они» – в «Модерне», «Одноклассники» – в Театре Российской армии. Два года назад в Москве прошел фестиваль «Смотрины», полностью состоящий из пьес Полякова. 

– Я получил на «Смотрины» грант в 2 миллиона рублей, а вот Фонд кино трижды отвергал заявки на экранизацию моих пьес, – признался нам Юрий Поляков. – Так что баловнем я не являюсь. 

Евгений Князев: Римаса Туминаса долбают и в Литве, и в России

– Я подписал это письмо, потому что мне не понравилась фраза Юрия Полякова о том, что Римас Туминас не любит русскую классику, – сказал «Собеседнику» Евгений Князев, народный артист России и ректор Щукинского училища. – Это неправда. Мало того что его там, на родине, долбают, извините, за то, что он работает в России, так еще и мы здесь будем его долбать, вместо того чтобы его защитить и поберечь?! У меня с Юрием Михайловичем всегда были хорошие отношения, но фразы о том, что Туминас что-то себе позволяет, потому что он «человек Евросоюза», мне, конечно, не нравятся. В этом нет абсолютно ничего плохого! «Русскую литературу не любит»? Но те, кто видел в нашем театре «Евгения Онегина», или «Маскарад», или «Бег», или «Дядю Ваню», или «Бесов», или «Анну Каренину», понимают, что это, мягко говоря, неправда. В действительности все наоборот и большей чуткости и бережного отношения к русской литературе я не встречал. В «Евгении Онегине» Туминаса я вижу и узнаю именно то, что я читал. Это чистый Пушкин. За что его преследовать? За то, что он держит на таком высоком уровне русский театр? Для меня это все очень тяжело. 

Евгений Князев
Евгений Князев // Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

Гильдия научит Родину любить

Юрий Поляков, будучи председателем Общественного совета при Минкульте, в декабре 2017 года стал еще и главой Гильдии драматургов России и в этом качестве планирует активно сотрудничать с театрами. Писатель считает, что в российском театре сейчас кризис и связан он как раз с отсутствием там хорошей современной драматургии. 

– По-настоящему качественно написанная пьеса – огромная редкость сегодня, нам надо возрождать качество драматургии, – сказал «Собеседнику» Поляков. 

Как утверждает источник, близкий к Минкульту, Гильдия драматургов собирается получить от министерства грант для развития своей деятельности – в частности для разработки сайта, для конкурсов и продвижения драматургов. В театральном сообществе высказывают опасения, что гильдия Юрия Полякова, имея официальный статус при ведомстве Мединского, может претендовать на своего рода кураторство над театрами в плане репертуара. Вступив в должность, Поляков публично заявил, что гильдия совместно с Минкультом в ближайшее время соберет совещание с завлитами российских театров – для того чтобы прояснить важность правильной репертуарной политики.

– Если Министерство культуры пришлет Театру Вахтангова приглашение, то тогда мы рассмотрим это предложение и решим, стоит ли нам участвовать в таком совещании, – сказал «Собеседнику» директор Театра имени Вахатнгова Кирилл Крок.

– Юрий Поляков, возглавив Гильдию драматургов, кажется, серьезно собирается влиять на репертуар театров...

– Флаг в руки и барабан на шею! – не сдержал эмоций Крок. – С моей точки зрения, это абсурд. Можно влиять на что угодно, только не на творчество. Когда я все это слышу, у меня складывается впечатление, что эти люди остались в глубоком совковом прошлом. Сейчас режиссер сам решает, что ему ставить, а не завлит. По уставу театра художественную политику он определяет, а у завлита роль консультативная.

«Стена» – выдающееся произведение?

Председатель экспертного совета фестиваля «Золотая маска – 2018», театральный критик Наталия Каминская рассказала «Собеседнику» о предыстории конфликта Юрия Полякова и Римаса Туминаса, о появлении пьесы Мединского в репертуаре Малого театра и о том, насколько далеко зашло давление государства.

Римас Туминас
Римас Туминас // Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

– Прямого давления и диктата со стороны государства на репертуар театров пока нет. Но происходит ряд явлений, которые очень настораживают. Например, недавно из недр Министерства культуры вышло то ли пожелание, то ли распоряжение – обязать театры ставить современную драматургию. У нас большинство театров и так ставят новые тексты, в том числе Театр имени Вахтангова, а такая обязаловка ни к чему хорошему привести не может. К плохому же приведет очень быстро.

 Это распоряжение подозрительным образом совпало с активизацией деятельности господина Полякова. Он много рассуждает о том, что к современной пьесе нет внимания, но на самом деле все просто: подразумевается, что нет внимания к его драматургии. А это несколько разные вещи. Не будем сейчас говорить о качестве его творений, но какое-то количество театров просто не хотят ставить его пьесы, и их мотивы абсолютно понятны. 

Другое дело, что Юрий Поляков является сейчас главой Общественного совета при Минкульте, и становится ясно, с чьей подачи министерство намечает свои нововведения. 

Параллельно происходит еще одна история, также связанная с г-ном Поляковым. Существующий еще с советских времен журнал «Современная драматургия» в этом году лишился финансирования из того же источника (Минкульт. – Ред.). Единственный в стране журнал, который печатает новые пьесы. Он рассылается по стране и по всем театрам. Сейчас издание под угрозой закрытия. В это же время на очередном заседании Общественного совета при Минкульте объявляется, что г-н Поляков основывает новый журнал – «Драматургия и жизнь». Наверное, даже ребенок способен связать одно событие с другим.

– У конфликта Полякова и Туминаса, говорят, давняя история…

– Да, нападки начались давно. Больше десяти лет назад на канале «Культура» Поляков вел программу «Контекст». Как раз тогда на сцене Вахтанговского театра Туминас поставил французскую современную пьесу «Ветер шумит в тополях», действующими лицами которой были ветераны войны. И вот Поляков на большую аудиторию говорит: мол, почему этот литовский режиссер не интересуется русскими пьесами? почему его интересуют французские ветераны, а не наши? Критики, которые были у него на эфире, ответили ему так, как нужно, а один из них даже сказал: «Видимо, дело в том, что его не интересуют ВАШИ пьесы». Поляков впоследствии не раз упирал на то, что Туминас чужак, не русский, что его совершенно не интересуют русская история и российские реалии, поэтому он, дескать, уродует нашу классику.

Заявлениями и мнениями дело не ограничивается. Совсем недавно печально известный Институт Лихачева занимался тем, что проверял театральные постановки, в частности по произведениям Пушкина, «на идентичность автору». Это полный абсурд. Любой хороший филолог вам скажет, что оригинал и его постановка – совершенно разные вещи. Театр – это всегда интерпретация и вообще самостоятельный вид искусства, никакой идентичности оригиналу здесь быть не может. В отчете института в числе «плохих и вредных» постановок Пушкина был и «Евгений Онегин» Туминаса.

– Тот самый спектакль, награжденный массой театральных премий?

– И награжденный, и объехавший весь мир, высочайшего уровня, серьезнейший спектакль. То есть все это на самом деле глупость, невежество, к тому же дурно пахнет. Желание начать регулировать репертуарную политику во всех театрах, обязать их ставить какой-то процент современных пьес – из этой же серии. Абсолютно дремучее, волюнтаристское решение. Тревожно.

– Зато вот Малый театр, специализирующийся на классике, вдруг объявил о том, что поставит спектакль по роману Мединского «Стена». Прогиб будет засчитан?

– Хочется надеяться, что это единичный случай, который не зачеркнет все остальное, что делает Малый театр. Репертуар у них качественный. В их истории случались подобные прогибы и при советской власти. Это один из главных федеральных театров, и, видимо, они испытывают дополнительное давление. Хотя РАМТ и МХТ тоже федерального подчинения, но почему-то они ведут несколько другую репертуарную политику. Впрочем, возможно, в Малом театре считают, что «Стена» – выдающееся произведение современной литературы?

Цифра

65% доходов федеральных театров составляют госдотации. Спонсорские вложения — около 13%. Собственные заработки Мельпомены не превышают четверти их бюджета.

Малый пошел по-большому

История с включением в репертуар легендарного Малого театра спектакля по книге Мединского «Стена» о Смутном времени поначалу была окутана тайной. В самом театре как будто стеснялись признавать тот факт, что начали работать с «современной драматургией» непосредственного начальника. Когда артисты на условиях анонимности все-таки раскололись в разговорах с журналистами, очевидное признали и худрук Юрий Соломин, и министр культуры. Правда, театр пока никак не может нащупать правильный сценарий, а это важно: очаровав начальство, Малому вряд ли захочется его потом огорчить «неправильной» постановкой.

Тем более что такое уже было – правда, не с театром, а с кино. Режиссер Дмитрий Месхиев попал в щекотливую ситуацию, когда в 2016 году экранизировал роман Мединского, но в итоге не угодил: результат большому начальнику настолько не понравился, что тот потребовал убрать свою фамилию из титров.

Г-н Мединский, очевидно, испытывает в связи с интересом Малого театра противоречивые чувства: ему и приятно, и неловко. Он сообщил, что откажется от авторского гонорара, так как театр находится в подчинении Минкульта. Впрочем, иллюзий, что Владимир Ростиславович хотел использовать свое положение исключительно для материального удовлетворения, и не было. Для министра это прежде всего удовлетворение амбиций, связанных с личным хобби – увлечением историей и навязыванием обществу собственных воззрений.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №04-2018 под заголовком «Драматурги-рейдеры».

Теги: Мединский

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания