Новости дня

23 июля, понедельник

22 июля, воскресенье
























21 июля, суббота




















"Если вдруг мне предложат "заслуженного журналиста", я откажусь"


Владимир Познер // фото: Екатерина Цветкова / Global Look Press
Владимир Познер // фото: Екатерина Цветкова / Global Look Press

Владимир Познер — о планах «реформы» премии «ТЭФИ» со стороны Телеакадемии и о звании «заслуженного журналиста».

Михаил Швыдкой, председатель Совета учредителей некоммерческого партнёрства «Комитет индустриальных телевизионных премий» (с 2014 года являющегося организатором национального телеконкурса «ТЭФИ»), объявил о том, что уже к весне будет изменена система голосования за победителей премии «ТЭФИ». Сама же церемония состоится в октябре, и в принципе отныне будет проходить осенью. Новая, «более объективная», методика голосования, по словам Швыдкого, будет разрабатываться вместе с математиками и специалистами теории игр из МГУ.

Поможет ли все это «ТЭФИ» стать действительно объективной? Sobesednik.ru обратился за разъяснениями к создателю «ТЭФИ» Владимиру Познеру:

— Знаете, демократичность процедуры не имеет никакого отношения к математикам, — считает известный тележурналист. — Существует Академия российского телевидения, членами которой являются 500 человек, работающих в той или иной области телевидения. В прежние годы работы Академии все они числились по секциям и соответственно участвовали в голосовании по тем номинациям, в которых они специалисты. Операторы — по операторам, например, и так далее. Таким образом определялись финалисты в каждой группе. Хотя голосовали, к сожалению, не все телевизионные профессии, что неправильно.

Все это, может, было и несколько громоздко, но тем не менее: телевидение — искусство (если это искусство) синтетическое, и свою лепту в программу вносит каждый специалист. Поэтому следовало бы сделать так, чтобы рассматривались все телевизионные профессии и лучшим вручались бы «ТЭФИ». Должны были бы, по идее, голосовать все 500 с лишним человек, как это раньше делалось у нас и как это делается во всех тех странах, где есть национальные телевизионные премии. Конечно, и в этом случае субъективный фактор сказывается, и это всегда будет: скажем, определить лучший сериал абсолютно объективно — это все равно что пытаться определить, кто лучше — Толстой или Достоевский.

— То есть надо бы вернуться к тому, что было?

— Мне кажется, что это было бы самым правильным. Конечно, было не идеально. Одни жаловались на то, что слишком много академиков — это представители Первого канала и поэтому они голосуют не только по профессиональным критериям, а еще и исходя из корпоративных соображений. Я помню, что мы даже тогда договорились, что голосовать будет равное количество и от «Первого», и от «России», и от НТВ... На самом деле это глупости, потому что такой подход означает подозрение, что люди голосуют не по убеждениям, а по указу начальства. Я считаю, что отдельные случаи такие могут быть, но так голосует вовсе не большинство академиков.

В общем, такой способ голосования — сначала по специальностям, а потом всеобщее голосование по основным финалистам (за лучший сериал или лучшую программу новостей, я полагаю, могут голосовать все) с обсуждениями и дискуссиями, — это наилучший, думаю, способ из всех возможных. Как говорил Черчилль, в демократии много несовершенства, но это лучшее, что пока придумано.

— Ну, от нынешнего руководства «ТЭФИ» пока не прозвучало ничего похожего на ваши слова и вообще ничего конкретного.

— Поскольку все изменения, что произошли с «ТЭФИ», были связаны с личным недовольством тех или иных людей и человеческий фактор тут сыграл решающую роль, все очень осторожны в высказываниях, в том числе и Михаил Ефимович [Швыдкой]. Я — такой же академик, как остальные, — могу быть не столь осторожным, но если бы я сегодня был президентом, наверное, я бы тоже высказывался более деликатно. Этого требует должность.

— А вот, кстати, в связи с последней «ТЭФИ» телеведущий Владимир Кара-Мурза — старший сказал, что надо бы вернуть Познера в руководство телепремии. Может, тогда «ТЭФИ» вернула бы себе авторитет и достоинство, утраченные за последние годы. Как вы отнеслись бы к такому повороту?

— Это сложный вопрос. Конечно, мне приятно слышать, что кто-то из моих коллег считает, что мое возвращение в должности президента поднимет авторитет «ТЭФИ». Но как бы я поступил, если бы мне это предложили, мне трудно сказать. С одной стороны, я очень болею за телевидение. На самом деле. Я являюсь одним из тех, кто придумал Академию, я почти 14 лет ее возглавлял, и мне далеко не безразлично все то, что произошло, и то, что происходит. И у меня есть понятие долга. Если меня убедили бы, что это очень важно и нужно, то, может быть, скрепя сердце я бы и согласился.

Владимир Познер на пресс-конференции по случаю вручения «ТЭФИ-1997» // фото: Наталья Логинова / Global Look Press

Но на самом деле мне бы этого не хотелось. Во-первых, нельзя дважды вступить в одну и ту же воду. А во-вторых, у меня очень много работы, и я не могу быть свадебным генералом. Если я президент, что я должен этим серьезно заниматься, сократившись в чем-то другом. Так что, скорее всего, я бы сказал «нет». Меня надо было бы очень сильно убедить, что это совершенно необходимо, чтобы я согласился. Впрочем, я говорю это совершенно теоретически, потому что абсолютно не думаю, что это все будет.

— На сайте «ТЭФИ» сообщается, кстати, что вскоре может возникнуть и звание «Заслуженный журналист». Кого, интересно, могут предложить в победители в 2018 году?

— Я могу сказать, что я противник этого звания. Я вообще считаю, что это очень сильно попахивает советским прошлым — «заслуженный шахтер», «заслуженный летчик», заслуженный то и сё. Это, на мой взгляд, абсолютно бессмысленно. Нигде в мире этого нет. Раньше, я понимаю, это давало «заслуженным» некие блага — им можно было получить квартиру бо́льшей площади, чем «незаслуженным». Сегодня это пустое, ненужное и, я бы сказал, даже вредное предложение, которое приводит к ненужному внутреннему напряжению и к зависти. И, конечно, политические моменты обязательно будут учитываться. И я вам скажу больше: если бы вдруг — я уверен, что этого не будет, — но если вдруг мне это предложат, я откажусь. Я заранее говорю: я откажусь. Потому что я абсолютный противник подобного дела.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!