Новости дня

15 ноября, четверг













































Фото с историей. 1981 год: Как Питер Устинов в Ленкоме попал за стол

«Собеседник» №48-2017

Григорий Горин, Марк Захаров, Питер Устинов, Людмила Поргина, Всеволод Ларионов и другие ленкомовцы // Фото: Валерий Плотников
Григорий Горин, Марк Захаров, Питер Устинов, Людмила Поргина, Всеволод Ларионов и другие ленкомовцы // Фото: Валерий Плотников

В конце 1981 года в СССР встречали Питера Устинова. Он пришел на спектакль в Ленком и оказался за праздничным столом.

Удивительную актерскую компанию запечатлел фотограф Валерий Плотников.

Бокал на голове

В тот вечер 25 ноября давали знаменитого «Тиля» – знаковую постановку, с которой фактически началась новая эра Ленкома. Поэтому на снимке Плотникова – практически весь актерско-авторский состав во главе с Марком Захаровым. Сам фотограф говорит, что приехал снимать спектакль, но камера неожиданным образом пригодилась и за кулисами.

– Все, кто смотрел «Тиля» на сцене Ленкома, помнят феерическую мощь и энергию этой постановки! – рассказывает Плотников. – Тогда все увидели, что человек может ходить буквально по потолку и по кулисам. Я имею в виду Николая Караченцова с его невероятной пластикой. Я только раз еще видел нечто подобное, когда учился во ВГИКе – у Николая Губенко. Но у него не было таких ролей, а у Коли Караченцова был Тиль.

После спектакля актеры остались, потому что знали о намечающемся застолье. Не в курсе были только два его будущих участника – Валерий Плотников и Питер Устинов. Великий британский актер в то время был невероятно популярен как исполнитель роли Эркюля Пуаро, хотя этим его работа в кино и театре, конечно, не ограничивалась: к 1981 году Устинов уже был обладателем двух «Оскаров» – за роли в «Спартаке» и комедии «Топкапи» – и массы других мировых наград. В Театре Моссовета шел спектакль «На полпути к вершине», поставленный Павлом Хомским по пьесе Устинова.

– Интеллигентные люди, конечно, знали, кто такой Питер Устинов, – вспоминает Валерий Плотников. – Я рад, что был в тот вечер с камерой, хоть и без света. Пришлось исхитриться и соорудить его с помощью тех ламп, что нашлись в гримерке. Когда люди расселись, я залез на стремянку, чтобы все были видны на снимке. Вроде бы получилось. Только у Инны Чуриковой, как потом выяснилось, на голове «вырос» бокал. Отмечали, кажется, день рождения, вот только не помню, чей.

«Он читал нам Пушкина»

А поздравляли в тот вечер актрису Людмилу Поргину, жену Николая Караченцова, – накануне, 24 ноября, у нее был день рождения. Пока шел спектакль, в комнату по соседству с гримеркой Караченцова – она считалась в театре «дежурной по вечеринкам», потому что шире остальных – принесли столы и накрыли их. На столе – водка, шампанское, коньяк, яблоки, конфеты, заливная рыба, «канапчики». Всё – из знаменитого артистического буфета Ленкома, где, говорят, достать можно было что угодно.

– Мы всегда отмечали праздники очень весело, – вспоминает Людмила Поргина. – Ставили столы в этой гримерке или прямо в замечательном ленкомовском фойе, накрывали тем, что готовилось у нас же, и устраивали капустники. Так было и на 8 марта, и на Новый год, и по каким-то отдельным поводам. Например, когда англичане закончили снимать у нас фильм «Юнона и Авось», тоже был капустник – читали стихи Вознесенского, хохмили, пели, танцевали. Такая была традиция. У актеров же всё в театре – в театре мы играем, в театре с нами прощаются. А в тот раз, когда Валера Плотников сделал это фото, мы собирались просто посидеть по случаю моего дня рождения. Вдруг Марк Анатольевич (З­ахаров. – Ред.) сказал: «Сейчас зайдет Питер Устинов поблагодарить за спектакль». Мы обрадовались: «Замечательно! У нас уже накрыт стол!» Устинову предложили присоединиться, и он ответил: «Да, с удовольствием». Оказался приятным человеком, очень простым в общении.

Людмила Поргина вспоминает, что гость пил водку и много говорил – про свою семью, про русские корни, про работу, про роль Пуаро. Рассказал, что скоро появится очередной фильм о сыщике с ним в главной роли (картина «Зло под солнцем», вышла на экраны в 1982 году. – Ред.).

– Он очень хорошо говорил по-русски, – продолжает актриса. – Помню, даже читал нам Пушкина наизусть. В тот вечер мы долго сидели – и Гриша Горин, и Марк Анатольевич, и Питер не хотел уходить. Это было замечательное застолье, доброе и веселое. Устинов сказал, что спектакль ему очень понравился, что у них так не играют – так могут только русские. Признался, что даже прослезился в конце. Я сама видела этот спектакль, кажется, миллион раз. Всякий раз стояла за кулисами и, когда Инна Чурикова кричала: «Тиль, милый Тиль! Мое сердце сжалось в комочек!», начинала рыдать. Инночка и Коля были замечательные партнеры и играли необыкновенную любовь, которую ничто не может разделить – даже смерть.

«Я хотела, чтобы Коля всегда был с друзьями»

Снимок, который Валерий Плотников сделал 25 ноября 1981 года, он подарил потом Николаю Караченцову – фотография сейчас висит в квартире актера в Шведском тупике. Людмила Поргина повесила ее в кабинете мужа, когда тот вернулся домой после страшной автомобильной аварии, случившейся зимой 2005 года.

– До аварии в кабинете висел только его портрет из «Юноны и Авось», выполненный художником Сергеем Поляковым, – рассказывает она. – А когда Коля вышел из комы и мы вернулись домой, он сказал: «Я буду сидеть в кабинете один». Так он искал себя в своей новой физической форме. И тогда я решила повесить там фотографии, чтобы он все-таки был не один, а со своими близкими, с друзьями, с коллегами, в театре, на спектаклях. И все стены я завесила фотографиями. Эта, сделанная в тот памятный вечер, висит прямо над столом. Я на ней так смотрю на Колю... Почему? Потому что я очень его любила и люблю. И сейчас даже больше.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания