Новости дня

22 ноября, среда


































21 ноября, вторник











Александр Калягин намерен спасти репутацию театральной отрасли


Фото: Global Look Press

Председатель Союза театральных деятелей России (СТД) Александр Калягин не относится к «несогласным», никогда не держал фигу в кармане и супротив власти не выступал. Вот и открывая чрезвычайное заседание СТД, он первым делом призвал «не превращать заседание в политический митинг».

Но программные заявления Калягина выглядели довольно решительными. «Развернута кампания по дискредитации культурной сферы, тщательно продуманная, и которая ведется по нескольким направлениям», — сказал глава самой влиятельной театральной общественной организации России вполне в «митинговой» стилистике. Помимо «дела Серебренникова», беспокойство Калягина вызвало расследование Transparency International, в котором были вскрыты факты, когда худруки якобы сами выписывали себе гонорары.

И все же дело «Седьмой студии» — наиболее тревожное для театрального цеха событие. В СТД обескуражены, что многочисленные поручительства, которые были даны за подозреваемых, не возымели никакого эффекта. Они были «выброшены в корзину, как ненужные бумаги». Расширение списка подозреваемых за счет Софьи Апфельбаум еще больше вогнало режиссерско-актерский цех в состояние депрессии. «Софья Апфельбаум еще не преступница, ее вина не доказана, а молодая женщина, у которой дети, сидит в клетке. Смотреть на это невозможно. Она не совершила страшного преступления, никого не убила, и даже еще не доказано, что в ее деятельности были финансовые нарушения. Ее репутации нанесен урон, да что репутация — ее жизни нанесен такой удар, после которого трудно будет оправиться. Кто будет за это отвечать?» — восклицал на СТД Калягин. Глава Союза поднял вопрос о «нарочито публичной демонстрации неуважения к личности».

Калягин поручил создать рабочую группу, которая должна пересмотреть сложившиеся механизмы взаимодействия государства и творческих коллективов. Также он высказался за принятие закона «О культуре».

Театральная общественность понимает свои слабые места. Режиссер не может быть вне закона, он такой же гражданин. У режиссера, разумеется, не должно быть права воровать государственные деньги. Но мерить одной меркой чиновника и режиссера категорически неправильно. Вообще чем дальше развивается дело «Седьмой студии», тем больше аргументов в пользу того, что оно является заказным. Кто и зачем заказал — об этом мы наверняка узнаем, пока же версии циркулируют внутри культурной среды очень уверенно. И все это подрывает авторитет силовых структур и государства вообще в глазах творческой интеллигенции.

Так что скоро мы будем иметь дело с противостоянием не столько политическим, сколько социальным: люди с дубинками, хозяева железных клеток — против художников, которые все еще пытаются быть свободными. И наоборот. А закон — это лишь предлог. Закон — дело десятое.

Ждать ли теперь от режиссеров что-нибудь вроде «Следствие ведут знатоки»? Ждать ли нового Жеглова-Высоцкого? Или это все возможно будет тоже только под заказ за большие деньги и будет восприниматься в творческой среде как откровенное «штрейкбрехерство» и предательство?

Зачем силовики настраивают против себя людей столь влиятельных? Влиятельных не в смысле связей с большими денежными мешками (хотя и это тоже), а скорее влияющих на умы и души граждан. Если эти влияющие окончательно разочаруются в государстве и справедливой власти, мало никому не покажется.

Теги: Серебренников

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания